ВЫСШИЙ ХОЗЯЙСТВЕННЫЙ СУД РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ

26.05.2009 № 02-43/1215

О праве, применяемом к договорным обязательствам с участием иностранных лиц

Вопрос. Соответствует ли законодательству Республики Беларусь прощение нерезидентом долга резидента Республики Беларусь?

 

Ответ от 26 мая 2009 года № 02-43/1215. Ссылка на право, подлежащее применению к обязательствам, вытекающим из внешнеэкономического договора, в силу реализации принципа автономии воли сторон, может быть установлена непосредственно в тексте договора.

При этом необходимо учитывать, что согласно пункту 2 статьи 1093 ГК соглашение сторон о выборе права должно быть явно выражено или прямо вытекать из условий договора и обстоятельств дела, рассматриваемых в их совокупности.

В случае, если оговорка о применимом праве в соглашении сторон отсутствует, в соответствии с пунктом 1 статьи 1093 ГК право, подлежащее применению к гражданско-правовым отношениям с участием иностранных граждан или иностранных юридических лиц либо осложненным иным иностранным элементом, определяется на основании Конституции Республики Беларусь, ГК, иных законодательных актов, международных договоров Республики Беларусь и не противоречащих законодательству Республики Беларусь международных обычаев.

В соответствии с пунктом 1 статьи 505 ГК по договору контрактации производитель сельскохозяйственной продукции обязуется передать выращенную (произведенную) им сельскохозяйственную продукцию лицу, осуществляющему закупки такой продукции для переработки или продажи (заготовителю).

Договор контрактации является разновидностью договора купли-продажи.

Согласно пункту 1 статьи 1125 ГК при отсутствии соглашения сторон договора о подлежащем применению праве к этому договору применяется право страны, где имеет основное место деятельности сторона, являющаяся продавцом в договоре купли-продажи.

В соответствии с абзацем 2 пункта 1 статьи 1125 ГК при невозможности определить основное место деятельности стороны применяется право страны, где она учреждена, имеет место постоянного жительства.

Согласно пункту 3 статьи 1093 ГК, если невозможно определить право, подлежащее применению, применяется право, наиболее тесно связанное с гражданско-правовыми отношениями, осложненными иностранным элементом.

В случае определения права Республики Беларусь в качестве применимого обращаем Ваше внимание на то, что согласно статье 385 ГК обязательство прекращается освобождением кредитором должника от лежащих на нем обязанностей, если это не нарушает прав других лиц в отношении имущества кредитора.

В соответствии с частью 2 пункта 3 статьи 1 ГК правила, установленные гражданским законодательством, применяются к отношениям с участием иностранных граждан, лиц без гражданства, иностранных и международных юридических лиц (организаций, не являющихся юридическими лицами), иностранных государств, если иное не определено Конституцией Республики Беларусь и международными договорами Республики Беларусь.

Дополнительно обращаем Ваше внимание на разъяснение Высшего Хозяйственного Суда Республики Беларусь от 13 июля 2005 года № 03-24/1369 «О прощении долга в отношениях между коммерческими организациями», в котором указывается на следующие обстоятельства.

В соответствии со статьей 8 ГК юридические лица по своему усмотрению осуществляют принадлежащие им гражданские права. Отказ юридических лиц от осуществления принадлежащих им прав не влечет прекращения этих прав, за исключением случаев, предусмотренных законодательными актами.

Статья 385 ГК предусматривает, что обязательство прекращается освобождением кредитором должника от лежащих на нем обязанностей, если это не нарушает прав других лиц в отношении имущества кредитора (прощение долга). С прекращением обязательства погашаются обязанность должника и соответствующее право требования кредитора.

В соответствии со статьей 162 ГК в простой письменной форме должны совершаться сделки (за исключением сделок, требующих нотариального удостоверения) юридических лиц между собой и с гражданами.

Статья 385 ГК не обуславливает прекращение обязательства каким-либо встречным предоставлением, однако, в принципе, не исключает встречного предоставления при условии, что оно не может рассматриваться как прекращение обязательства путем новации, отступного либо зачета. В частности, возмездность прощения долга может основываться на ином встречном обязательстве, прекращаемом посредством прощения долга. Таким образом, прекращение обязательства по основанию, предусмотренному статьей 385 ГК, может быть как безвозмездным, так и возмездным. Оснований для ограничения возмездного прощения долга гражданским законодательством не предусмотрено.

Статья 543 ГК предусматривает, что по договору дарения одна сторона (даритель) безвозмездно передает или обязуется передать другой стороне (одаряемому) вещь в собственность, либо имущественное право (требование) к себе или к третьему лицу, либо освобождает или обязуется освободить ее от имущественной обязанности перед собой или перед третьим лицом.

В соответствии с пунктом 4 статьи 546 ГК не допускается дарение, за исключением обычных подарков, стоимость которых не превышает установленного законодательством пятикратного размера базовой величины, в отношениях между коммерческими организациями.

Независимо от наличия оснований для признания отношений между коммерческими организациями по поводу прощения долга договорными безвозмездное прощение долга в отношениях между коммерческими организациями не допускается, поскольку с учетом существующего запрета дарения нарушает права должника и может быть расценено как злоупотребление правом.

В соответствии со статьей 9 ГК не допускаются действия граждан и юридических лиц, осуществляемые исключительно с намерением причинить вред другому лицу, а также злоупотребление правом в иных формах.

Статья 169 ГК устанавливает, что сделка, не соответствующая требованиям законодательства, ничтожна, если законодательный акт не устанавливает, что такая сделка оспорима или не предусматривает иных последствий нарушения.

В соответствии со статьей 167 ГК ничтожная сделка является недействительной по основаниям, установленным ГК либо иными законодательными актами, независимо от признания ее таковой судом.

Нарушение прав должника при безвозмездном прощении долга в отношениях между коммерческими организациями может выражаться в следующем.

При прекращении обязательства должника, основанного на взаимном договоре, должник лишается права требовать исполнения встречного обязательства, не исполненного на момент прощения долга, поскольку его действия следовало бы расценивать как основанные на фактических договорных отношениях дарения.

В случае, когда на момент прощения долга встречное обязательство кредитора исполнено, должник вправе требовать от кредитора принятия исполнения на основании ранее заключенного договора. Отказ должника от исполнения договора с учетом конкретных отношений сторон может быть расценен как согласие с предложением о заключении договора дарения (выраженное в форме прощения долга) с применением последствий недействительности сделки.

Таким образом, с учетом конкретных обстоятельств безвозмездное освобождение кредитором должника от лежащих на нем обязанностей может быть расценено либо как непосредственно противоречащее установленному запрету дарения в отношениях между коммерческими организациями (при фактических договорных отношениях), либо как злоупотребление правом, вытекающее из указанного запрета. А также признано не соответствующим требованиям законодательства с применением последствий недействительности сделки.