ОБЗОР СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ ВЕРХОВНОГО СУДА РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ

О практике применения судами норм международных договоров Республики Беларусь в области правовой помощи по уголовным делам

Верховным Судом Республики Беларусь изучена практика реализации международных договоров Республики Беларусь в области правовой помощи по уголовным делам.

Международное правовое сотрудничество в сфере уголовного судопроизводства – это межотраслевой правовой институт, нормы которого закреплены прежде всего в национальном законодательстве – Конституции Республики Беларусь, Уголовном и Уголовно-процессуальном кодексах Беларуси.

Однако нормы национального законодательства не дают и не должны давать ответы на все конкретные вопросы. Международные стандарты и международная практика всегда шире национальных.

Международная правовая помощь по уголовным делам осуществляется на основании как двусторонних договоров, заключенных нашей страной с различными государствами (Китайская Народная Республика, Латвийская Республика, Республика Польша, Литовская Республика, Туркменистан, Социалистическая Республика Вьетнам и др.), так и многосторонних конвенций (Конвенция о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам, заключенная в г. Минске 22 января 1993 г.*, Европейская конвенция о выдаче, заключенная в г. Париже 13 декабря 1957 г., Конвенция о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам, заключенная в г. Кишиневе 7 октября 2002 г.**, и др.).

______________________________

*Далее – Минская конвенция от 1993 года.

**Далее – Кишиневская конвенция от 2002 года.

В соответствии со ст. 27 Закона Республики Беларусь от 23 октября 1991 года «О международных договорах Республики Беларусь» нормы права, содержащиеся в международных договорах Республики Беларусь, вступивших в силу, являются частью действующего на территории Республики Беларусь законодательства, подлежат непосредственному применению, кроме случаев, когда из международного договора следует, что для применения таких норм требуется издание внутригосударственного нормативного правового акта.

Верховный Суд изучил 55 уголовных дел и материалов, рассмотренных в 2006 году, в отношении 58 человек (один человек из 58 был лицом без гражданства – апатрид).

Гражданская принадлежность контингента виновных лиц (по изученным делам) выглядит следующим образом: граждане Республики Беларусь – 63,8 %, Российской Федерации – 18,9 %, Израиля, Молдовы и Украины – по 3,5 %, Азербайджана, Грузии, Узбекистана – по 1,7 %. Запрашиваемая Договаривающаяся Сторона оказывала Республике Беларусь правовую помощь чаще всего в виде выдачи лиц для привлечения их к уголовной ответственности или приведения приговора в исполнение (83,6 % дел).

Кроме того, запрашиваемая Договаривающаяся Сторона оказывала правовую помощь правоохранительным органам и судам Республики Беларусь путем вручения документов и исполнения приговоров в части гражданского иска, допроса потерпевших и свидетелей, взыскания средств на оплату труда адвоката. В ряде случаев в рамках одного уголовного дела оказывалось несколько видов правовой помощи одновременно.

Надо заметить, что все международные договоры включают в себя такие важные принципы, как обеспечение суверенитета, безопасности, стабильности и единства правовых систем договаривающихся государств. Если оказание правовой помощи нарушает указанные правила, то в ней может быть отказано.

По шести делам из числа изученных в просьбе об оказании правовой помощи (выдачи лиц) было отказано. Каковы причины? Деяние не является уголовно наказуемым; лицо приговорено к наказанию более мягкому, чем указано в ч. 3 ст. 56 Минской конвенции от 1993 года; лицо является гражданином запрашиваемой Договаривающейся Стороны; за данное деяние предусмотрено наказание более мягкое, чем в ч. 2 ст. 56 Минской конвенции от 1993 года; истечение срока давности привлечения к уголовной ответственности.

По изученным делам видно, что в подавляющем большинстве случаев международная правовая помощь была оказана на основании Минской конвенции от 1993 года – 89,2 % дел, из них по 81,6 % дел запрашиваемой Договаривающейся Стороной выступала Российская Федерация. В остальных случаях применялись Кишиневская конвенция от 2002 года и двусторонние договоры, заключенные Республикой Беларусь с Республикой Польша, ФРГ, Литовской Республикой, Республикой Ливан и Португальской Республикой.

Изучение дел показало, что суды иногда допускают нарушения положений указанных международных договоров в области оказания правовой помощи по уголовным делам. Наиболее распространенной ошибкой является несоблюдение одного из основных требований международного правового сотрудничества – о пределах уголовного преследования выданного лица.

Верховный Суд Республики Беларусь в письме от 14 февраля 2003 г. дал разъяснение председателям областных и Минского городского судов о том, что Республика Беларусь согласно ст. 8 Конституции признает приоритет общепризнанных принципов международного права и обеспечивает соответствие им законодательства.

Согласно международным договорам Республики Беларусь о правовой помощи по уголовным делам без согласия запрашиваемой Договаривающейся Стороны выданное лицо не может быть привлечено к уголовной ответственности или подвергнуто наказанию за преступление, которое совершено до его выдачи и за которое оно не было выдано (ст. 66 Минской конвенции от 1993 года, ст. 77 Договора между Республикой Беларусь и Республикой Польша о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным, трудовым и уголовным делам от 26 октября 1994 г. и др.).

Также следует иметь в виду, что предусмотренные ст. 301 УПК пределы судебного разбирательства по таким делам определяются не только обвинением, предъявленным в порядке, установленном настоящим Кодексом, но и содержанием просьбы о выдаче. Тем не менее суды продолжают привлекать к уголовной ответственности выданных лиц за те преступления, за которые они не выдавались, что является безусловным основанием к отмене или изменению постановленного приговора.

Г. признан виновным в изнасиловании заведомо несовершеннолетней Е., кражах картофеля у граждан, совершенных группой лиц, а также в покушении на кражу картофеля, совершенном группой лиц, и по приговору суда Слонимского района осужден по ч. 2 ст. 166, ч. 2 ст. 205, ч. 1 ст. 14 и ч. 2 ст. 205 УК.

Президиум Гродненского областного суда отменил приговор в части осуждения Г. по ч. 1 ст. 14 и ч. 2 ст. 205 УК по следующим основаниям.

Судом первой инстанции при постановлении приговора не было учтено то обстоятельство, что Г. был выдан Республике Беларусь Генеральной прокуратурой Российской Федерации для привлечения к уголовной ответственности за изнасилование и кражу, совершенные при отягчающих обстоятельствах. За покушение на совершение кражи при отягчающих обстоятельствах Г. не выдавался.

Согласно ст. 66 Минской конвенции от 1993 года, участником которой является Республика Беларусь, без согласия запрашиваемой Договаривающейся Стороны выданное лицо нельзя привлечь к уголовной ответственности или подвергнуть наказанию за совершенное до его выдачи преступление, за которое оно не было выдано.

В соответствии с ч. 4 ст. 1 УПК Республики Беларусь международные договоры Республики Беларусь, определяющие права и свободы человека и гражданина, в уголовном процессе применяются наряду с настоящим Кодексом. Следовательно, состав покушения на кражу картофеля, совершенного группой лиц, вменен Г. излишне.

Иногда суды в нарушение указанного положения о пределах уголовного преследования выданного лица квалифицируют действия виновного по тем признакам, которые запрашиваемая Договаривающаяся Сторона исключила из обвинения при его выдаче («повторно», «в особо крупном размере» и т.п.).

Заместитель Председателя Верховного Суда Республики Беларусь принес протест в президиум Гомельского областного суда на приговор суда Железнодорожного района г. Гомеля в отношении О., осужденной по ч. 2 ст. 205 УК.

Органом предварительного расследования О. было предъявлено обвинение в том, что она, будучи ранее судима за кражу, повторно тайно похитила имущество К. Скрывшись от уголовного преследования, О. была объявлена в розыск и впоследствии задержана Сегежским ГОВД Республики Карелия.

Генеральной прокуратурой Российской Федерации было удовлетворено требование Прокуратуры Республики Беларусь о выдаче О. для привлечения к уголовной ответственности за кражу. При этом в сообщении Генеральной прокуратуры Российской Федерации указано, что данное требование в части вменения квалифицирующего признака кражи «повторно» не подлежит удовлетворению, поскольку в российском уголовном законодательстве такой признак отсутствует.

Суд, в чьем производстве находилось уголовное дело, был проинформирован о данном решении, но, несмотря на это, признал О. виновной в краже повторно и осудил ее по ч. 2 ст. 205 УК. Тем самым нарушил требования ст. 66 Минской конвенции от 1993 года о пределах уголовного преследования выданного лица. Поэтому приговор в отношении О., постановленный судом Железнодорожного района г. Гомеля, изменен, а ее действия переквалифицированы с ч. 2 ст. 205 на ч. 1 ст. 205 УК.

Отдельные суды не соблюдают положение о пределах уголовного преследования выданного лица также и при назначении ему наказания.

Ж., имея неснятую и непогашенную судимость, совершил умышленные действия, грубо нарушающие общественный порядок и выражающие явное неуважение к обществу, сопровождающиеся применением насилия, а также совершил хулиганство повторно, скрылся от следствия на территории Литовской Республики и был объявлен в розыск.

Генеральная прокуратура Литовской Республики удовлетворила запрос Прокуратуры Республики Беларусь о выдаче задержанного Ж. для привлечения к уголовной ответственности, и по приговору суда Ленинского района г. Гродно от 27 февраля 2006 г. он был осужден по ч. 1 и ч. 2 ст. 339 УК к лишению свободы сроком на один год. В соответствии с ч. 1 ст. 73 УК путем частичного присоединения наказания, не отбытого по приговору суда этого же района от 13 мая 1998 г., окончательно назначено наказание в виде лишения свободы сроком на один год и два месяца.

Президиум Гродненского областного суда изменил приговор в отношении Ж., исключив указание о назначении ему окончательного наказания в соответствии с ч. 1 ст. 73 УК и уменьшив срок лишения свободы до одного года, указав следующее.

Назначая наказание по совокупности приговоров, суд первой инстанции не учел, что Ж. выдан Литовской Республикой в целях уголовного преследования только за совершение преступлений, предусмотренных ч. 1 и ч. 2 ст. 339 УК Республики Беларусь. Согласие на применение наказания Ж. по приговору от 13 мая 1998 г. у литовской стороны не испрашивалось и соответственно не давалось. Между тем, исходя из требований ст. 68 Договора между Республикой Беларусь и Литовской Республикой о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам от 20 октября 1992 г., без согласия компетентных учреждений вызываемой Договаривающейся Стороны выданное лицо не может быть привлечено к уголовной ответственности или наказано в связи с другим преступлением, чем то, которое вызвало выдачу.

Согласно ч. 4 ст. 1 УПК Республики Беларусь международные договоры Республики Беларусь, определяющие права и свободы человека и гражданина, в уголовном процессе применяются наряду с настоящим Кодексом. Следовательно, окончательное наказание по совокупности приговоров назначено Ж. неправомерно.

Установлены случаи неправильного толкования положений ст. 66 Минской конвенции от 1993 года о пределах уголовного преследования, что также влечет отмену состоявшихся по делу постановлений вышестоящей судебной инстанцией.

Органами предварительного расследования Г. обвинялся по ч. 2 ст. 233 УК в том, что, будучи не зарегистрированным в качестве индивидуального предпринимателя, реализовал гражданам шесть автомобилей, получив при этом доход в размере 1337 минимальных заработных плат, то есть в особо крупном размере.

Г. не явился в судебное заседание и был объявлен в розыск. Когда мерами розыска было установлено его проживание в г. Магнитогорске Российской Федерации, в Генеральную прокуратуру этой страны было направлено требование о его выдаче. Генеральная прокуратура Российской Федерации отказала в выдаче Г., мотивировав это тем, что по российскому законодательству доход, полученный им от незаконной предпринимательской деятельности, не является особо крупным. Действия Г. подлежат квалификации по ч. 1 ст. 171 УК Российской Федерации, которая не предусматривает наказания в виде лишения свободы (ст.ст. 19, 56, 57 Минской конвенции от 1993 года).

Суд Минского района и г. Заславля прекратил производство по делу, сославшись в постановлении на ст. 66 Минской конвенции от 1993 года и указав, «что, хотя Г. и не был выдан, так как в удовлетворении требования о его выдаче было отказано, однако тем самым запрашиваемая сторона (Российская Федерация) не дала согласия на привлечение его к уголовной ответственности на территории Республики Беларусь, то есть его нельзя привлечь к такой ответственности». Кассационная и надзорная инстанции оставили данное решение без изменения.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Республики Беларусь отменила состоявшиеся судебные постановления и передала дело на новое судебное рассмотрение, указав следующее. В обоснование прекращения уголовного дела суд сослался на ст. 66 Минской конвенции от 1993 года. Применяя названный международный договор, суд неправильно его истолковал и не учел конкретные обстоятельства по делу.

В соответствии со ст. 66 указанной Конвенции без согласия запрашиваемой Договаривающейся Стороны выданное лицо нельзя привлечь к уголовной ответственности или подвергнуть наказанию за совершенное до его выдачи преступление, за которое оно не было выдано. Значит, эти положения распространяются только на лиц, выданных Республике Беларусь, а Г. нашей стране не выдавался. В данном случае суду следовало исходить из положений ч. 2 ст. 294 УПК Республики Беларусь, регламентирующей порядок разбирательства уголовного дела в отсутствие обвиняемого, когда обвиняемый находится вне пределов Республики Беларусь и уклоняется от явки в судебное заседание. Для установления факта уклонения Г. суд был вправе через Министерство юстиции Республики Беларусь обратиться к компетентному учреждению юстиции Российской Федерации с просьбой об оказании правовой помощи, заключающейся в уведомлении Г. о месте и времени рассмотрения уголовного дела, и в зависимости от результатов разрешить дело по существу.

При новом судебном рассмотрении дела суд Минского района и г. Заславля постановил обвинительный приговор.

Приведенное разъяснение судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Республики Беларусь о порядке применения ч. 2 ст. 294 УПК должно учитываться на практике и в иных случаях, когда по тем или иным причинам лицо не выдается для привлечения его к уголовной ответственности. Однако суды не всегда выполняют данное требование.

Генеральная прокуратура Российской Федерации отказала в выдаче Л., обвиняемого в совершении на территории Республики Беларусь грабежа при отягчающих обстоятельствах. Причиной отказа послужило то обстоятельство, что Л. является гражданином России (ст. 57 Минской конвенции от 1993 года).

Суд Советского района г. Гомеля, в чьем производстве находилось данное уголовное дело, расценил отказ запрашиваемой Договаривающейся Стороны в выдаче лица как его уклонение от явки в судебное заседание и в соответствии с п. 2 ч. 2 ст. 294 УПК Республики Беларусь осудил Л. по ч. 2 ст. 206 УК. При этом в материалах дела отсутствуют сведения о том, что судом предпринимались какие-либо меры по уведомлению Л. о месте и времени судебного рассмотрения, что является существенным нарушением уголовно-процессуального закона (ст. 391 УПК).

Согласно ст. 62 УК при назначении наказания суд исходит из принципа индивидуализации наказания, то есть учитывает характер и степень общественной опасности совершенного преступления, мотивы и цели содеянного, личность виновного, характер нанесенного вреда и размер причиненного ущерба, обстоятельства, смягчающие и отягчающие ответственность, мотивируя избранную меру наказания в приговоре.

Как показывает практика, суды по-разному относятся к фактам укрывательства виновных лиц на территории других государств с целью избежать уголовной ответственности за совершенное ими преступление.

Так, по некоторым делам суды, избирая меру наказания лицу, скрывшемуся, а затем выданному Республике Беларусь, учитывают данное обстоятельство наряду с указанными ранее.

Ж., обвиняемый в открытом похищении имущества (грабеже), совершенном группой лиц, и скрывшийся от суда на территории Российской Федерации, был задержан, выдан Прокуратуре Республики Беларусь и осужден по ч. 2 ст. 206 УК.

Суд Солигорского района и г. Солигорска, назначая Ж. наказание в виде лишения свободы на срок два года, обосновал в приговоре свое решение в частности тем, что он скрывался от суда и это «свидетельствует о пренебрежении обвиняемого к законопослушному поведению».

Отдельные суды расценивают факт укрывательства от суда как обстоятельство, отрицательно характеризующее личность виновного лица.

Так, суд Полоцкого района и г. Полоцка, осуждая Р. по ч. 1 ст. 209 УК за мошенничество, в приговоре указал, что назначает ему наказание в виде шести месяцев ареста «с учетом обстоятельств дела и личности виновного, что он скрывался от суда».

По некоторым изученным делам выдача лица была отсрочена и осуществлялась на время (до трех месяцев). Отсрочка выдачи имела место в тех случаях, когда лицо, выдача которого требуется, уже было привлечено к уголовной ответственности или осуждено на территории запрашиваемой Договаривающейся Стороны (ст. 63 Минской конвенции от 1993 года).

Так, Прокуратура Республики Беларусь обратилась с просьбой о выдаче С., который совершил открытое похищение имущества и денежных средств (грабеж) при отягчающих обстоятельствах и скрылся от следствия и суда на территории Российской Федерации.

В ответе Генеральной прокуратуры Российской Федерации от 25 июля 2005 г. было сообщено, что удовлетворить данное требование не представляется возможным, поскольку С. привлечен к уголовной ответственности на территории Российской Федерации и отбывает наказание. Вопрос о его выдаче может быть решен по отбытии им срока наказания, назначенного по приговору российского суда.

Генеральная прокуратура Российской Федерации 20 февраля 2006 г. удовлетворила ходатайство о выдаче С. Республике Беларусь, и по приговору суда Заводского района г. Минска от 1 июня 2006 г. он осужден по ч. 2 ст. 206 УК.

В тех случаях, если отсрочка может повлечь за собой истечение срока давности уголовного преследования или причинить ущерб расследованию преступления, лицо, выдача которого требуется по ходатайству, может быть выдано на время. Оно должно быть возвращено после проведения действий по уголовному делу, для которого было выдано, но не позднее чем через три месяца со дня передачи лица (ст. 64 Минской конвенции от 1993 года).

Обвиняемый органами предварительного расследования в совершении 17 мая 2004 г. тайного похищения имущества и тайного похищения имущества с проникновением в жилище Д. скрылся от уголовного преследования в Республике Марий Эл (Российская Федерация), где совершил умышленное причинение смерти и был осужден по ч. 1 ст. 105 УК Российской Федерации к девяти годам лишения свободы.

Преступление, предусмотренное ч. 1 и ч. 2 ст. 205 УК, относится к категории менее тяжких (ст. 12 УК), и согласно ст. 83 УК срок давности привлечения к уголовной ответственности истекает через пять лет после его совершения. Отсрочка выдачи Д. по причине отбывания им наказания в Российской Федерации неизбежно повлекла бы за собой его освобождение от уголовной ответственности за кражи в Республике Беларусь. Поэтому по ходатайству Прокуратуры Республики Беларусь Российская Федерация выдала Д. на время. По приговору суда Речицкого района он осужден по ч. 1 и ч. 2 ст. 205 УК к аресту сроком на три месяца.

Одним из важных положений международного правового сотрудничества в сфере уголовного судопроизводства является уведомление запрашиваемой Договаривающейся Стороны о результатах производства по уголовному делу против выданного ею лица (ст. 69 Минской конвенции от 1993 года, ст. 85 Кишиневской конвенции от 7 октября 2002 г., ст. 18 Договора между Республикой Беларусь и Китайской Народной Республикой от 22 июня 1995 г., ст. 80 Договора между Республикой Беларусь и Республикой Польша о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным, трудовым и уголовным делам от 26 октября 1994 г. и др.).

Как показывает практика, суды зачастую не выполняют данное требование. Так, по 50,9 % дел из числа изученных отсутствуют сведения о том, что запрашиваемая Договаривающаяся Сторона была уведомлена об итогах уголовного преследования в отношении выданного лица либо о высылке копии процессуального документа об окончательном решении.

 

Судебная коллегия
по уголовным делам
Верховного Суда
Республики Беларусь

 

Управление обобщения
судебной практики
Верховного Суда
Республики Беларусь