− 
 − 

ОБЗОР СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ ВЕРХОВНОГО СУДА РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ

О практике назначения наказания в виде лишения свободы (по материалам обзора)

Верховным Судом изучена и обобщена практика назначения наказания в виде лишения свободы.

1. По данным МВД за 2008 год в исправительных учреждениях республики содержится 36 732 осужденных, из них 46,6 % отбывают наказание впервые, 17,6 % – второй раз, 21,5 % – третий раз.

По данным судебной статистики за 2008 год количество осужденных, совершивших последнее преступление в течение года после освобождения из мест лишения свободы, составило 27,3 % (после отбытия ограничения свободы – 2,2 %).

Приведенные данные могут свидетельствовать о том, что наказание в виде лишения свободы, с точки зрения исправления осужденных, обладает низким предупредительным эффектом.

Система назначения наказаний, закрепленная в Уголовном кодексе Республики Беларусь, ориентирована на то, что лишение свободы как наиболее суровый вид наказания может применяться только в случаях, когда цели уголовной ответственности не могут быть достигнуты при применении более мягких видов наказания (ч. 2 ст. 62 УК).

В целом соответствует этому принципу и практика назначения наказания в виде лишения свободы за последние пять лет.

К лишению свободы осуждено (количество лиц): в 2004 году – 20 033 (27,2 %); в 2005 году – 19 999 (28,8 %); в 2006 году – 18 495 (23,6 %); в 2007 году – 18 082 (25,5 %); в 2008 году – 15 467 (22,6 %).

Из общего количества осужденных к лишению свободы в 2008 году наибольшее количество составляют осужденные на краткие сроки – от одного года до трех лет включительно (64,8 %). Из них на срок до одного года включительно осуждено 11,5 %, свыше одного до двух лет включительно – 31,6 %, свыше двух до трех лет – 21,7 %.

При оценке применения лишения свободы по областям и г. Минску следует отметить, что удельный вес лишения свободы в Витебской области в 2008 году по сравнению с 2007 годом снизился с 27,2 % до 21,5 %, в Гомельской области – с 26,3 % до 23,5 %, в г. Минске – с 31,1 % до 28,8 %.

По данным судебной статистики количество осужденных к лишению свободы за совершение преступлений, не представляющих большой общественной опасности, в 2007–2008 гг. не превышало 1,4 %; количество осужденных к лишению свободы за совершение менее тяжких преступлений уменьшилось с 24,1 % в 2007 году до 22,3 % в 2008 году и за совершение тяжких преступлений соответственно – с 71,2 % до 63,6 %.

При этом следует иметь в виду, что общее количество осужденных также уменьшилось с 70 996 в 2007 году до 68 531 в 2008 году.

2. Среди установленных в ст. 48 УК мер наказания суду необходимо избрать лицу, совершившему преступление, такой вид наказания, который бы наиболее полно соответствовал характеру и степени общественной опасности преступного деяния, обстоятельствам его совершения и личности виновного.

Непременным условием выполнения этой задачи является правильное и единообразное толкование сущности каждого вида наказания, пределов и возможности его применения к конкретному лицу.

Определение судом меры наказания является сложной оценочной деятельностью, требующей наличия высокой квалификации и необходимого жизненного опыта.

Изучение дел показывает, что применение лишения свободы, в том числе на краткие сроки, по подавляющему большинству дел обоснованно. Необходимость применения такого наказания обусловлена характером преступлений и социальными свойствами обвиняемых.

По видам преступлений реальное лишение свободы на краткие сроки (от одного года до трех лет) наиболее часто назначалось в 2008 году: за уклонение от отбывания наказания в виде ограничения свободы (ст. 415 УК) – 99,9 % от всех осужденных к лишению свободы по ст. 415 УК; за кражи (ч. 2 ст. 205 УК) – 94,6 %, за незаконный оборот наркотических средств, психотропных веществ и прекурсоров (ч. 1 ст. 328 УК) – 90 %, за хулиганство (ч. 2 ст. 339 УК) – 82,1 %, что прежде всего объясняется пределами, установленными в санкциях этих статей (за исключением ч. 1 ст. 328 УК). Суды учитывали конкретные обстоятельства дела, личность виновных и приходили к выводу, что цели уголовной ответственности не будут достигнуты применением более мягкого вида наказания.

Наряду с этим допускается немало ошибок, влекущих отмену приговоров в части назначения наказания, в том числе наказания в виде лишения свободы.

По данным судебной статистики областные и Минский городской суды в 2008 году в кассационном порядке изменили 300 приговоров в связи со снижением меры наказания без переквалификации (в 2007 году – 212), в надзорном порядке – 189 (в 2007 году – 141).

Приведенные данные показывают, что областные и Минский городской суды в 2008 году усилили свое влияние на практику назначения судами мер уголовного наказания в сторону снижения.

По мягкости назначенного судом наказания в указанном году в кассационном порядке отменено 48 приговоров (в 2007 году – 79), в надзорном порядке – 56 (в 2007 году – 28).

Несправедливое наказание вследствие суровости или мягкости не способствует решению задач и осуществлению целей, предусмотренных в ст. 3 и ст. 44 УК, поэтому Верховный Суд постоянно уделяет внимание складывающейся практике назначения наказания.

Изучение дел, кассационно-надзорная практика областных судов показывают, что суды не всегда выполняют требования ч. 2 ст. 62 УК и п. 5 постановления Пленума Верховного Суда от 26 марта 2002 г. № 1 «О назначении судами уголовного наказания» и не мотивируют назначение наказания в виде лишения свободы, если санкция статьи предусматривает и другие наказания, не связанные с лишением свободы.

Так, по приговору суда Бобруйского района и г. Бобруйска. Л. осужден по ч. 1 ст. 339 УК на один год лишения свободы.

Судебная коллегия по уголовным делам Могилевского областного суда приговор изменила, применив ст. 77 УК, так как при назначении наказания суд не обсудил возможность применения ст.ст. 77, 78 УК.

Назначение наказания в виде лишения свободы некоторыми судами мотивируется формально. Приводимые в приговоре мотивы ограничиваются ссылкой на характер и степень общественной опасности преступления, без конкретизации, в чем она выразилась.

Кроме того, некоторые суды не приводят в приговоре смягчающие и отягчающие обстоятельства.

Суд Кировского района признал Ж. виновным по ч. 1 ст. 328 УК и назначил ему наказание в виде двух лет лишения свободы, мотивируя назначение ссылкой на «характер и степень общественной опасности содеянного, мотив и цель, личность виновного. Оценивая все в совокупности, конкретные обстоятельства по делу, суд считает, что обвиняемому следует назначить наказание в виде лишения свободы».

В п. 15 постановления Пленума Верховного Суда от 28 сентября 2001 г. № 9 «О приговоре суда» указано, что обстоятельства, смягчающие и отягчающие ответственность, приводятся в приговоре раздельно, в соответствии с формулировками, указанными в законе.

Исследование и учет судом смягчающих и отягчающих обстоятельств создает необходимые предпосылки к индивидуализации наказания. Если суд всесторонне и полно рассмотрит каждое обстоятельство, свидетельствующее о большей или меньшей общественной опасности совершенного преступления и (или) личности виновного, оценит их значимость и влияние на назначаемое наказание – это позволит назначить справедливое наказание.

Суды нередко, мотивируя наказание, не разделяют обстоятельства на отягчающие и смягчающие, ограничиваются общими формулировками об учете всех обстоятельств, что само по себе не свидетельствует о том, что суд действительно исследовал, оценил и учел все обстоятельства.

Суд г. Новополоцка осудил Е. по ч. 1 ст. 205 УК на один год и шесть месяцев лишения свободы.

Судебная коллегия по уголовным делам Витебского областного суда приговор изменила, заменив наказание в виде лишения свободы на арест сроком на три месяца.

При этом коллегия указала, что суд в приговоре констатировал наличие смягчающих обстоятельств, но не учел их в полной мере при назначении наказания.

В приговорах, как и в определениях судов кассационной и надзорной инстанции, не всегда указывается, относится ли учитываемое смягчающее обстоятельство к личности виновного либо к смягчающим ответственность обстоятельствам, предусмотренным в ч. 1 ст. 63 УК.

Суды в основном указывают на все обстоятельства комплексно, различая их по направленности влияния на назначаемое наказание. В приговорах, как и в определениях областных судов, в качестве смягчающих приводятся следующие обстоятельства, относящиеся к личности виновного и не предусмотренные в ч. 1 ст. 63 УК: «первая судимость», «полное или частичное признание вины», «положительная характеристика по месту жительства и работы либо по месту отбывания наказания» и др.

Кассационная практика областных, Минского городского судов оказывает определенное корректирующее влияние на формирование практики назначения наказания в виде лишения свободы. Наряду с этим суды кассационной инстанции не всегда дают адекватную оценку обстоятельствам, которые повлекли назначение несправедливого наказания в виде лишения свободы.

По приговору суда Заводского района г. Минска Б. признан виновным и осужден по ч. 3 ст. 339 УК на три года лишения свободы.

Судебная коллегия по уголовным делам Минского городского суда оставила приговор без изменения.

По протесту заместителя Председателя Верховного Суда президиум Минского городского суда приговор суда в части назначения наказания изменил по следующим основаниям.

Из материалов дела усматривается, что совершению Б. преступления предшествовало неправильное поведение потерпевшего, проявившего неуважение к престарелому человеку и общественным правилам поведения, что не отрицал сам потерпевший, и названное обстоятельство подтверждено показаниями свидетелей.

Суды первой и кассационной инстанции пришли к правильному выводу, что это не влияет в данном случае на юридическую квалификацию действий обвиняемого, однако не учли, что оно существенно уменьшает общественную опасность совершенного деяния.

Учитывая изложенное, а также то, что Б. является инвалидом II группы после трех перенесенных инфарктов, характеризуется положительно, суд надзорной инстанции признал указанные обстоятельства исключительными, существенно уменьшающими степень общественной опасности содеянного, дающими возможность применить ст. 70 УК и назначить обвиняемому по ч. 3 ст. 339 УК более мягкий вид наказания в виде ограничения свободы сроком на два года без направления в исправительное учреждение открытого типа.

Некоторые суды не учитывают, что в ст. 64 УК приведен исчерпывающий перечень обстоятельств, отягчающих ответственность, и суд не вправе при назначении наказания ссылаться на обстоятельства, не указанные в законе.

Суд Ленинского района г. Гродно осудил Ц. по ч. 1 ст. 144 УК на один год и шесть месяцев лишения свободы.

Решая вопрос о назначении наказания в виде лишения свободы, суд в качестве мотива привел мнение потерпевшей о назначении обвиняемому самого строгого наказания и невозмещение им исковых требований.

Заместитель Председателя Верховного Суда в протесте в президиум Гродненского областного суда указал, что суд фактически, в нарушение ч. 2 ст. 64 УК, признал отягчающими ответственность обстоятельства, не предусмотренные законом.

Постановлением президиума Гродненского областного суда лишение свободы, назначенное Ц., заменено на один год и шесть месяцев ограничения свободы без направления в исправительное учреждение открытого типа.

Недостаточно полное исследование всех обстоятельств, характеризующих личность обвиняемого и имеющих существенное значение для определения вида и размера наказания при наличии альтернативных санкций, влечет отмену приговоров из-за мягкости назначенного наказания.

По приговору суда Борисовского района от 23 июня 2008 г. П. признан виновным в краже, совершенной повторно, в открытом похищении имущества, соединенном с насилием, не опасным для жизни или здоровья потерпевшего, повторно. По ч. 2 ст. 205 УК, ч. 2 ст. 206 УК с применением ч. 2 ст. 72 УК ему назначено три года ограничения свободы с направлением в исправительное учреждение открытого типа.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда определением от 14 октября 2008 г. приговор отменила из-за мягкости назначенного наказания по следующим основаниям.

При назначении наказания обвиняемому за кражу и грабеж суд не учел характер и степень общественной опасности этих преступлений и данных о его личности.

П. ранее неоднократно судим и отбывал наказание в виде лишения свободы. По последнему приговору он освободился из мест лишения свободы в феврале 2008 г., новые преступления совершены им уже в марте–апреле того же года. Ущерб по делу не возмещен. Преступления совершены им в состоянии алкогольного опьянения.

В приговоре не приведены убедительные мотивы назначения П. наказания в виде ограничения свободы.

Одно из основных условий назначения справедливого наказания – правильная юридическая оценка содеянного виновным. Неправильная квалификация затрудняет, а нередко вообще исключает индивидуализацию ответственности и назначение справедливого наказания.

По данным судебной статистики в 2008 году в кассационном порядке изменено 155 приговоров со снижением наказания и переквалификацией содеянного (в 2007 году – 157), в надзорном порядке изменено 76 приговоров со снижением наказания и переквалификацией (в 2007 году – 47).

3. Данные судебной статистики показывают, что за последний год количество лиц, осужденных к лишению свободы за совершение тяжких преступлений, снизилось.

Если в 2007 году их удельный вес составлял 71,2 %, то в 2008 году – 63,6 %.

Число осужденных к лишению свободы за особо тяжкие преступления осталось практически на прежнем уровне: в 2007 году оно составило 98,8 %, в 2008 году – 98,9 %.

Лицам, виновным в совершении тяжких преступлений, чаще всего назначался срок лишения свободы свыше трех до пяти лет включительно, а в совершении особо тяжких преступлений – свыше пяти до восьми лет включительно: в 2007 году – 40,6 % и 56,6 %, в 2008 году – 45,9 % и 54,4 % соответственно.

Стабильно высокий удельный вес лишения свободы в структуре судимости за тяжкие и особо тяжкие преступления объясняется объективными причинами (категорией преступлений, безальтернативными санкциями, опасным и особо опасным рецидивом и т.п.).

Изучение дел о тяжких преступлениях, кассационно-надзорная практика Верховного Суда, а также областных и Минского городского судов свидетельствуют о том, что при применении к виновным лицам мер наказания суды основывают свое решение на требованиях общих начал назначения наказания: учитывают общественную опасность деяния, данные, характеризующие личность обвиняемых, все обстоятельства, смягчающие и отягчающие их ответственность.

Вместе с тем установлено, что при осуждении виновных лиц за совершение тяжких преступлений, санкции которых предусматривают альтернативные виды наказания, суды не всегда внимательно подходят к решению вопроса назначения наказания, что ведет к изменению приговоров.

Так, по приговору суда Витебского района Ш. признан виновным в умышленном причинении тяжкого телесного повреждения и осужден по ч. 1 ст. 147 УК к лишению свободы сроком на четыре года.

Судебная коллегия по уголовным делам Витебского областного суда заменила назначенное ему наказание на четыре года ограничения свободы без направления в исправительное учреждение открытого типа вследствие несоответствия назначенного судом наказания тяжести преступления и личности виновного.

Принимая решение о необходимости назначения обвиняемому наказания в пределах санкции ч. 1 ст. 147 УК в виде лишения свободы, суд не мотивировал его, не указал в приговоре, почему в данном случае цели уголовной ответственности не могут быть достигнуты избранием наказания, не связанного с лишением свободы.

В то же время, как видно из материалов дела, Ш. раскаялся в содеянном, ранее к уголовной ответственности не привлекался, ни в чем предосудительном замечен не был, имеет постоянное место жительства, характеризуется удовлетворительно, является инвалидом II группы по общему заболеванию, потерпевшая в судебном заседании не настаивала на применении к обвиняемому строгого наказания.

За совершение тяжких преступлений в Уголовном кодексе предусмотрено, как правило, наказание в виде лишения свободы на безальтернативной основе.

Следует отметить, что установленные в уголовном законе санкции за тяжкие преступления в целом обладают необходимым карательным, исправительным и превентивным потенциалом.

Дифференцированное их применение с учетом общественной опасности совершенных преступлений и характеристики личности виновных на основе принципов справедливости и неотвратимости наказания способствует противодействию преступности.

Исходя из требований ст. 62 УК, наказание будет удовлетворять целям уголовной ответственности только тогда, когда оно индивидуализировано, то есть назначено соразмерно общественной опасности как преступления, так и совершившего его лица.

Суды не всегда это учитывают, в том числе при принятии решения о мере наказания в отношении несовершеннолетних.

Суд Пинского района и г. Пинска признал П. виновным в требовании передачи имущества с применением насилия к потерпевшему (вымогательстве), совершенном повторно, и осудил его по ч. 3 ст. 208 УК к лишению свободы сроком на семь лет без конфискации имущества.

Принимая решение о применении к несовершеннолетнему П., возраст которого был признан смягчающим ответственность обстоятельством, такой меры наказания, суд сослался в приговоре на крайне высокую степень общественной опасности совершенного преступления, мотивы и цели содеянного, характер нанесенного вреда и размер причиненного ущерба, данные, в целом исключительно отрицательно характеризующие виновного.

Кассационная инстанция оставила приговор без изменения.

Президиум Брестского областного суда по протесту заместителя Председателя Верховного Суда изменил состоявшиеся по делу судебные постановления: применил ст. 70 УК и снизил назначенное П. по ч. 3 ст. 208 УК наказание до двух лет и одного месяца лишения свободы, указав следующее.

Не соответствующим тяжести преступления и личности обвиняемого признается наказание, когда оно хотя и не выходит за пределы, предусмотренные уголовным законом, но по своему сроку является явно несправедливым вследствие строгости.

С учетом всех данных по делу срок должен быть необходимым и достаточным для достижения целей уголовной ответственности.

Как усматривается из материалов дела, П. привлечен к уголовной ответственности и осужден впервые. Преступление он совершил в возрасте от 14 до 15 лет, который не дает оснований для вывода о социальной опасности П., влекущей его изоляцию от общества на столь длительный, назначенный судом срок.

Законный представитель потерпевшего не имел материальных и моральных претензий к обвиняемому, высказал мнение о назначении ему нестрогого наказания. П. состоял на учете в Пинском туберкулезном диспансере, нуждался в продолжении противотуберкулезного лечения.

Учитывая совокупность этих обстоятельств, а также отсутствие вредных последствий для здоровья потерпевшего, цель уголовной ответственности – исправление П. может быть достигнута назначением ему наказания ниже низшего предела, чем предусмотрено санкцией ч. 3 ст. 208 УК.

4. Назначение обвиняемому наказания в виде лишения свободы является не единственным средством реализации и достижения целей уголовной ответственности.

Исправление лиц, впервые совершивших преступление, и предупреждение совершения ими новых преступлений может быть обеспечено применением иных мер уголовной ответственности, в частности, осуждением с отсрочкой исполнения (ст. 77 УК) либо с условным неприменением наказания в виде лишения свободы (ст. 78 УК).

Практика свидетельствует о том, что суды не во всех необходимых случаях обсуждают вопрос о наличии оснований постановления приговора с отсрочкой исполнения наказания или его условного неприменения.

Между тем при отсутствии предусмотренных законом запретов к применению ст. 77 УК или ст. 78 УК и наличия у суда убеждения в том, что цели уголовной ответственности могут быть достигнуты без отбывания наказания в виде лишения свободы, необходимо рассмотреть вопрос, какая из этих мер уголовной ответственности в каждом конкретном случае подлежит применению. При этом следует иметь в виду, что важно не то, как мотивировать лишение свободы, а может ли обвиняемый под угрозой его изоляции быть исправлен посредством возложения на него ограничительно-воспитательных обязанностей.

5. Анализ судебной практики показал, что суды допускают ошибки в результате неправильного применения норм закона, регулирующего назначение наказания при множественности преступлений, в том числе при повторности преступлений, не образующих совокупности.

Установлено, что суды в некоторых случаях смешивают правила назначения наказания при повторности преступлений, не образующих совокупности (ст. 71 УК), с правилами, регламентирующими назначение наказания по совокупности преступлений (ст. 72 УК).

Суд Минского района осудил Р. по ч. 2 ст. 328 УК на пять лет лишения свободы с конфискацией имущества и по ч. 3 ст. 328 УК на восемь лет лишения свободы с конфискацией имущества. При назначении окончательного наказания суд руководствовался правилами назначения наказания по совокупности преступлений и в соответствии с ч. 2 ст. 72 УК путем частичного сложения наказаний окончательно назначил Р. восемь лет и шесть месяцев лишения свободы с конфискацией имущества.

Постановлением президиума Минского областного суда по протесту заместителя Председателя Верховного Суда приговор изменен, указано, что при назначении наказания Р. следовало руководствоваться правилами ст. 71 УК, а не ст. 72 УК.

Установлено, что суды кассационной инстанции не всегда исправляют ошибки районных (городских) судов в связи с неправильным применением ст. 71 УК.

По приговору суда Ганцевичского района Д. был осужден по ч. 3 ст. 424 УК на три года лишения свободы с конфискацией имущества, с лишением права занимать руководящие и материально ответственные должности сроком на три года, по ч. 2 ст. 424 УК на два года лишения свободы с лишением права занимать руководящие и материально ответственные должности сроком на два года. В соответствии с чч. 1, 2 ст. 72 УК по совокупности преступлений, путем поглощения менее строгого наказания более строгим, суд окончательно назначил Д. три года лишения свободы с конфискацией имущества, с лишением права занимать руководящие и материально ответственные должности сроком на три года.

Судебная коллегия по уголовным делам Брестского областного суда, рассмотрев дело по кассационной жалобе осужденного, оставила приговор без изменения, несмотря на ошибочное применение ст. 72 УК.

Постановлением президиума Брестского областного суда приговор и кассационное определение изменены. Исключено указание о применении чч. 1, 2 ст. 72 УК и назначении наказания Д. по совокупности преступлений. При определении окончательного наказания постановлено применить ч. 1 ст. 71 УК при повторности преступлений, не образующих совокупности.

В некоторых случаях суды упускали из виду, что правила и принципы назначения наказания при повторности преступлений, не образующих совокупности, применяются и тогда, когда после вынесения судом приговора будет установлено, что осужденный виновен в другом преступлении, образующем повторность с преступлением, за которое он осужден (ч. 2 ст. 71 УК).

По приговору суда Жлобинского района Л., ранее судимый по ч. 2 ст. 205 УК, признан виновным в краже, совершенной группой лиц, и осужден по ч. 2 ст. 205 УК на один год и шесть месяцев лишения свободы.

При определении окончательного наказания Л. суд необоснованно сослался на ч. 5 ст. 72 УК и по совокупности преступлений с учетом осуждения по предыдущему приговору назначил лишение свободы на срок один год и шесть месяцев, применив отсрочку исполнения наказания на такой же срок.

Заместитель Председателя Верховного Суда опротестовал приговор в отношении Л. в президиум Гомельского областного суда, указав, что окончательное наказание ему следовало назначить в соответствии с требованиями ч. 2 ст. 71 УК, а не ч. 5 ст. 72 УК.

Некоторые ошибки судов, повлекшие изменение приговоров, связаны с неправильным применением ст. 72 УК при назначении наказания по совокупности преступлений.

Приговором суда Березовского района С. был осужден по ч. 2 ст. 207 УК на шесть лет лишения свободы, по ч. 2 ст. 205 УК на один год лишения свободы. В соответствии с ч. 2 ст. 72 УК окончательно назначено шесть лет и шесть месяцев лишения свободы.

При назначении окончательного наказания по совокупности преступлений суд сослался на ч. 2 ст. 72 УК, предусматривающую назначение наказания за преступления, не представляющие большой общественной опасности, менее тяжкие либо тяжкие преступления в любом сочетании. С. совершил особо тяжкое преступление, предусмотренное ч. 2 ст. 207 УК, поэтому окончательное наказание ему следовало назначить по правилам ч. 3 ст. 72 УК.

Указанный приговор по протесту заместителя Председателя Верховного Суда был отменен постановлением президиума Брестского областного суда. При новом рассмотрении дела С. окончательно назначено наказание в соответствии с ч. 3 ст. 72 УК по совокупности преступлений путем частичного сложения назначенных по ч. 2 ст. 207 УК и ч. 2 ст. 205 УК наказаний в виде лишения свободы сроком на семь лет и два месяца с конфискацией имущества.

6. Установлено, что судами допускаются ошибки при исчислении (зачете) срока отбывания наказания.

По приговору суда Ленинского района г. Бреста от 8 января 2008 г. С. осужден по ч. 2 ст. 205 УК на один год лишения свободы, с применением ч. 2 ст. 71 УК – на три года лишения свободы.

По протесту заместителя Председателя Верховного Суда президиум Брестского областного суда постановил приговор в части исчисления (зачета) срока отбывания наказания отменить и дело в этой части передать на новое судебное разбирательство по следующим основаниям.

В соответствии с положениями ч. 2 ст. 71 УК по правилам части первой настоящей статьи назначается наказание, если после вынесения приговора по делу будет установлено, что осужденный виновен еще и в другом преступлении, образующем повторность с преступлением, за которое он осужден. В этом случае в срок окончательно назначенного наказания засчитывается наказание, отбытое полностью или частично по первому приговору.

Из материалов уголовного дела усматривается, что по постановлению суда Октябрьского района г. Могилева от 26 декабря 2006 г. неотбытая часть наказания в виде лишения свободы по приговору суда Слонимского района от 6 октября 2005 г. заменена С. на более мягкое – исправительные работы сроком на один год семь месяцев и одиннадцать дней.

Однако сведения, подтверждающие факт отбытия осужденным срока наказания в виде исправительных работ, в материалах дела отсутствуют, что подлежит выяснению в установленном порядке.

Вывод суда о необходимости зачета полностью в срок окончательно назначенного наказания отбытого наказания в период времени с 7 августа 2005 г. по 7 января 2008 г. ничем не мотивирован в приговоре.

Суд постановил: до вступления приговора в законную силу оставить осужденному меру пресечения прежнюю – подписку о невыезде и надлежащем поведении и срок отбывания наказания С. исчислять с 8 января 2008 г., то есть со дня постановления приговора, хотя осужденный в это время находился на свободе и наказание не отбывал.

Иногда суды ошибочно не зачитывают срок содержания под стражей, а также срок задержания в порядке ст. 108 УПК (Брестский областной суд – дело по обвинению Ш. по пп. 5, 6 ст. 139 УК, ч. 2 ст. 218 УК, суд Октябрьского района г. Минска – дело по обвинению А. по ч. 1 ст. 427 УК, ч. 2 ст. 430 УК и др.).

По смыслу положений ст. 75 УК и ст. 361 УПК срок отбывания наказания в виде лишения свободы лицам, содержащимся под стражей, исчисляется со дня постановления приговора. По тем же правилам исчисляется начало срока отбывания лишения свободы лицу, совершившему новое преступление в период нахождения в местах лишения свободы.

Срок содержания обвиняемого под стражей и домашнего ареста как мер пресечения, включая и время, в течение которого лицо содержалось под стражей на территории иностранного государства в связи с его выдачей Республике Беларусь для осуществления уголовного преследования, срок задержания в порядке ст.ст. 108, 111, 112 УПК, равно как и время принудительного лечения в психиатрической больнице (отделении), независимо от назначенного вида наблюдения, а также время принудительного пребывания лица в психиатрическом (психоневрологическом) или ином лечебном учреждении в условиях стационара, помещенного в них в соответствии со ст. 235 УПК для проведения экспертизы, засчитываются судом в срок наказания по правилам ч. 1 ст. 75, ст. 105 УК.

7. Не всегда правильно при назначении наказания в виде лишения свободы определяется режим отбывания наказания.

По приговору суда Заводского района г. Минска от 22 апреля 2008 г. Х. осужден по ст. 14 УК, ч. 3 ст. 205 УК на два года лишения свободы.

Признавая Х. виновным в совершении тяжкого преступления, суд для отбывания наказания назначил ему исправительную колонию строгого режима. При этом суд не учел, что в соответствии с п. 3 ч. 4 ст. 57 УК осужденным впервые к лишению свободы за тяжкие и особо тяжкие преступления отбывание наказания назначается в исправительных колониях в условиях усиленного режима.

Неправильно назначил режим отбывания наказания суд Минского района К., осужденному по ч. 2 ст. 207 УК на семь лет лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда изменила приговор, назначив отбывание наказания в исправительной колонии в условиях усиленного режима.

Если осужденный в период условно-досрочного освобождения от наказания в виде лишения свободы совершил умышленное преступление, за которое назначено наказание, не связанное с лишением свободы, окончательное наказание определяется по совокупности приговоров в соответствии с требованиями ст. 73 УК и с учетом положений ст. 74 УК, определяющих правила сложения наказаний. При этом окончательное наказание в виде лишения свободы назначается в исправительной колонии с условиями режима, который был определен по первому приговору при осуждении виновного к наказанию в виде лишения свободы.

8. Условно-досрочное освобождение осужденного, замена наказания более мягким являются средствами дальнейшей индивидуализации наказания в процессе его отбывания осужденным, стимулирующими его к скорейшему исправлению и возврату в общество. Однако данные судебной статистики свидетельствуют о достаточно высоком уровне рецидива среди лиц, освободившихся досрочно. Поэтому при рассмотрении представлений администрации исправительных учреждений об условно-досрочном освобождении от наказания, замене неотбытой части наказания более мягким в отношении лиц, отбывающих наказание в виде лишения свободы, необходимо тщательно оценивать степень исправления осужденного лица, выяснять социальные установки осужденного, его готовность вести правопослушный образ жизни на свободе. Эти требования прямо предписаны в чч. 1, 2 ст. 116 УИК.

При решении вопроса о досрочном освобождении важна не только положительная характеристика осужденного, но и принятие им мер к возмещению причиненного преступлением ущерба. Если же его имущественное положение или заработок в колонии объективно не позволяют ему возместить ущерб, то само по себе это не может являться препятствием для условно-досрочного освобождения осужденного.

 

Судебная коллегия
по уголовным делам
Верховного Суда
Республики Беларусь

 

Управление обобщения
судебной практики
Верховного Суда
Республики Беларусь