− 
 − 

УКЛОНЕНИЕ ОТ ПОГАШЕНИЯ КРЕДИТОРСКОЙ ЗАДОЛЖЕННОСТИ: ПРОБЛЕМНЫЕ ВОПРОСЫ ПРАВОПРИМЕНИТЕЛЬНОЙ ПРАКТИКИ

НИКИТИН Ю.,

кандидат юридических наук, доцент, заместитель начальника отдела

прокуратуры Минской области, советник юстиции

 

В настоящее время кредитование в сфере экономики – достаточно распространенное явление. В связи с этим приобретает особое значение охрана со стороны государства законных прав кредиторов. При этом интересы субъектов хозяйствования, имеющих финансовые обязательства друг перед другом, охраняются нормами гражданского права и уголовно-правовыми мерами.

За уклонение от погашения кредиторской задолженности предусмотрена как административная, так и уголовная ответственность (о различиях подробно изложено ниже). Так, уголовная ответственность за совершение указанного противоправного деяния предусмотрена ст. 242 Уголовного кодекса Республики Беларусь (далее – УК).

Исходя из диспозиции данной статьи, уголовной ответственности подлежат индивидуальные предприниматели и должностные лица юридического лица, которые уклоняются от погашения по вступившему в законную силу судебному постановлению кредиторской задолженности в крупном размере при наличии возможности выполнить обязанность.

 

СПРАВОЧНО

Под судебным постановлением применительно к норме данной статьи понимается постановление, решение, определение, приговор суда по экономическому, гражданскому или уголовному делу, в которых определен размер кредиторской задолженности, подлежащей взысканию с должника. Крупным размером в данном случае признается размер, в 250 и более раз превышающий размер базовой величины, установленный на день совершения преступления.

Уклонение индивидуального предпринимателя или должностного лица юридического лица от погашения по вступившему в законную силу судебному постановлению кредиторской задолженности при наличии возможности выполнить обязательство, если в этих действиях нет состава преступления (то есть отсутствует крупный размер кредиторской задолженности – примечание автора), влечет административную ответственность по ст. 11.18 Кодекса Республики Беларусь об административных правонарушениях.

Следует отметить, что преступление, ответственность за которое предусмотрена ст. 242 УК, относится к преступлениям против порядка осуществления экономической деятельности, представляющим серьезную угрозу для экономической системы государства. Поэтому одной из важнейших задач органов уголовного преследования является своевременное выявление и пресечение указанных преступлений.

Уклонение от погашения кредиторской задолженности в последние годы получает все большее распространение, а ущерб, наносимый этими преступлениями, является весьма существенным, поскольку многие должники даже при наличии финансовых ресурсов не хотят с ними добровольно расставаться.

Как свидетельствует статистика, количество регистрируемых преступлений названной категории и лиц, их совершивших, ежегодно увеличивается. Так, в 2014 году выявлено 109 преступлений и 46 лиц, в 2015 году – 189 и 81, в 2016 году – 299 и 95, в 2017 году – 353 и 1191.

______________________________

1 Статистические данные приведены из ведомственных отчетных форм.

Отчасти указанная тенденция роста объясняется изменениями, внесенными в ст. 242 УК в 2015 году.

Так, уголовная ответственность за уклонение от погашения кредиторской задолженности существует с момента принятия УК; редакция статьи изменялась лишь один раз в 2015 году, когда слова «по … судебному решению» были заменены словами «по … судебному постановлению» (Закон Республики Беларусь от 5 января 2015 года), что дало возможность привлечения к уголовной ответственности за уклонение от погашения кредиторской задолженности по вступившему в законную силу любому судебному постановлению, а не только по судебному решению.

Непосредственным объектом преступления, предусмотренного ст. 242 УК, является установленный порядок погашения кредиторской задолженности субъектами предпринимательской деятельности.

Под кредиторской задолженностью в экономическом смысле подразумеваются денежные средства, временно привлеченные фирмой (обществом, компанией и так далее) и подлежащие возврату соответствующим физическим или юридическим лицам [1].

Исходя из норм гражданского законодательства Республики Беларусь (ст. 288 Гражданского кодекса), кредиторская задолженность – это любой вид неисполненного обязательства должника кредитору, включая денежные обязательства.

Применительно к ст. 242 УК под кредиторской задолженностью авторами Научно-практического комментария к УК понимается установленная вступившим в законную силу судебным постановлением обязанность должника совершить в пользу кредитора определенное действие: передать имущество, выполнить работу, уплатить деньги и тому подобное. Кредиторская задолженность при этом складывается из суммы всех материальных требований к должнику, включая реальный ущерб, причиненный неисполнением или ненадлежащим исполнением договорных или иных обязательств, штрафные санкции и понесенные кредитором судебные издержки [2].

Вместе с тем следует согласиться с мнением тех исследователей, которые полагают, что для нужд уголовного права целесообразно использовать более узкое понятие «кредиторская задолженность», включающее в себя лишь денежные обязательства [3; 4].

Действительно, суд своим постановлением может обязать должника исполнить обязательство в натуре, например, поставить товар, выполнить работы, оказать услуги, однако в судебном акте данное обязательство, как правило, трансформируется в денежную форму. Поэтому уклонение от погашения кредиторской задолженности возможно только в виде денежного обязательства, поскольку сама кредиторская задолженность возникает исключительно в сфере имущественных отношений как результат неисполнения должником обязательств перед физическими лицами, субъектами хозяйствования и государством.

С объективной стороны уклонение от погашения кредиторской задолженности может проявляться как в форме бездействия, так и в определенных активных действиях, в том числе:

• использовании имеющихся денежных средств для расчетов с другими кредиторами в нарушение очередности расчетов, установленных Указом Президента Республики Беларусь от 29 июня 2000 г. № 359 «Об утверждении порядка расчетов между юридическими лицами, индивидуальными предпринимателями в Республике Беларусь»;

• предоставлении займов иным лицам или организациям;

• открытии новых текущих (расчетных) счетов в банках, переводе на них имеющихся в распоряжении должника денежных средств для проведения расчетов с другими контрагентами, в том числе по вновь заключаемым договорам;

• уступке требований к своим должникам в пользу иных субъектов хозяйствования для того, чтобы избежать поступления денежных средств на расчетный счет;

• совершении действий по отчуждению имущества, на которое могло быть обращено взыскание, в том числе аффилированным и иным субъектам по заниженной стоимости;

• списании имущества с нарушениями требований законодательства (в частности, без проведения инвентаризации);

• приобретении движимого и недвижимого имущества, не вызванного производственной необходимостью;

• непринятии надлежащих мер по взысканию просроченной дебиторской задолженности;

• переезде должника в другую местность, смене юридического или фактического адреса с целью скрыться от кредитора;

• воспрепятствовании законным действиям судебного исполнителя (например, отказ в предоставлении доступа в помещения должника).

Как показывает следственная и судебная практика, чаще всего должники, привлекаемые к уголовной ответственности по ст. 242 УК, используют имеющиеся денежные средства для расчетов с другими кредиторами (контрагентами) в нарушение установленной законодательством очередности расчетов.

• Так, например, М., являясь должностным лицом, работая директором ООО «С», имея умысел на уклонение от погашения кредиторской задолженности по вступившему в законную силу судебному постановлению. Достоверно зная о наличии задолженности и вынесенном судебном постановлении, имея реальную возможность выполнить обязанность по полному погашению задолженности, в период с 27 июля по 4 ноября 2017 года умышленно уклонялся от погашения кредиторской задолженности по определению о судебном приказе экономического суда от 21 июля 2017 года о взыскании задолженности на общую сумму 8403,22 рубля, что на момент вынесения определения составляло 365,36 базовой величины, в пользу ООО «В». При этом М. с целью уклонения от погашения задолженности, в нарушение порядка расчетов между юридическими лицами, индивидуальными предпринимателями лично, а также путем отдачи распоряжений, обязательных для исполнения, главному бухгалтеру Б. осуществлял в указанный период платежи и перечисления в адрес различных субъектов хозяйствования с расчетных счетов предприятия с несоблюдением очередности платежей, относящихся к платежам второй очереди, не соблюдая очередность осуществления платежей между юридическими лицами, их обособленными подразделениями и индивидуальными предпринимателями (в частности, производил оплату нефтепродуктов, запчастей, канцтоваров и другого)2.

______________________________

2 Здесь и далее приводятся примеры уголовных дел по ст. 242 УК, рассмотренных судами Минской области в 2017–2018 годах.

Кроме того, встречаются и другие формы уклонения от погашения кредиторской задолженности (открытие новых расчетных счетов в банках; отчуждение имущества, на которое могло быть обращено взыскание, в том числе аффилированным субъектам; воспрепятствование законным действиям судебного исполнителя и другое).

• Например, обвиняемый З., являясь должностным лицом, работая генеральным директором ОАО «Ч», имея умысел на уклонение от погашения кредиторской задолженности по вступившему в законную силу судебному постановлению, достоверно зная о наличии задолженности и вынесенном судебном постановлении, имея реальную возможность выполнить обязанность по полному погашению задолженности, в период с 24 марта 2014 года по 12 мая 2015 года умышленно уклонялся от погашения кредиторской задолженности по 11 судебным постановлениям, вынесенным в период с 10 марта 2014 года по 30 апреля 2015 года, в нарушение установленного законодательством порядка расчетов между юридическими лицами, индивидуальными предпринимателями осуществлял платежи и перечисления в адрес различных субъектов хозяйствования с расчетных счетов предприятия с несоблюдением очередности платежей. При этом в ходе расследования установлено, что у ОАО «Ч», которым руководил обвиняемый, были открыты расчетные счета в 12 банках для осуществления по ним платежей в обход ограничений, наложенных на имеющиеся до этого счета.

 

* * *

 

• Обвиняемый К., являясь директором ООО «А», имея умысел на уклонение от погашения кредиторской задолженности по вступившему в законную силу судебному постановлению, достоверно зная о наличии задолженности и вынесенном судебном постановлении, имея реальную возможность выполнить обязанность по полному погашению задолженности, в период с 4 мая 2015 года по 26 января 2016 года умышленно уклонялся от погашения кредиторской задолженности по определению о судебном приказе экономического суда от 8 апреля 2015 года о взыскании в пользу ООО «Т» задолженности на сумму 11 758 рублей, в нарушение установленного законодательством порядка расчетов между юридическими лицами, индивидуальными предпринимателями осуществлял в указанный период платежи и перечисления в адрес различных субъектов хозяйствования с расчетных счетов предприятия с несоблюдением очередности платежей. В ходе расследования установлено, что обвиняемый в добровольном порядке задолженность не погашал, препятствовал принудительному исполнению судебного постановления, в том числе не допускал судебного исполнителя на территорию предприятия, а также реализовал УП «А», директором которого являлась его дочь, 10 транспортных средств, принадлежащих ООО «А». Более того, в указанный период К. перевел более 80 000 рублей (при имеющейся кредиторской задолженности на сумму 11 758 рублей) на счет ИП К. (самого себя) «в счет возврата денежных средств согласно договору аренды», то есть фактически вывел крупную сумму денежных средств предприятия из оборота, чтобы избежать их списания в счет погашения имеющейся кредиторской задолженности.

Неисполнение судебного постановления может быть признано уклонением от погашения кредиторской задолженности при одновременном наличии следующих обстоятельств.

1. Судебное постановление вступило в законную силу.

Судебное постановление, как правило, вступает в законную силу по истечении установленного законом срока на его апелляционное обжалование или опротестование (в течение 10 суток со дня провозглашения приговора и 15 дней со дня принятия решений по гражданским и экономическим делам).

2. У должника имеется возможность выполнить указанное в нем обязательство по погашению задолженности.

Наличие указанной возможности определяется наличием у субъекта предпринимательской деятельности достаточных средств для ее погашения. Если речь идет о юридическом лице, то в качестве таких средств могут рассматриваться все его активы, включая движимое и недвижимое имущество. Индивидуальный предприниматель как гражданин будет нести ответственность по своим обязательствам всем принадлежащим ему имуществом.

В ходе расследования уголовного дела необходимо собрать данные о принадлежащем должнику движимом и недвижимом имуществе, в том числе транспортных средствах, ценных бумагах, денежных средствах в банках (находящихся на расчетных счетах и размещенных во вкладах) и другие сведения. Собранная информация позволит получить полное представление об имуществе, за счет которого юридическое лицо или индивидуальный предприниматель имели возможность погасить кредиторскую задолженность.

По поводу наличия возможности выполнить указанное в судебном постановлении обязательство по погашению кредиторской задолженности следует отметить, что ее наличие должник зачастую может отрицать. Органы принудительного исполнения также далеко не всегда способны обеспечить исполнение судебного постановления по взысканию задолженности, что создает видимость безнаказанности недобросовестных должников. Однако возможность доказательства бездействия или действий должностных лиц организации-должника или индивидуального предпринимателя, препятствующих выполнению обязанности по погашению задолженности, а также возможность привлечь их к ответственности имеется [5], хотя следственным органам нередко требуется продолжительное время, чтобы собрать доказательную базу и опровергнуть доводы лица о его невиновности.

Говоря об объективной стороне рассматриваемого противоправного деяния, следует отметить, что учеными и практиками высказываются два противоположных мнения о том, когда (с какого момента) может наступать ответственность за его совершение: при неисполнении вступившего в законную силу судебного постановления о взыскании кредиторской задолженности, если у должника имеются в наличии необходимые денежные средства или иное имущество, либо только в случае возбуждения исполнительного производства.

Так, по мнению А.И.Лукашова, должник может достаточно долго и без каких-либо негативных для него последствий не исполнять вступившее в законную силу судебное постановление, пока по ходатайству взыскателя не будет возбуждено исполнительное производство, а судебный исполнитель не приступит к его принудительному исполнению. Только на данном этапе судебный исполнитель совершает предусмотренные законодательством действия и принимает решения, направленные на погашение кредиторской задолженности, обязательные для должника, от исполнения которых виновное лицо может уклониться посредством оказания судебному исполнителю противодействия в реализации этих действий и решений [6].

Об этом же пишет и В.В.Хилюта, указывая, что само по себе судебное решение об имущественном взыскании вовсе не обязывает должника совершить какое-либо действие по уплате долга. Оно лишь констатирует факт наличия этого долга и предоставляет истцу право взыскать его в принудительном порядке. Взыскатель по своему усмотрению решает вопрос о том, предъявлять ли ему исполнительный лист ко взысканию либо не предъявлять. Если он все-таки предъявляет исполнительный лист ко взысканию – взыскание производится судебным исполнителем. По мнению указанного автора, ст. 242 УК не может применяться в такой ситуации лишь потому, что должник уклонился (не исполнил добровольно) от погашения задолженности. Иначе бы пришлось в каждом конкретном случае возбуждать уголовное дело в отношении должника, который добровольно в установленные сроки уклонился от погашения кредиторской задолженности в крупном размере [3].

По мнению Д.А.Павловского – одного из представителей другой точки зрения [4], вышеуказанный подход не в полной мере соответствует основному принципу гражданского и хозяйственного процесса, согласно которому любое судебное постановление с момента вступления в законную силу является обязательным для исполнения его участниками.

В контексте изложенного не имеет принципиального значения, в какой именно форме и каким конкретно способом уклонялось ответственное за уплату долга лицо: простым бездействием или предпринимало активные действия по противодействию принудительному исполнению судебного постановления.

Как верно отмечает автор, обязательными условиями наступления уголовной ответственности по ст. 242 УК являются вступившее в законную силу судебное постановление и наличие у субъекта хозяйствования возможности его исполнить посредством погашения кредиторской задолженности.

Еще один отечественный исследователь П.А.Гладкий также полагает, что ответственность за уклонение от погашения кредиторской задолженности по вступившему в законную силу судебному решению при наличии возможности выполнить обязанность наступает независимо от того, применялось ли принудительное исполнение такого решения [7].

В этой связи следует обратить внимание на два важных момента.

Прежде всего, это законодательно установленный принцип общеобязательности судебных актов.

Указанный принцип закреплен в ст. 115 Конституции Республики Беларусь, согласно которой судебные постановления являются обязательными для всех граждан и должностных лиц. Названное требование находит свое развитие в ст. 14 Кодекса Республики Беларусь о судоустройстве и статусе судей, согласно которой вступившие в законную силу судебные постановления являются обязательными для всех государственных органов, иных организаций, а также должностных лиц и граждан и подлежат исполнению на всей территории Республики Беларусь. Неисполнение судебных постановлений, вступивших в законную силу, влечет за собой ответственность в соответствии с законодательством.

Таким образом, должностные лица организаций и индивидуальные предприниматели априори должны исполнять судебные постановления о взыскании с них кредиторской задолженности после вступления их в законную силу и не ждать заявлений кредиторов о принудительном исполнении. При этом указанными постановлениями, вопреки мнению некоторых исследователей, не просто констатируется факт наличия долга одного субъекта хозяйствования перед другим, а постановляется взыскать сумму имеющейся задолженности, что и должен безоговорочно исполнить должник при наличии финансовой возможности.

Второй момент, который необходимо учитывать, – процессуальный.

Уголовные дела о преступлениях, предусмотренных ст. 242 УК, в соответствии с требованиями ст. 26 Уголовно-процессуального кодекса Республики Беларусь относятся к делам публичного обвинения, то есть их возбуждение не зависит от наличия заявления того или иного заинтересованного лица (в данном случае – кредитора, взыскателя). Поэтому привлечение к ответственности за уклонение от погашения кредиторской задолженности также не должно ставиться в зависимость от намерения и желания взыскателя начать принудительное исполнение судебного постановления.

По этому же пути идут следственная и судебная практика. Как следует из изученных автором приговоров, обвиняемым вменяется в вину совершение указанного преступления в период со вступления в законную силу судебного постановления.

В этой связи нельзя не сказать и о том, что действия, фактически направленные на уклонение от погашения кредиторской задолженности, должник может совершать и на стадии добровольного исполнения судебного постановления (что видно и из приведенных в статье примеров) и при этом вводить кредитора (кредиторов) в заблуждение, неоднократно обещая погасить задолженность (вернуть денежные средства или иным способом).

• В частности, вышеупомянутый директор ООО «С» М. в ходе расследования и судебного разбирательства пояснял, что действительно заключал договор с ООО «В» на поставку их предприятием продукции. Поскольку у ООО «С» возникли финансовые трудности, поставить сырье по срокам согласно условиям договора или возвратить уплаченную предоплату не представлялось возможным. В этой связи ООО «В» обратилось с заявлением в экономический суд, согласно решению которого с ООО «С» была взыскана имевшаяся задолженность. Зная о наличии обязанности погашать задолженность, обвиняемый М. по выставленному ООО «С» платежному требованию частично сумму долга погасил (документально подтверждена оплата 255,58 рубля из общей суммы 8403,22 рубля). После этого по устной просьбе М. директор ООО «В» А. отозвал платежное поручение, поскольку М. обещал погасить задолженность иным способом – поставить сырье. Однако, по словам обвиняемого, поставить сырье или погасить задолженность не удалось (по какой причине, что препятствовало – неизвестно – примечание автора). Вместе с тем М. не отрицал, что в этот период перечислял денежные средства на иные нужды предприятия.

На протяжении последних лет среди ученых и практических работников правоохранительных органов ведутся дискуссии о пределах уголовно-правового регулирования в сфере экономической деятельности.

При этом большинство исследователей указывают на необходимость пересмотра положений гл. 25 УК «Преступления против порядка осуществления экономической деятельности», обеспечения декриминализации ряда составов преступлений, смягчения уголовной репрессии в отношении бизнеса.

В частности, представители Департамента финансовых расследований Комитета государственного контроля Республики Беларусь на основе анализа европейского опыта и отечественной правоприменительной практики полагают целесообразным декриминализировать ст. 242 УК. Реализация этого предложения, по их мнению, не повлечет ограничения субъектов хозяйствования на защиту их экономических интересов, поскольку общественные отношения по надлежащей оплате товаров, работ и услуг подлежат защите путем реализации полномочий, предоставленных органам принудительного исполнения. При этом задача преследования лиц, уклоняющихся от погашения кредиторской задолженности по судебному постановлению, вполне достижима путем более активного применения на практике статей Кодекса Республики Беларусь об административных правонарушениях [8].

В.В.Хилюта полагает, что в существующей редакции уголовного закона норма об уклонении от погашения кредиторской задолженности (ст. 242 УК), являясь специальной по отношению к норме о неисполнении приговора, решения или иного судебного акта (ст. 423 УК), не может быть эффективно применима и предлагает предусмотреть ответственность за такие противоправные действия в новой ч. 2 ст. 423 УК: «Воспрепятствование погашению по вступившему в законную силу судебному решению кредиторской задолженности в крупном размере при наличии возможности выполнить обязанность». При такой постановке вопроса объектом названного преступления должны выступать не интересы кредитора (так как воспрепятствование погашению кредиторской задолженности осуществляется уже после вступления в силу судебного акта, которым защищены интересы кредитора), а интересы правосудия, ибо речь здесь идет о надлежащем исполнении судебных решений в области имущественных отношений [3].

Что касается декриминализации ст. 242 УК, то инициаторы данного предложения, очевидно, руководствовались соображениями труднодоказуемости вины должника в совершении данного преступного деяния. На этот факт указывает и судья В.Г.Шевцов, отмечая, что должностные лица юридического лица не являются по вызову в судебные заседания, постановления выносятся в их отсутствие. Сам факт надлежащего извещения о наличии судебного постановления трудно доказуем [9].

Вместе с тем представляется, что один факт наличия трудностей при доказывании вины должника не может свидетельствовать об отсутствии необходимости уголовного преследования за уклонение от погашения кредиторской задолженности. Кроме того, за последние несколько лет число выявленных преступлений рассматриваемой категории выросло более чем в три раза, что также косвенно подтверждает целесообразность существования уголовной ответственности за их совершение.

Касаясь предложения В.В.Хилюты о переносе ст. 242 УК из гл. 25 в гл. 34 «Преступления против правосудия», следует не согласиться с автором в той части, что объектом названного преступления должны выступать интересы правосудия, а не интересы кредитора.

На наш взгляд, интересы кредиторов должны не только защищаться государством в лице суда, который выносит соответствующее постановление, но и реализовываться на практике, то есть их права и законные интересы будут соблюдены только после погашения задолженности перед ними со стороны должника. По этой причине объектом указанного преступления является в первую очередь установленный порядок погашения кредиторской задолженности субъектами предпринимательской деятельности, а интересы правосудия выступают только в качестве дополнительного объекта.

Учитывая все вышеизложенное, вносить какие-либо изменения в действующее уголовное законодательство в настоящее время представляется нецелесообразным.

Вместе с тем правоприменительная и судебная практика по данной категории уголовных дел свидетельствует о необходимости совершенствования уголовно-процессуального законодательства.

Так, В.Г.Шевцов обоснованно отмечает, что при рассмотрении дел об уклонении от погашения кредиторской задолженности не может быть в полной мере исполнен такой принцип уголовного процесса, как состязательность. Представители юридического лица формально не вправе занимать сторону обвинения. Они могут допрашиваться лишь в качестве свидетелей, однако права свидетеля существенно уже прав потерпевшего и представителя гражданского истца [9].

Поэтому следует согласиться с автором, предлагающим в исключительных случаях наделять представителей юридических лиц правами потерпевших в части процессуальных возможностей, если без данного статуса их представители лишены возможности защищать права и интересы компании и организации.

Реализации лицами, пострадавшими от преступлений, предусмотренных ст. 242 УК, своих законных прав и интересов будет способствовать внесение изменений в Уголовно-процессуальный кодекс, которые предлагает Д.А.Павловский. Он предлагает относить уголовные дела по ст. 242 УК к делам не публичного, а частно-публичного обвинения, которые возбуждаются исключительно по заявлению кредитора либо прокурором в интересах последнего. По мнению автора, инициатива привлечения должника к уголовной ответственности за неисполнение судебных постановлений о взыскании кредиторской задолженности должна исходить, прежде всего, от самого кредитора, что исключит определенную избирательность в привлечении должностных лиц хозяйствующих субъектов и предпринимателей к уголовной ответственности за неисполнение судебных постановлений, что имеет место в настоящее время [4].

 

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ

 

1. Гавриленко, В. Г. Капитал. Энциклопедический словарь [Электронный ресурс] / В. Г. Гавриленко // ИБ «КонсультантПлюс. Комментарии Законодательства. Белорусский Выпуск» / ООО «ЮрСпектр». – Минск, 2018.

2. Научно-практический комментарий к Уголовному кодексу Республики Беларусь / Н. Ф. Ахраменка [и др.] ; под ред. А. В. Баркова, В. М. Хомича. – 2-е изд., с изм. и доп. – Минск : ГИУСТ БГУ, 2010. – 1064 с.

3. Хилюта, В. В. Уклонение от погашения кредиторской задолженности: проблемы привлечения недобросовестного должника к ответственности [Электронный ресурс] / В. В. Хилюта // ИБ «КонсультантПлюс. Комментарии Законодательства. Белорусский Выпуск» / ООО «ЮрСпектр». – Минск, 2018.

4. Павловский, Д. А. Проблемные вопросы правоприменительной практики по уголовным делам об уклонении от погашения кредиторской задолженности по вступившим в законную силу судебным постановлениям [Электронный ресурс] / Д. А. Павловский // ИБ «КонсультантПлюс. Комментарии Законодательства. Белорусский Выпуск» / ООО «ЮрСпектр». – Минск, 2018.

5. Смольский, А. П. Уклонение от погашения кредиторской задолженности: особенности квалификации и выявления признаков [Электронный ресурс] / А. П. Смольский // ИБ «КонсультантПлюс. Комментарии Законодательства. Белорусский Выпуск» / ООО «ЮрСпектр». – Минск, 2018.

6. Лукашов, А. И. Уклонение от погашения кредиторской задолженности [Электронный ресурс] / А. И. Лукашов // ИБ «КонсультантПлюс. Комментарии Законодательства. Белорусский Выпуск» / ООО «ЮрСпектр». – Минск, 2018.

7. Гладкий, П. А. Уклонение от погашения кредиторской задолженности [Электронный ресурс] / П. А. Гладкий // ИБ «КонсультантПлюс. Комментарии Законодательства. Белорусский Выпуск» / ООО «ЮрСпектр». – Минск, 2018.

8. ДФР предлагает исключить из УК статью за уклонение от погашения кредиторской задолженности [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://m.belta.by/society/view/dfr-predlagaet-iskljuchit-iz-uk-statjju-za-uklonenie-ot-pogashenija kreditorskoj-zadolzhennosti-243493-2017/. – Дата доступа: 07.09.2018.

9. Шевцов, В. Г. Вопросы правоприменительной практики при рассмотрении судом первой инстанции уголовных дел об уклонении от погашения кредиторской задолженности (ст. 242 УК) [Электронный ресурс] / В. Г. Шевцов // ИБ «КонсультантПлюс. Комментарии Законодательства. Белорусский Выпуск» / ООО «ЮрСпектр». – Минск, 2018.

 

Материал поступил в редакцию 12.09.2018