− 
 − 

РОЛЬ И ЗНАЧЕНИЕ ПРИНЦИПОВ УГОЛОВНОГО ПРАВА ДЛЯ ПРОЦЕССА ЗАКОНОТВОРЧЕСТВА

ROLE AND SIGNIFICANCE OF CRIMINAL LAW PRINCIPLES FOR LAW-MAKING PROCESS

НИКИТЕНКО О.Г.,

советник-консультант Главного управления законодательства и государственного
строительства Секретариата Совета Республики Национального собрания
Республики Беларусь

 

В статье раскрывается воздействие принципов уголовного права на процесс законотворчества. Подчеркивается, что эффективность принципов уголовного права заключается в их нормативности, непрерывном взаимодействии и единстве реализации. Представленный теоретический материал проиллюстрирован примерами из практики законотворчества, непосредственно отражающими влияние принципов уголовного права на формирование норм уголовного законодательства. Затронута проблематика неполноты реализации принципов уголовного права ввиду имеющих место в Уголовном кодексе Республики Беларусь системных пробелов применительно к преступлениям террористического характера и преступлениям с признаками терроризирования. Автором внесены конкретные предложения по ее разрешению.

 

Criminal law principles’ impact on law-making process is revealed in the article. It is underlined that the effectiveness of the criminal law principles consists of their normativity, continuous interaction and implementation unity. The theoretical material submitted is illustrated with the examples borrowed from law-making practice, which directly reflect the impact of the criminal law principles on formation of criminal legislation norms. The problem of an incomplete implementation of criminal law principles has been touched upon in respect to the systemic gaps in the Criminal Code of the Republic of Belarus concerning terrorism-related crimes and crimes with signs of terrorizing. The author has made the specific proposals for its resolution.

 

Принципы уголовного права в значительной степени предопределяют содержание норм уголовного законодательства. Тем не менее в процессе законотворчества названным принципам порой уделяется недостаточно внимания. Это негативным образом сказывается на полноте и системности правового регулирования общественных отношений, а в отдельных случаях – ведет к искажению понимания сути и направленности норм уголовного законодательства.

Разрешение данной проблематики представляется особенно актуальным с учетом того, что человек, его права, свободы и гарантии их реализации являются высшей ценностью и целью общества и государства (статья 2 Конституции Республики Беларусь [1]), а уголовное право призвано решать задачи охранительного и превентивного (предупредительного) характера.

Важно учитывать, что принципы уголовного права тесно взаимосвязаны с принципами правовой политики, проводимой в государстве и предопределяющей направления осуществления нормотворчества. Так, в настоящее время прослеживается усиление гуманизации уголовного законодательства. Подтверждением этому являются, в частности, положения Закона Республики Беларусь от 9 января 2019 года «О внесении изменений и дополнений и в некоторые кодексы Республики Беларусь». Обращаем внимание, что данный Закон представляет собой результат объединения двух проектов законов Республики Беларусь: «Об изменении некоторых кодексов Республики Беларусь» и «О внесении дополнений в Процессуально-исполнительный кодекс Республики Беларусь об административных правонарушениях» [2; 3]. Законом Республики Беларусь «О внесении дополнений и изменений в некоторые кодексы Республики Беларусь» декриминализированы нарушение порядка открытия счетов за пределами Республики Беларусь (статья 224 Уголовного кодекса Республики Беларусь (далее – УК)), лжепредпринимательство (статья 234 УК), нарушение антимонопольного законодательства (статья 244 УК), дискредитация деловой репутации конкурента (статья 249 УК) и др. Кроме того, размеры ущерба, с причинением которого связывается наступление уголовной ответственности, скорректированы в сторону их увеличения, например, в случае уклонения от уплаты сумм налогов, сборов (статья 243 УК) крупный размер ущерба увеличен с 1000 базовых величин до 2000, особо крупный – с 2500 базовых величин до 3500. При этом названным Законом УК дополнен нормой, предусматривающей, что наказание в виде лишения свободы не может быть назначено впервые осуждаемому лицу, совершившему не представляющее большой общественной опасности или менее тяжкое преступление против порядка осуществления экономической деятельности (за исключением контрабанды, незаконных экспорта или передачи в целях экспорта объектов экспортного контроля, легализации («отмывания») средств, полученных преступным путем).

Принципы уголовного права являются одним из залогов надлежащего соблюдения прав и свобод и обеспечения законных интересов каждого из участников уголовных правоотношений. В определенной степени это обусловлено тем, что рассматриваемые принципы есть своего рода морально-нравственные эталоны, которые раскрывают сущность уголовного права. В связи с этим представляется обоснованной точка зрения С.С.Алексеева, отмечавшего, что «правовые принципы имеют самостоятельное правовое значение. Будучи своего рода сгустками правовой материи, они как бы направляют функционирование права…» [5]. При этом принципы уголовного права непосредственно отражают характеристики алгоритма, по которому выстраивается взаимодействие участников уголовных правоотношений, а также формируют общее восприятие отрасли уголовного права и складывающейся в ее рамках правоприменительной практики. В частности, такие принципы уголовного права, как неотвратимость ответственности и личная виновная ответственность, способствуют закреплению уверенности в том, что попранная совершением преступления в том числе социальная справедливость будет восстановлена надлежащим образом, а виновное в этом лицо – понесет заслуженное и справедливое наказание.

Значимость принципов уголовного права обусловлена в том числе их нормативностью, то есть непосредственным закреплением в УК. Следует отметить, что в качестве принципов уголовного закона и уголовной ответственности статья 3 УК называет законность, равенство граждан перед законом, неотвратимость ответственности, личную виновную ответственность, справедливость и гуманизм [4]. Обращаем внимание, что эффективность реализации принципов уголовного права в процессе правоприменения находится в прямой зависимости не только от нормативности закрепления и точности их формулирования, но и от соответствия им положений УК и сформированной правоприменительной практики. Это свидетельствует о взаимообусловленности, взаимозависимости и необходимости непрерывного взаимодействия принципов уголовного права, что подтверждается, в частности, следующим примером.

Пунктом 6 статьи 1 Закона Республики Беларусь от 17 июля 2018 года «О внесении изменений и дополнений в некоторые кодексы Республики Беларусь» статья 304 УК, предусматривающая уголовную ответственность за нарушение правил пожарной безопасности, была дополнена примечанием следующего содержания: «Под правилами пожарной безопасности понимаются общие требования пожарной безопасности, установленные Президентом Республики Беларусь, специфические требования по обеспечению пожарной безопасности, установленные Советом Министров Республики Беларусь, правила пожарной безопасности, утвержденные Министерством по чрезвычайным ситуациям Республики Беларусь» [6].

Включение в УК данного положения было обусловлено необходимостью обеспечения полноценной реализации принципа неотвратимости ответственности, что особенно актуально в контексте бланкетного характера диспозиции статьи 304 УК. С учетом этого обращаем внимание, что частью первой подпункта 3.5 пункта 3 Декрета Президента Республики Беларусь от 23 ноября 2017 г. № 7 «О развитии предпринимательства» субъекты хозяйствования в процессе осуществления экономической деятельности обязываются соблюдать общие требования пожарной безопасности к содержанию и эксплуатации капитальных строений (зданий, сооружений), изолированных помещений и иных объектов, принадлежащих субъектам хозяйствования, которые утверждены подпунктом 2.2 пункта 2 названного Декрета. При этом пунктом 2 указанных выше общих требований пожарной безопасности установлено, что Советом Министров Республики Беларусь определяются обязательные для соблюдения специфические требования по обеспечению пожарной безопасности для объектов, специально предназначенных для пребывания детей, а также объектов с одновременным пребыванием свыше 300 человек, объектов социальной сферы и здравоохранения с круглосуточным пребыванием людей, взрывопожароопасных и пожароопасных производств, объектов железнодорожного транспорта, метрополитена, гражданской и государственной авиации, на судах внутреннего водного транспорта, в лесах, при осуществлении геологоразведочных работ [7].

Исходя из изложенного, отсутствие содержащегося в Законе Республики Беларусь «О внесении дополнений и изменений в некоторые кодексы Республики Беларусь» примечания к статье 304 УК привело бы к невозможности привлечения виновных в нарушении правил пожарной безопасности к уголовной ответственности [4; 6].

Принципы уголовного права находят свое логическое продолжение и дальнейшее развитие не только в УК, но и в рамках иных нормативных правовых актов. Это положительным образом сказывается на эффективности нормативного регулирования уголовных правоотношений в целом. В качестве примеров полагаем возможным привести следующие.

Законом Республики Беларусь от 18 июля 2017 года «О внесении изменений и дополнений в Уголовный и Уголовно-процессуальный кодексы Республики Беларусь» установлено, что если специальная конфискация имущества, приобретенного преступным путем, дохода, полученного от использования этого имущества, на момент принятия решения о конфискации невозможна вследствие утраты, израсходования, уничтожения, реализации либо по иным причинам, то с осужденного в доход государства взыскивается денежная сумма, соответствующая стоимости имущества, приобретенного преступным путем, и (или) размеру дохода, полученного от использования этого имущества; размер денежной суммы, подлежащей взысканию, определяется судом на день вынесения приговора [8]. Дополнение УК подобной нормой было обусловлено имплементацией в национальное законодательство международных стандартов в сфере противодействия легализации преступных доходов. В частности, ранее Республике Беларусь было рекомендовано Евразийской группой по противодействию легализации преступных доходов и финансированию терроризма ввести в законодательство норму, предусматривающую конфискацию имущественного эквивалента, необходимого, чтобы конфискации подлежали доходы, полученные от доходов преступлений (пункт 127 Отчета взаимной оценки по противодействию отмыванию денег и финансированию терроризма 2008 года) [9].

Вместе с тем закрепление в УК специальной конфискации непосредственно свидетельствует о более полной реализации такого принципа уголовного права, как неотвратимость ответственности. Ведь каждое лицо, признанное виновным в совершении преступления, подлежит наказанию или иным мерам уголовной ответственности. Освобождение от уголовной ответственности или наказания допускается лишь в случаях, предусмотренных УК [4]. При этом неотвратимость ответственности в данном случае находит свое отражение в том, что даже если специальная конфискация приобретенного имущества преступным путем, дохода, полученного от использования этого имущества, на момент принятия соответствующего решения невозможна в силу указанных выше причин, то взыскание все равно будет осуществлено.

В связи со сказанным следует отметить, что для обеспечения наиболее полной реализации принципов справедливости и личной виновной ответственности Законом Республики Беларусь «О внесении дополнений и изменений в некоторые кодексы Республики Беларусь» статья 61 УК исключается. Одновременно данным Законом детализируется специальная конфискация.

Проектом Закона Республики Беларусь «Об изменении законов Республики Беларусь по вопросу усиления борьбы с пропагандой нацизма и экстремизма» (принят Палатой представителей Национального собрания Республики Беларусь 6 декабря 2018 г. в первом чтении) предполагается ввести уголовную ответственность за реабилитацию нацизма посредством корректировки статьи 130 УК, устанавливающей ответственность за разжигание расовой, национальной, религиозной либо иной социальной вражды или розни [10]. В связи с этим статьей 3 указанного законопроекта предложено дополнить Закон Республики Беларусь от 4 января 2007 года «О противодействии экстремизму» [11] термином, раскрывающим понятие реабилитации нацизма [10]. Данные корректировки являются результатом совершенствования правовых подходов к защите общественного порядка и общественной нравственности. Они призваны содействовать реализации принципа виновной ответственности (закрепление легальной дефиниции «реабилитация нацизма» способствует оптимизации разрешения такого принципиального вопроса, как виновность лица).

Вместе с тем вынуждены констатировать, что в отдельных случаях нормы УК не в полной мере отражают принципы уголовного права. Это подтверждается следующими примерами.

Законом Республики Беларусь от 26 октября 2012 года «О внесении изменений и дополнений в некоторые законы Республики Беларусь по вопросам борьбы с терроризмом и противодействия экстремизму» были введены основания для освобождения от уголовной ответственности за такие преступления террористического характера, как акт терроризма в отношении представителя иностранного государства или международной организации (статья 124 УК), акт международного терроризма (статья 126 УК), акт терроризма (статья 289 УК) и акт терроризма в отношении государственного или общественного деятеля (статья 359 УК) [12]. Основания для освобождения от уголовной ответственности применительно к статье 125 УК, предусматривающей ответственность за такое преступление террористического характера, как нападение на учреждения, пользующиеся международной защитой, установлены не были. В связи с этим целесообразно отметить, что нами (на основе таких совокупных критериев, как общность признаков их объективной и субъективной сторон (публичность, двухэтапность совершения, преследование определенных целей); круг адресатов потерпевших; многообъектность составов; высокий уровень типовой общественной опасности) к преступлениям террористического характера по УК отнесены составы преступлений, уголовная ответственность за которые предусмотрена в статьях 124–126, 289, 291, 292 и 359 УК. Указанный применительно к статье 125 УК системный пробел негативным образом сказывается на полноценной реализации принципов гуманизма и справедливости [4].

В целях обеспечения упорядоченности нормативных предписаний УК, углубления дифференциации и индивидуализации уголовной ответственности, а также усиления гуманистического компонента и гарантирования полноты реализации принципов уголовного права полагаем целесообразным дополнение статьи 125 УК примечанием следующего содержания:

«Примечание. Лицо, участвовавшее в приготовлении к деяниям, предусмотренным настоящей статьей, освобождается от уголовной ответственности, если оно своевременным предупреждением государственных органов или иным образом предотвратило нападение на учреждения, пользующиеся международной защитой.».

Законом Республики Беларусь «О внесении изменений и дополнений в некоторые законы Республики Беларусь по вопросам борьбы с терроризмом и противодействия экстремизму» в качестве квалифицирующего признака было введено совершение акта терроризма и акта международного терроризма лицом, ранее совершившим преступления, предусмотренные статьями 124, 289, 290, 2901 и 359 УК [12]. Как следствие, в абзаце первом части 2 статьи 126 УК и абзаце первом части 2 статьи 289 УК отсутствует указание на полный перечень составов преступлений террористического характера. Данные системные пробелы свидетельствуют о нарушении принципов неотвратимости ответственности и справедливости. Следует отметить, что применительно к статье 289 УК обозначенный системный пробел был частично скорректирован с принятием Закона Республики Беларусь от 30 июня 2014 года «О мерах по предотвращению легализации доходов, полученных преступным путем, финансирования террористической деятельности и финансирования распространения оружия массового поражения» [13].

В целях обеспечения эффективного претворения в жизнь принципов неотвратимости ответственности и справедливости видится обоснованным изложение абзаца первого части 2 статьи 126 УК и абзаца первого части 2 статьи 289 УК соответственно в следующей редакции:

«2. Акт международного терроризма, совершенный повторно, либо группой лиц по предварительному сговору, либо лицом, ранее совершившим преступления, предусмотренные статьями 124–126, 289, 2901, 291, 292, 324 и 359 настоящего Кодекса, или сопряженный с причинением тяжких телесных повреждений, –»;

«2. Акт терроризма, совершенный повторно, либо группой лиц по предварительному сговору, либо лицом, ранее совершившим преступления, предусмотренные статьями 124–126, 289, 2901–292, 324 и 359 настоящего Кодекса, или сопряженный с причинением тяжких телесных повреждений, –».

Кроме того, предлагаем рассмотреть вопрос об изложении примечания к статье 289 УК в следующей редакции:

«Примечания:

1. Акт терроризма считается совершенным повторно, если ему предшествовало совершение другого акта терроризма или какого-либо из следующих преступлений: статья 290, часть 4 статьи 294, часть 4 статьи 295, часть 4 статьи 309, часть 3 статьи 311, часть 3 статьи 322, часть 3 статьи 323, часть 2 статьи 333.

2. Лицо, участвовавшее в приготовлении к деяниям, предусмотренным настоящей статьей, освобождается от уголовной ответственности за эти деяния, если оно своевременным предупреждением государственных органов или иным образом предотвратило акт терроризма.».

Таким образом, для ряда составов преступлений с признаками терроризирования (терроризирование определяется нами как поведение, нацеленное на запугивание, устрашение или порождение паники на уровне отдельных индивидов, группы индивидов или всего общества путем применения насилия или угрозы насилием в целях обеспечения благоприятных условий для достижения преследуемых виновными целей) речь будет идти о наличии специальной повторности применительно к преступлениям террористической направленности только в определенном фрагменте указанных структурных элементов. Это обусловлено тем, что при конструировании составов преступлений, за которые предусмотрена уголовная ответственность в статьях 294–295, 311, 323 и 333 УК, воедино в рамках одной и той же части статьи объединены как преступления с признаками терроризирования, так и составы преступлений, характерных для той главы УК, в которой непосредственно расположена соответствующая статья [4]. В зарубежной доктрине уголовного права подобный подход именуется как установление наказания за создание рисков [14].

Обращаем внимание, что закрепление в примечании к статье 289 УК конкретного перечня случаев, когда совершение акта терроризма признается повторным, будет способствовать не только устранению системных пробелов, но и положительным образом скажется на полноте и эффективности реализации принципов справедливости и неотвратимости ответственности.

Несомненно, принципы права содействуют повышению концептуальности нормативных предписаний и их гармоничному включению в действующий массив законодательства. Именно поэтому принципы уголовного права были и по-прежнему остаются руководящими началами, на которые в процессе законотворчества ориентируются нормотворцы.

 

СПИСОК ЦИТИРОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ

 

1. Конституция Республики Беларусь : с изм. и доп., принятыми на респ. референдумах 24 нояб. 1996 г. и 17 окт. 2004 г. // ЭТАЛОН. Законодательство Республики Беларусь / Нац. центр правовой информ. Респ. Беларусь. – Минск, 2018.

2. Об изменении некоторых кодексов Республики Беларусь [Электронный ресурс] : Законопроекты 5.0 // ЭТАЛОН – Проекты законов Республики Беларусь / Нац. центр правовой информ. Респ. Беларусь. – Минск, 2018.

3. О внесении дополнений в Процессуально-исполнительный кодекс Республики Беларусь об административных правонарушениях [Электронный ресурс] : Законопроекты 5.0 // ЭТАЛОН – Проекты законов Республики Беларусь / Нац. центр правовой информ. Респ. Беларусь. – Минск, 2018.

4. Уголовный кодекс Республики Беларусь [Электронный ресурс] : 9 июля 1999 г., № 275-З : принят Палатой представителей 2 июня 1999 г. : одобр. Советом Респ. 24 июня 1999 г. : в ред. Закона Респ. Беларусь от 18.07.2017 // ЭТАЛОН. Законодательство Республики Беларусь / Нац. центр правовой информ. Респ. Беларусь. – Минск, 2018.

5. Алексеев, С. С. Структура советского права / С. С. Алексеев. – М. : Юрид. лит., 1975. – С. 90.

6. О внесении изменений и дополнений в некоторые кодексы Республики Беларусь [Электронный ресурс] : Закон Респ. Беларусь, 17 июля 2018 г., № 131-З // ЭТАЛОН .Законодательство Республики Беларусь / Нац. центр правовой информ. Респ. Беларусь. – Минск, 2018.

7. О развитии предпринимательства [Электронный ресурс] : Декрет Президента Респ. Беларусь, 23 нояб. 2017 г., № 7 // ЭТАЛОН. Законодательство Республики Беларусь / Нац. центр правовой информ. Респ. Беларусь. – Минск, 2018.

8. О внесении изменений и дополнений в Уголовный и Уголовно-процессуальный кодексы Республики Беларусь [Электронный ресурс] : Закон Респ. Беларусь, 18 июля 2017 г., № 53-З // ЭТАЛОН. Законодательство Республики Беларусь / Нац. центр правовой информ. Респ. Беларусь. – Минск, 2018.

9. Отчет взаимной оценки по противодействию отмыванию денег и финансированию терроризма (декабрь 2008 года) [Электронный ресурс]. – Режим доступа: https://eurasiangroup.org/restricted/belarus.pdf. – Дата доступа: 22.05.2018.

10. Об изменении законов Республики Беларусь по вопросу усиления борьбы с пропагандой нацизма и экстремизма [Электронный ресурс] : Законопроекты 5.0 // ЭТАЛОН – Проекты законов Республики Беларусь / Нац. центр правовой информ. Респ. Беларусь. – Минск, 2018.

11. О противодействии экстремизму [Электронный ресурс] : Закон Респ. Беларусь, 4 янв. 2007 г., № 203-З : в ред. Закона Респ. Беларусь от 20.04.2016 г. // ЭТАЛОН. Законодательство Республики Беларусь / Нац. центр правовой информ. Респ. Беларусь. – Минск, 2018.

12. О внесении изменений и дополнений в некоторые законы Республики Беларусь по вопросам борьбы с терроризмом и противодействия экстремизму [Электронный ресурс] : Закон Респ. Беларусь, 26 окт. 2012 г., № 435-З // ЭТАЛОН. Законодательство Республики Беларусь / Нац. центр правовой информ. Респ. Беларусь. – Минск, 2018.

13. О мерах по предотвращению легализации доходов, полученных преступным путем, финансирования террористической деятельности и финансирования распространения оружия массового поражения [Электронный ресурс] : Закон Респ. Беларусь, 30 июня 2014 г., № 165-З : в ред. Закона Респ. Беларусь от 13.06.2016 г. // ЭТАЛОН. Законодательство Республики Беларусь / Нац. центр правовой информ. Респ. Беларусь. – Минск, 2018.

14. Albrecht, H. J. Concepts of terrorism and organized crime [Electronic resource] / H. J. Albrecht // ETC Graz. – Mode of access: http://www.etc-graz.at/cms/fileadmin/user_upload/humsec/SAc_08_PPP/PPP_Hans_J_rg_Albrecht.pdf. – Date of access: 12.05.2018.

 

Дата поступления статьи в редакцию 21.12.2018