− 
 − 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ ПРЕЗИДИУМА ОБЛАСТНОГО СУДА

7 апреля 2014 г.

 

(Извлечение)

 

Президиум областного суда рассмотрел в открытом судебном заседании дело по протесту заместителя Председателя Верховного Суда Республики Беларусь на определение судебной коллегии по гражданским делам областного суда от 12 февраля 2013 г. по делу по иску ЗАО «Банк» к П. и Е. о взыскании задолженности по кредитному договору.

Заслушав доклад судьи областного суда, мнение заместителя прокурора области, полагавшего протест удовлетворить, президиум

 

установил:

 

В исковом заявлении суду истец ЗАО «Банк» указал, что по кредитному договору от 31 августа 2007 г. А. был предоставлен кредит в сумме 1500 долларов США на срок по 10 февраля 2009 г. Одновременно был заключен договор банковского обслуживания.

2 октября 2008 г. А. умер.

Согласно сведений нотариальной конторы наследниками являются супруга П. и дочь Е. В состав наследственного имущества входит автомобиль «Мерседес Бенц» 123Д и квартира, расположенная по ул. Н. в г. М. (3/4 доли унаследовала П., 1/4 – Е.).

Приняв наследство, наследники П. и Е. приняли и долги (обязательства) наследодателя. В добровольном порядке ответчики отказались погасить долг перед банком в сумме 486,82 долларов США и 42 080 руб.

По изложенным основаниям, ссылаясь на нормы ст. 771, ст. 1086 Гражданского кодекса Республики Беларусь (далее – ГК), истец просил взыскать в солидарном порядке с ответчиков П. и Е. задолженность по кредитному договору и договору банковского обслуживания в указанном размере.

Решением суда от 18 декабря 2012 г. в иске отказано.

Определением судебной коллегии по гражданским делам областного суда от 12 февраля 2013 г. решение суда оставлено без изменения.

В протесте заместителя Председателя Верховного Суда Республики Беларусь ставится вопрос об отмене определения судебной коллегии с направлением дела на новое кассационное рассмотрение.

Протест подлежит удовлетворению исходя из следующего.

В соответствии с ч. 1 ст. 448 Гражданского процессуального кодекса Республики Беларусь (далее – ГПК) основаниями к отмене в порядке надзора судебных постановлений являются их необоснованность или существенные нарушения норм материального или процессуального права.

Как разъяснил Пленум Верховного Суда Республики Беларусь (п. 29 Постановления № 16 от 21 декабря 2001 г., в редакции от 22 декабря 2011 г. «О некоторых вопросах применения судами законодательства о наследовании»), при рассмотрении требований кредиторов о взыскании с наследников, принявших наследство, долгов наследодателя суды должны учитывать, что срок исковой давности, указанный в п. 4 ст. 1086 ГК, применительно к характеру требований, которые имелись у кредиторов к наследодателю, может быть как общим, так и специальным (ст.ст. 197, 198 ГК).

Согласно ст. 17 Банковского кодекса Республики Беларусь срок исковой давности по требованиям банков и небанковских кредитно-финансовых организаций к кредитополучателям при неисполнении (ненадлежащем исполнении) условий кредитных договоров устанавливается в пять лет.

Статьей 202 ГК установлено, что перемена лиц в обязательстве не влечет изменения срока исковой давности и порядка его исчисления.

Из материалов дела усматривается, что правопреемником ЗАО «Банк» является ЗАО «Банк2».

Судом установлено, что по кредитному договору от 31 августа 2007 г. ЗАО «Банк» предоставил А. кредит на потребительские нужды в сумме 1500 долларов США на срок по 10 февраля 2009 г., с погашением кредита не позднее 10-го числа каждого месяца. При жизни А. исполнял кредитные обязательства надлежаще, задолженности не имел.

2 октября 2008 г. А. умер, о чем банку стало известно 15 января 2009 г.

Так как очередной платеж по договору 10 октября 2008 г. произведен не был, суд пришел к обоснованному выводу о том, что с 13 октября 2008 г. у банка возникло право требования к наследникам по взысканию долга, поскольку с указанной даты возникло бы право требования к кредитополучателю.

Вместе с тем, отказывая в иске, суд указал, что истец пропустил общий срок исковой давности, установленный ст. 197 ГК, в три года, о применении которого заявили ответчики. При этом суд исходил из того, что на момент смерти кредитополучатель просроченной задолженности по кредитному договору не имел.

С данным выводом согласилась и судебная коллегия, указав, что истец обратился в суд о взыскании кредитной задолженности не в связи с неисполнением кредитного договора кредитодателем, а в связи с его смертью, что, по мнению коллегии, исключает применение пятилетнего специального срока исковой давности, установленного для кредитных правоотношений Банковским кодексом.

С выводом судебной коллегии согласиться нельзя.

Так как наследники являются универсальными правопреемниками наследодателя, то в силу положений ст. 202 ГК срок исковой давности и порядок его исчисления, установленные для обязательств наследодателя, для них не изменяются.

При таких обстоятельствах судебными инстанциями допущена ошибка в применении норм материального права, что влечет отмену вынесенного по делу решения.

Вместе с тем, подлежит дополнительной проверке вопрос о размере взыскиваемого истцом долга наследодателя, поскольку из пояснений ответчицы П. усматривается, что перед смертью А. находился в больнице и определенное время кредитные обязательства не исполнял.

В связи с тем, что недостатки, допущенные судами, не могут быть восполнены надзорной инстанцией, дело подлежит направлению на новое кассационное рассмотрение.

Руководствуясь ст. 447 ГПК, президиум

 

постановил:

 

Отменить определение судебной коллегии по гражданским делам областного суда от 12 февраля 2013 г. Дело направить на новое кассационное рассмотрение.