ПРИГОВОР

ИМЕНЕМ РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ

8 июля 2015 г.

 

(Извлечение)

 

Районный суд, рассмотрев в открытом судебном заседании в помещении суда уголовное дело по обвинению У., ранее не судимого, мера пресечения – личное поручительство Ж. и С., в совершении преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 317 Уголовного кодекса Республики Беларусь (далее – УК),

 

установил:

 

У. 10.02.2015 около 07 ч 40 мин в нарушение требований подп. 10.3 п. 10 Правил дорожного движения, утвержденных Указом Президента Республики Беларусь от 28 ноября 2005 г. № 551 (далее – Правила дорожного движения), управлял автомобилем «Фольксваген Пассат», переднее стекло которого имело наслоения в виде инея и льда, ограничивающие обзорность дороги и отрицательно сказывающиеся на возможности водителя своевременно обнаружить препятствие или опасность для движения. Двигаясь по ул. К. в направлении ул. С. г. С., при подъезде к наземному, нерегулируемому, обозначенному дорожными информационно-указательными знаками 5.16.1 (2) «Пешеходный переход» пешеходному переходу в момент возникновения опасности для движения, то есть с момента обнаружения указанных дорожных знаков, в нарушение требований подп. 7.2 п. 7 Правил дорожного движения проявил невнимательность к возможному изменению дорожной обстановки на проезжей части и небрежность к точному выполнению Правил дорожного движения. В нарушение требований п. 116 Правил дорожного движения не принял мер к снижению скорости движения, которая позволила бы при необходимости уступить дорогу пешеходам, в результате чего не смог своевременно обнаружить пешехода В., которая переходила проезжую часть слева направо по ходу движения автомобиля по наземному нерегулируемому пешеходному переходу, и совершил на нее наезд.

В результате дорожно-транспортного происшествия В. причинены закрытый полный перелом правой большеберцовой кости, правой малоберцовой кости, закрытый перелом остистого отростка 6 грудного позвонка, кровоподтек левой голени, которые согласно заключению эксперта от 10.03.2015 относятся к тяжким, опасным для жизни, телесным повреждениям.

Допрошенный в судебном заседании У. свою вину в предъявленном обвинении признал полностью, показав, что действительно имеет водительское удостоверение категории «В», выданное 18.04.2008. 10.02.2015 спиртного не употреблял и около 07 ч 40 мин на принадлежащем на праве собственности автомобиле «Фольксваген Пассат» двигался по ул. К. в г. С. в направлении перекрестка с ул. С. В салоне автомобиля также находился на переднем пассажирском сидении сын В. Так как на улице было еще темно, то автомобилем управлял с включенным ближним светом фар, двигался с разрешенной скоростью около 40 км/ч. При этом в автомобиле переднее ветровое стекло было не полностью оттаявшим ото льда, поэтому обзор был недостаточным. При подъезде к пешеходному переходу возле поликлиники с расстояния 15 метров заметил, что его пересекают две женщины. Применил экстренное торможение, вследствие чего автомобиль пошел юзом, и избежать наезда на пешехода не удалось. После наезда на пешехода остановил автомобиль и вышел из него. Женщина лежала на асфальте позади автомобиля и жаловалась на боль в ноге. Кто-то из прохожих вызвал скорую медицинскую помощь и сотрудников ГАИ. В содеянном раскаивается. Имущественный и моральный вред потерпевшей загладил частично.

Принимая во внимание, что обвиняемый У. полностью признал свою вину, а сделанное им признание не вызывает у суда сомнений и не оспаривается сторонами, суд с согласия сторон, выяснив у обвиняемого, что сделанное им признание не является вынужденным, ограничивается исследованием лишь тех доказательств, на которые указали стороны, разъяснив сторонам, что отказ от исследования доказательств влечет недопустимость обжалования и опротестования приговора по этому основанию.

Оценив собранные по делу доказательства в их совокупности, суд приходит к убеждению, что вина обвиняемого У. в нарушении правил дорожного движения лицом, управляющим транспортным средством, повлекшее по неосторожности причинение тяжкого телесного повреждения, доказана и его действия подлежат квалификации по ч. 2 ст. 317 УК.

В отношении совершенных преступных деяний суд признает У. вменяемым.

Определяя вид и размер наказания обвиняемому, суд учел смягчающее вину обстоятельство, предусмотренное п. 2 ч. 1 ст. 63 УК, чистосердечное раскаяние в совершенном преступлении. Отягчающих ответственность обстоятельств, предусмотренных ст. 64 УК, судом не установлено.

Суд не признает в качестве смягчающего вину обстоятельства наличие на иждивении у виновного малолетнего ребенка А., 2009 года рождения, так как согласно удостоверению, выданному отделом образования, спорта и туризма райисполкома О. (жене обвиняемого), она в соответствии с договором о передаче ребенка на воспитание в приемную семью является приемным родителем несовершеннолетнего ребенка.

Обвиняемый У. совершил менее тяжкое преступление – по неосторожности, имеет постоянное место жительства, состоит в браке, работает слесарем в СУБР РУП «П» с 02.11.2005, по месту работы характеризуется положительно, получает пенсию по возрасту по списку № 2, ранее не судим, в 2015 году привлекался к административной ответственности по ч. 3 ст. 18.12 Кодекса Республики Беларусь об административных правонарушениях, взыскание исполнено.

Суд также при назначении наказания исходит из принципа индивидуализации наказания, учитывает характер и степень общественной опасности совершенного им преступления, мотивы и цели содеянного, обстоятельство, смягчающее ответственность, и отсутствие обстоятельств, отягчающих ответственность, наличие гражданского иска и частичного его возмещения в сумме 25 600 000 руб., а также возраст и состояние здоровья обвиняемого и считает, что для достижения целей уголовной ответственности необходимо и достаточно будет избрание У. наказания в виде ограничения свободы без направления в исправительное учреждение открытого типа с лишением права заниматься деятельностью, связанной с управлением транспортными средствами.

Применение иных альтернативных мер уголовного наказания суд считает нецелесообразным. Оценивая вышеизложенные обстоятельства совершения преступления в совокупности с данными о личности обвиняемого, суд считает, что назначенное наказание будет объективно соответствовать тяжести содеянного и способствовать достижению целей уголовной ответственности.

В судебном заседании к обвиняемому У. потерпевшей В. заявлен гражданский иск о взыскании с него имущественного ущерба в размере 5 854 400 руб., компенсации морального вреда в размере 150 000 000 руб., а также оплаты услуг по оказанию юридической помощи адвокатом в размере 1 200 000 руб. Исковые требования в связи с частичным возмещением были уточнены потерпевшей В. и определены к взысканию – имущественный ущерб в размере 3 685 000 руб., компенсация морального вреда в размере 130 800 000 руб., а также оплата услуг по оказанию юридической помощи адвокатом в размере 3 200 000 руб.

Обвиняемый У. исковые требования признал в части, согласившись с взысканием с него сумм имущественного ущерба и оплаты услуг по оказанию юридической помощи адвокатом в полном объеме и не согласившись с заявленным размером компенсации морального вреда, посчитав ее достаточной понесенным потерпевшей нравственным страданиям в размере 50 000 000 руб.

Согласно ст. 60 Конституции Республики Беларусь каждому гарантируется защита его прав и свобод компетентным, независимым и беспристрастным судом в определенные законом сроки. С целью защиты прав, свобод, чести и достоинства граждане в соответствии с законом вправе взыскать в судебном порядке как имущественный вред, так и материальное возмещение морального вреда. В соответствии с ч. 3 ст. 44 УК уголовная ответственность признана способствовать восстановлению справедливости. Осуждение лица, совершившего преступление, является основанием для взыскания с него как имущественного ущерба, так и материального возмещения морального вреда.

В соответствие со ст. 152 Гражданского кодекса Республики Беларусь (далее – ГК), если гражданину причинен моральный вред (физические или нравственные страдания) действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие гражданину другие нематериальные блага, а также в иных случаях, предусмотренных законодательством, гражданин вправе требовать от нарушителя денежную компенсацию указанного вреда. При определении размеров компенсации морального вреда суд принимает во внимание степень вины нарушителя и иные заслуживающие внимания обстоятельства. Суд должен также учитывать степень физических и нравственных страданий, связанных с индивидуальными особенностями лица, которому причинен вред.

Согласно ч. 1 ст. 948 ГК юридические лица и граждане, деятельность которых связана с повышенной опасностью для окружающих (использование транспортных средств, механизмов, электрической энергии высокого напряжения, атомной энергии, взрывчатых веществ, сильнодействующих ядов и т.п.; осуществление строительной и иной, связанной с нею деятельности и др.), обязаны возместить вред, причиненный источником повышенной опасности, если не докажут, что вред возник вследствие непреодолимой силы или умысла потерпевшего. Владелец источника повышенной опасности может быть освобожден судом от ответственности полностью или частично также по основаниям, предусмотренным пп. 2 и 3 ст. 952 ГК.

В силу п. 20 постановления Пленума Верховного Суда Республики Беларусь от 1 октября 2008 г. № 7 «О судебной практике по делам о преступлениях, связанных с нарушением правил дорожного движения или эксплуатации транспортных средств (ст.ст. 317–318, 321 УК)» судам надлежит принимать меры к разрешению гражданских исков, имея при этом в виду, что в качестве гражданских ответчиков должны привлекаться владельцы транспортных средств, поскольку в соответствии с законодательством обязанность по возмещению вреда, в том числе и морального, причиненного источником повышенной опасности, возлагается на владельца этого источника, то есть на организацию или гражданина, осуществляющих эксплуатацию источника повышенной опасности как в силу права собственности или оперативного управления, так и по другим основаниям (по доверенности, договору аренды и т.п.) (ст. 948 ГК).

Поскольку судом с достоверностью установлено, что в результате противоправного деяния У. при управлении им принадлежащем на праве собственности автомобилем «Фольксваген Пассат» потерпевшей В. причинены нравственные страдания, выразившиеся в переживаниях, связанных с потерей части здоровья, и длительных проводимых реабилитационных мероприятиях по его восстановлению, невозможностью продолжения ведения полноценного физически активного образа жизни, а также в перспективе возможной потери работы в УЗ «Ц», она имеет право на возмещение имущественного ущерба, компенсацию морального вреда и понесенных судебных расходов по оплате юридической помощи адвоката, в связи с чем заявленные исковые требования на основании ст. 155 Уголовно-процессуального кодекса Республики Беларусь (далее – УПК) подлежат удовлетворению: размер имущественного ущерба и понесенных судебных расходов по оказанию юридической помощи адвокатом в полном объеме, размер компенсации морального вреда – в части, с учетом требований разумности и справедливости определить в сумме 80 000 000 руб.

В соответствии со ст. 142 Гражданского процессуального кодекса Республики Беларусь, ст.ст. 162, 163 УПК с обвиняемого в доход государства подлежит взысканию государственная пошлина по ставкам, исчисляемым в соответствии с Налоговым кодексом Республики Беларусь, то есть в размере 5 % от взысканной суммы имущественного ущерба и 3 базовые величины за заявленное требование по компенсации морального вреда.

Вещественных доказательств по делу нет.

По вступлению приговора в законную силу следует обратить имущество – автомобиль «Фольксваген Пассат», оцененный в 80 000 000 руб., принадлежащее У., на которое наложен арест согласно протоколу описи арестованного имущества от 01.04.2015, в счет возмещения вреда потерпевшей.

Руководствуясь ст.ст. 349–352, 356 УПК, суд

 

приговорил:

 

У. признать виновным в нарушении правил дорожного движения лицом, управляющим транспортным средством, повлекшее по неосторожности причинение тяжкого телесного повреждения, и на основании ч. 2 ст. 317 УК назначить наказание в виде ограничения свободы на срок 3 (три) года без направления в исправительное учреждение открытого типа с лишением права заниматься деятельностью, связанной с управлением транспортными средствами, сроком на 5 (пять) лет.

Срок наказания исчислять со дня постановки У. на учет в уголовно-исполнительной инспекции ОВД райисполкома.

Меру пресечения У. до вступления приговора суда в законную силу оставить прежней – личное поручительство Ж. и С.

Взыскать с У. в пользу В. в счет возмещения причиненного преступлением имущественного ущерба в размере 3 685 000 (три миллиона шестьсот восемьдесят пять тысяч) руб., денежную компенсацию морального вреда в размере 80 000 000 (восемьдесят миллионов) руб. и понесенные расходы по оплате услуг по оказанию юридической помощи адвокатом в размере 3 200 000 (три миллиона двести тысяч) руб.

Взыскать с У. государственную пошлину в доход государства в размере 724 250 (семьсот двадцать четыре тысячи двести пятьдесят) руб.

Установить У. для добровольного исполнения приговора в части гражданского иска срок в два месяца со дня вступления приговора в законную силу.

Имущество, принадлежащее У., на которое наложен арест согласно протоколу описи арестованного имущества от 01.04.2015, по вступлению приговора в законную силу, обратить в счет возмещения вреда потерпевшей.

Приговор может быть обжалован и опротестован в кассационном порядке в областной суд через районный суд в течение десяти суток со дня провозглашения.