УДК 342.553-021.414:349.6(476)

КОНСТИТУЦИОННО-ПРАВОВОЙ СТАТУС МЕСТНЫХ ОРГАНОВ ВЛАСТИ В СФЕРЕ ПРИРОДОПОЛЬЗОВАНИЯ В РЕСПУБЛИКЕ БЕЛАРУСЬ

МИНЬКО Н.С.,
доцент кафедры права Института парламентаризма и предпринимательства,
кандидат юридических наук

 

В статье раскрываются основные полномочия местных органов власти, реализуемые в сфере природопользования в Республике Беларусь, в соответствии с их конституционно-правовым статусом. Обозначена проблема дублирования данных полномочий, внесены предложения об их конкретизации, детализации и объединении в самостоятельные группы.

 

The article reveals main powers of local authorities being implemented in the field of environmental management in the Republic of Belarus in accordance to their constitutional legal status, as well as defines the problem of doubling of mentioned powers. The author brings forward proposals on their specification, detalization and consolidation in separate groups.

 

Согласно предписаниям раздела V Конституции Республики Беларусь [1] конституционно-правовой статус местных органов власти предусматривает конституционно-правовое положение органов местного управления и самоуправления (в том числе местных представительных, исполнительных и распорядительных органов).

Опираясь на исследования Г.А.Василевича в области конституционно-правового статуса органов государственной власти [2–3], можно заключить, что конституционно-правовой статус данных органов в сфере природопользования определяется их компетенцией, порядком реализации и разграничения полномочий, особенностями организации и деятельности. При этом проблему системного взаимодействия местных органов власти в сфере природопользования важно исследовать именно через призму их конституционно-правового статуса в целях проведения наиболее глубокого и всестороннего анализа выполняемых ими функций.

Как отмечает Л.Т.Разумова, во всем мире муниципальная (местная) власть повсеместно подотчетна и подконтрольна центральному аппарату публичной власти [4, с. 31]. Данное утверждение касается также сферы использования природных ресурсов на местном уровне. Однако, по нашему мнению, оно справедливо лишь в определенной мере, поскольку степень подотчетности местных органов власти ее центральному аппарату обусловлена множеством причин и может отличаться в зависимости от исторических условий возникновения и развития государства, его правовой системы, формы государства и других характеристик.

Основные аспекты реализации природоресурсной компетенции местными представительными, исполнительными и распорядительными органами в сфере природопользования выступают одним из важнейших направлений деятельности указанных органов согласно общегосударственным требованиям эффективности использования имеющихся ресурсов и исследуются в работах С.А.Балашенко, Е.Е.Вылегжаниной, А.А.Головко, Д.М.Демичева, Б.В.Ерофеева, Т.И.Макаровой, В.В.Петрова, В.К.Сидорчука, Ю.А.Тихомирова, М.Ф.Чудакова и др.

Целью настоящего исследования выступает комплексный анализ конституционно-правового статуса местных органов власти в сфере природопользования в Республике Беларусь, а также внесение некоторых предложений по развитию законодательства в рассматриваемой области общественных отношений.

Государственная власть на местах в Республике Беларусь осуществляется преимущественно посредством реализации своих полномочий органами местного управления и самоуправления (представительными, исполнительными и распорядительными органами). Конституционно-правовые основы местного управления и самоуправления помимо раздела V Конституции Республики Беларусь устанавливаются Законом Республики Беларусь от 4 января 2010 года «О местном управлении и самоуправлении в Республике Беларусь» (далее – Закон от 4 января 2010 г.), другими актами законодательства, в том числе международными договорами Республики Беларусь [5].

Система местного самоуправления в Республике Беларусь включает местные Советы депутатов и органы территориального общественного самоуправления. Следует отметить, что согласно ст. 120 Конституции Республики Беларусь местные Советы депутатов, исполнительные и распорядительные органы в пределах компетенции решают вопросы местного значения путем принятия решений исходя из общегосударственных интересов и интересов населения, проживающего на соответствующей территории, исполняют решения вышестоящих государственных органов [1].

Важнейшее значение имеют природоресурсные решения, принимаемые местными представительными, исполнительными и распорядительными органами как обладающими наибольшим объемом реальных полномочий в данной сфере, постоянно и оперативно реализуемым на практике.

Система местных органов власти, осуществляющих государственное регулирование условий и порядка природопользования, включает в себя органы общей компетенции (исполнительные и распорядительные органы: областные и Минский городской, районные, городские, сельские, поселковые исполкомы, администрации районов городов с районным делением; местные Советы депутатов: города Минска, областные, районные, городские, сельские, поселковые), а также органы специальной компетенции (областные комитеты и районные, городские инспекции Министерства природных ресурсов и охраны окружающей среды Республики Беларусь).

Основополагающим признаком объединения данных органов в систему выступает общее целевое назначение – регулирование условий, порядка природопользования, реализация природоресурсных и природоохранных норм, проведение соответствующих восстановительных мероприятий, разработка и исполнение соответствующих плановых и прогнозных документов.

Природные ресурсы не находятся в коммунальной собственности, они рассматриваются как экономическая основа жизнедеятельности административно-территориальных единиц. Доходы от использования природных ресурсов составляют экономическую основу местного управления и самоуправления. Поэтому требуются особая конкретизация, детализация и разграничение полномочий местных представительных, исполнительных и распорядительных органов в рассматриваемой сфере в целях обеспечения рациональности, эффективности использования имеющихся ресурсов, их своевременного восстановления.

Как отмечает О.А.Кудинов, регулирующая и контрольная деятельность муниципальных властей, в частности, состоит «в наблюдении за соблюдением природоохранительного законодательства» [6, с. 201].

Следует пойти дальше и уточнить, что на сегодняшний день с учетом законодательных положений регулирующая деятельность местных органов власти заключается в распоряжении природными ресурсами, в том числе путем предоставления их в пользование, а также в соответствующем контроле и определении полномочий органов территориального общественного самоуправления в данной сфере.

Г.А.Василевич обоснованно обращает внимание на то, что именно местные Советы депутатов осуществляют распоряжение и контроль за использованием земель, их недр, вод, лесов, охотничьих и рыболовных угодий, других природных ресурсов, находящихся у них в ведении [2, с. 211]. При этом право распоряжения природными богатствами местные Советы депутатов реализуют путем предоставления их во владение и пользование организациям и гражданам.

С.А.Боголюбов справедливо указывает на то, что Советам принадлежит важная роль в решении конституционной проблемы соотношения территориального и отраслевого принципов управления охраной окружающей среды. Хотя данная компетенция Советов постоянно расширяется, она не всегда и не полностью в современных условиях реализуется вследствие различных факторов. Распространенными являются правопредоставляющие акты Советов – о наделении природопользователей правами и обязанностями: в большинстве случаев такие решения могут принимать только Советы и их исполнительные комитеты, таким образом определяются методы рационального использования природных ресурсов, способы достижения социальных целей [7, с. 22].

Согласно предписаниям ст. 17 Закона от 4 января 2010 г. местные Советы депутатов в пределах своей компетенции в порядке, установленном законодательством, утверждают региональные программы, концепции по вопросам рационального использования природных ресурсов; распоряжаются природными ресурсами в случаях, предусмотренных законодательством об охране окружающей среды и рациональном использовании природных ресурсов, а также осуществляют контроль за их использованием; определяют ставки платежей в случаях, установленных законодательными актами (в том числе ставки платы за аренду охотничьих и рыболовных угодий, водных объектов); содействуют развитию промышленного и сельскохозяйственного производства, сферы услуг, малого и среднего предпринимательства, личных подсобных хозяйств; координируют деятельность органов территориального общественного самоуправления, содействующих решению природоресурсных вопросов местного значения; осуществляют международное сотрудничество в рассматриваемой области и др. [5].

Как показывает практика, местные Советы депутатов обладают незначительными фактическими полномочиями по распоряжению природными ресурсами, которые реализуются преимущественно исполнительными и распорядительными органами. С учетом тенденций развития законодательства можно говорить об усилении регулирующего воздействия на природоресурсные отношения местных исполнительных и распорядительных органов с одновременным расширением их контрольной деятельности. Поэтому местные органы исполнительной власти занимают ключевое место в системе органов, осуществляющих государственное регулирование природопользования на местном уровне. Они имеют как вертикальную, так и горизонтальную структуру.

Систему органов местного управления составляет совокупность государственных органов, осуществляющих государственно-управленческую деятельность на региональном уровне. Единая система органов местного управления на территории Республики Беларусь состоит из областных, районных, городских исполнительных комитетов и местных администраций. Одним из важнейших вопросов, возникающих при исследовании системы органов местного управления природопользованием, является соотношение институтов местного управления и институтов государственной власти. Предпринимаются попытки отделить так называемые местные дела от государственных и даже противопоставить их, что в рассматриваемой сфере является недопустимым.

В конституционном законодательстве большинства зарубежных государств полномочия местных органов власти подразделяются на обязательные, делегированные (порученные) и факультативные (добровольные) [9]. Добровольные реализуются местными органами по своему усмотрению, общеобязательные – непосредственно устанавливаются законом, им придается общегосударственное значение, порученные – вытекают из данных «сверху» поручений.

По нашему мнению, в Республике Беларусь в качестве обязательных полномочий исполнительных и распорядительных органов в области регулирования природопользования можно выделить общие (например, контрольную деятельность в сфере природопользования) и специальные полномочия (например, решение отдельных вопросов землеустройства и землепользования на соответствующей территории).

В соответствии со ст. 38 Закона от 4 января 2010 г. исполнительный комитет является исполнительным и распорядительным органом на территории области, города, района, поселка, сельсовета, а местная администрация – на территории района в городе. Исполнительные комитеты подотчетны соответствующим местным Советам депутатов по вопросам, отнесенным к компетенции этих Советов [8]. Данное положение в полной мере относится к определению и разграничению компетенции в сфере осуществления рационального использования природных ресурсов соответствующего региона.

Исполнительный комитет в пределах своих полномочий принимает решения об использовании тех или иных природных ресурсов, проведении природоресурсных мероприятий и др. Очевидно, что к общим полномочиям исполнительных и распорядительных органов, применяемым в том числе в области регулирования порядка использования природных ресурсов, целесообразно отнести разработку и внесение для утверждения в местные Советы депутатов проектов региональных природоресурсных программ, концепций; внесение на рассмотрение соответствующих Советов и их органов предложений по всем вопросам местного значения и участие в их рассмотрении; организацию обсуждения на соответствующей территории важных вопросов местного и республиканского значения, связанных с использованием земель, вод, недр, лесов и др.; информирование граждан и организаций о состоянии дел на соответствующей территории по вопросам местного значения; обеспечение осуществления на соответствующей территории контроля за соблюдением природоресурсного законодательства и разъяснение вопросов его применения; организацию приема населения руководителями исполнительных и распорядительных органов; рассмотрение обращений граждан и принятие по ним решений, в том числе по вопросам предоставления ресурсов в пользование.

В группу указанных полномочий входят организация получения доходов местного бюджета и их использование по целевому назначению, в частности на цели рационального природопользования; заключение договоров с юридическими и физическими лицами, включая договоры об использовании природных ресурсов, на осуществление в отношении данных объектов инвестиционной деятельности; отмена в пределах своей компетенции решений руководителей иных органов местного управления, принятых с нарушением законодательства Республики Беларусь, и др. [5].

Таким образом, исполнительный комитет решает целый ряд вопросов, связанных с непосредственным текущим государственным регулированием порядка природопользования.

На наш взгляд, с принятием Закона от 4 января 2010 г. природоресурсные полномочия местных представительных, исполнительных и распорядительных органов получили свое дальнейшее развитие, однако возникла проблема их дублирования, что недопустимо, поскольку на практике местные исполкомы обладают большей по объему природоресурсной компетенцией.

В ст. 41 Закона от 4 января 2010 г. отражен ряд специальных взаимосвязанных и взаимообусловленных по своему содержанию природоресурсных полномочий исполнительных и распорядительных органов, находящих свое развитие в отраслевом законодательстве. Они закреплены в разных пунктах данной статьи, разобщены. По нашему мнению, данные полномочия следует объединить в отдельную самостоятельную группу, дополнить и конкретизировать с учетом сложившейся практики.

Согласно Закону от 4 января 2010 г. исполнительные комитеты разрабатывают и вносят для утверждения в Советы проекты региональных программ, концепций (исполкомы первичного уровня – проекты планов мероприятий) по вопросам охраны окружающей среды и рационального использования природных ресурсов; распоряжаются природными ресурсами в случаях и порядке, предусмотренных законодательством об охране окружающей среды и рациональном использовании природных ресурсов; принимают решения о предоставлении земельных участков в пользование, аренду, пожизненное наследуемое владение, передаче их в собственность, а также об изъятии земельных участков (кроме исполкомов городов районного подчинения); организуют на соответствующей территории водоснабжение граждан, водоотведение, обеспечивают потребность населения в питьевой воде, снабжение граждан топливом; принимают меры по обеспечению рационального использования природных ресурсов; осуществляют контроль в данной области и др. [5].

Несколько по-иному решается вопрос закрепления специальных правомочий местных органов власти в Законе Республики Беларусь от 26 ноября 1992 г. «Об охране окружающей среды» (далее – Закон от 26 ноября 1992 г.), где в отдельной статье одновременно нашли отражение полномочия местных Советов депутатов, а также исполнительных и распорядительных органов в области охраны окружающей среды, включая их компетенцию в природоресурсной области [9, ст. 11].

Согласно Закону от 26 ноября 1992 г. местные Советы депутатов утверждают территориальные программы и мероприятия по рациональному использованию природных ресурсов; распоряжаются на подведомственной им территории недрами, водами, охотничьими и рыболовными угодьями, иными природными ресурсами, находящимися в их ведении, а также осуществляют контроль за их использованием; отменяют решения местных исполнительных и распорядительных органов об изъятии и предоставлении земельных участков в пользование, аренду, пожизненное наследуемое владение, о передаче их в собственность, не соответствующие законодательству Республики Беларусь о земле, и т.п.

Местные исполнительные и распорядительные органы разрабатывают и представляют в местные Советы депутатов территориальные программы и предложения о мероприятиях по рациональному использованию природных ресурсов и принимают меры по их выполнению; принимают меры по защите прав и законных интересов граждан Республики Беларусь в указанной области; осуществляют на подведомственной им территории государственный контроль за охраной земель (включая почвы), недр, вод, атмосферного воздуха, лесов, растительного и животного мира в порядке, установленном законодательством Республики Беларусь; изучают предложения по вопросам рационального использования природных ресурсов и др.

Проведя сравнительный анализ содержания ст.ст. 17 и 41 Закона от 4 января 2010 г., важно еще раз подчеркнуть, что в данном Законе имеет место дублирование основных специальных природоресурсных полномочий местных Советов депутатов и исполнительных комитетов – распорядительных и контрольных, в то время как практическая деятельность и отраслевое законодательство демонстрируют больший объем фактической компетенции, включая контрольную, исполнительных комитетов в рассматриваемой сфере.

Необходимо подробно урегулировать полномочия исполнительных и распорядительных органов в сфере природопользования применительно к каждому уровню исполнительного комитета, выделить их в самостоятельную группу норм, скоординировать данные полномочия в отношении основных природных ресурсов.

Наиболее детально и последовательно регламентирует специальные полномочия местных органов власти в сфере использования тех или иных природных ресурсов отраслевое законодательство Республики Беларусь.

В ст.ст. 27–30 Кодекса Республики Беларусь о земле [10] достаточно подробно определена компетенция исполнительных и распорядительных органов всех территориальных уровней в области землепользования. В то же время не указаны полномочия местных Советов депутатов в данной сфере, что вступает в противоречие с положениями ст. 17 Закона от 4 января 2010 г., где установлена компетенция местных Советов депутатов в области распоряжения и контроля за охраной земель и других природных ресурсов, что предполагает необходимость закрепления соответствующих полномочий местных представительных органов в отдельной статье Кодекса Республики Беларусь о земле.

Районные исполнительные комитеты в области использования земель представляют на утверждение в областной исполнительный комитет схемы землеустройства районов; формируют фонды перераспределения земель районов; принимают решения об изъятии и предоставлении земельных участков из земель в границах районов для целей, связанных с ведением лесного, сельского, подсобного сельского хозяйства, традиционных народных промыслов (ремесел), а также из земель городов районного подчинения, сельских населенных пунктов, поселков городского типа, дачных кооперативов, садоводческих товариществ, за исключением земель, решения по которым принимаются сельскими, поселковыми исполнительными комитетами, и одновременно осуществляют перевод земель из одних категорий и видов в другие, принимают решения об установлении и прекращении ограничений (обременений) прав на земельные участки; изменяют целевое назначение предоставленных ими земельных участков и т.д. [10, ст. 29].

В Кодексе Республики Беларусь о недрах в отличие от иных актов отраслевого законодательства четко разграничена и подробно регламентирована компетенция местных Советов депутатов, исполнительных и распорядительных органов в сфере использования недр.

В ст. 13 указанного Кодекса обозначены следующие полномочия местных Советов депутатов: утверждение территориальных программ и мероприятий по охране недр на территории соответствующих административно-территориальных единиц и осуществление контроля за их реализацией, лимитов добычи общераспространенных полезных ископаемых и подземных вод [11].

Местные исполнительные и распорядительные органы: участвуют в разработке и реализации государственных программ; разрабатывают территориальные программы, мероприятия в указанной области, принимают меры по их реализации; принимают решения о предоставлении геологических и горных отводов, за исключением случаев, когда решения о предоставлении горных отводов принимает Президент Республики Беларусь; принимают решения об изъятии и предоставлении участков недр для государственных нужд, о приостановлении или прекращении права пользования недрами при нарушении законодательства о недрах; осуществляют на территории соответствующих административно-территориальных единиц государственный контроль за использованием недр; организуют и проводят торги на предоставление горного отвода; осуществляют контроль за соблюдением законодательства при застройке площадей залегания полезных ископаемых и др. [11].

В Лесном кодексе Республики Беларусь закреплен ряд полномочий местных Советов депутатов, исполнительных и распорядительных органов в области использования лесного фонда и воспроизводства лесов. В частности, местные Советы депутатов утверждают местные программы и мероприятия по рациональному использованию, воспроизводству лесов; принимают решения об отмене решений местных исполнительных и распорядительных органов о передаче участков лесного фонда в пользование (аренду); осуществляют контроль за использованием лесного фонда и др. [12, ст. 13].

Местные исполнительные и распорядительные органы в пределах своей компетенции организуют разработку и реализацию местных программ и мероприятий по рациональному использованию, охране, защите лесного фонда и воспроизводству лесов; утверждают таксы за побочные лесные пользования и заготовку второстепенных лесных ресурсов, а также за пользование участками лесного фонда в культурно-оздоровительных, туристических, иных рекреационных и (или) спортивных целях; принимают решения о передаче в аренду участков лесного фонда; принимают в порядке, установленном Президентом Республики Беларусь, решения о переводе лесов из одной категории защитности в другую [12, ст. 13].

Местные Советы депутатов, исполнительные и распорядительные органы могут осуществлять иные полномочия в сфере природопользования.

С учетом анализа вышеуказанных норм и сложившейся практики можно сделать вывод о том, что местные органы власти (преимущественно исполкомы) несут ответственность за состояние природных ресурсов на соответствующих территориях; за разработку, утверждение и выполнение государственных программ, мероприятий в сфере природопользования; принимают решения о предоставлении в пользование природных ресурсов, определяют порядок их предоставления и размер платы; организуют проведение природоресурсных мероприятий и тому подобного в соответствии с их территориальным уровнем. Непосредственно местными исполнительными и распорядительными органами осуществляется и контролируется использование бюджетных средств на природоохранные цели и цели природопользования, производится планирование и прогнозирование социально-экономического развития сферы использования природных ресурсов.

В Законе от 4 января 2010 г. помимо полномочий местных Советов депутатов по утверждению программ и прогнозов социально-экономического развития закрепляется возможность утверждения ими региональных планов мероприятий (Советы первичного уровня), программ, концепций по вопросам рационального использования природных ресурсов, осуществления контроля за их выполнением и утверждения отчетов об их исполнении. В свою очередь исполнительные комитеты разрабатывают и вносят для утверждения в Советы проекты программ и прогнозов социально-экономического развития соответствующей административно-территориальной единицы, обеспечивают их выполнение, разрабатывают и вносят для утверждения в Советы проекты региональных программ, концепций, планов мероприятий по вопросам рационального использования природных ресурсов, обеспечивают их выполнение [5, подп. 1.2–1.4 ст. 17].

Специальные полномочия местных органов власти по планированию и прогнозированию природоресурсной деятельности сформулированы недостаточно полно, требуют некоторой детализации, поскольку на практике получают все большее применение и развитие. Поэтому положительную роль могло бы сыграть детальное разграничение в отраслевом законодательстве компетенции местных Советов депутатов, исполнительных и распорядительных органов по планированию и прогнозированию мероприятий в отношении использования тех или иных природных ресурсов согласно территориальному уровню. Данное полномочие следует отнести в самостоятельную группу природоресурсных полномочий местных органов власти путем его конкретизации, объединения с иными правомочиями в рассматриваемой сфере и их последующего закрепления в ст.ст. 41–45 Закона от 4 января 2010 г.

Резюмируя исследование компетенции местных органов власти в сфере природопользования, приходим к выводу, что имеет место дублирование отдельных полномочий местных органов власти в сфере природопользования, что способствует размыванию их индивидуальных возможностей в процессе абсолютно самостоятельного принятия решений, приводит к ослаблению контроля. Данное обстоятельство требует систематизации и упорядочения их деятельности, более детального разграничения компетенции. Кроме того, местное регулирование природопользования должно координироваться и контролироваться единым государственным органом, в качестве которого выступает местный исполнительный комитет (осуществляющий непосредственное практическое регулирование).

Предлагается законодательно выделить особое полномочие местных исполнительных и распорядительных органов в указанной сфере – осуществление государственного контроля за использованием природных ресурсов и бюджетных средств на природоресурсные цели во исполнение части второй ст. 46 Конституции Республики Беларусь, поскольку контроль является важнейшим и неотъемлемым элементом государственного регулирования в области охраны окружающей среды и использования природных ресурсов. Его следует закрепить в ст.ст. 41–45 Закона от 4 января 2010 г. в самостоятельных группах природоресурсных полномочий местных исполнительных и распорядительных органов различных уровней.

 

ЛИТЕРАТУРА

 

1. Конституция Республики Беларусь 1994 года (с изменениями и дополнениями, принятыми на республиканских референдумах 24 ноября 1996 г. и 17 октября 2004 г.). – 4-е изд., стер. – Минск: Нац. центр правовой информ. Респ. Беларусь, 2009. – 62 с.

2. Василевич, Г.А. Органы государственной власти Республики Беларусь: конституционно-правовой статус / Г.А. Василевич. – Минск: Право и экономика, 1998. – 226 с.

3. Василевич, Г.А. Органы государственной власти Республики Беларусь: конституционно-правовой статус / Г.А. Василевич. – 2-е изд., доп. – Минск: Бип-С, 1999. – 243 с.

4. Разумова, Л.Т. Конституционные основы деятельности органов власти / Л.Т. Разумова. – Минск: Право и экономика, 2005. – 190 с.

5. О местном управлении и самоуправлении в Республике Беларусь: Закон Респ. Беларусь, 4 янв. 2010 г., № 108-З // Эталон–Беларусь [Электронный ресурс] / Нац. центр правовой информ. Респ. Беларусь. – Минск, 2012.

6. Кудинов, О.А. Закономерности развития конституционного регулирования в СССР / О.А.Кудинов // Конституционная система развитого социализма. – М.: Знание, 1980. – С. 30–37.

7. Боголюбов, С.А. Конституционно-правовые проблемы охраны окружающей среды в СССР: автореф. дис. … д-ра юрид. наук: 12.00.06; 12.00.02 / С.А. Боголюбов; ВНИИ сов. гос. строит-ва и зак-ва. – М., 1990. – 43 с.

8. Краснов, М.А. Толковый словарь конституционных терминов и понятий / М.А. Краснов, В.А. Кряжков. – СПб.: Юрид. центр Пресс, 2004. – 418 с.

9. Об охране окружающей среды: Закон Респ. Беларусь, 26 нояб. 1992 г., № 1982-XII: в ред. Закона Респ. Беларусь от 17 июля 2002 г.: с изм. и доп.: текст по состоянию на 30 дек. 2011 г. // Эталон–Беларусь [Электронный ресурс] / Нац. центр правовой информ. Респ. Беларусь. – Минск, 2012.

10. Кодекс Республики Беларусь о земле: принят Палатой представителей 17 июня 2008 г.: одобрен Советом Респ. 28 июня 2008 г.: с изм. и доп. // Эталон–Беларусь [Электронный ресурс] / Нац. центр правовой информ. Респ. Беларусь. – Минск, 2012.

11. Кодекс Республики Беларусь о недрах: принят Палатой представителей 10 июня 2008 г.: одобрен Советом Респ. 20 июня 2008 г.: с изм. и доп.: текст Кодекса по состоянию на 30 дек. 2011 г. // Эталон–Беларусь [Электронный ресурс] / Нац. центр правовой информ. Респ. Беларусь. – Минск, 2012.

12. Лесной кодекс Республики Беларусь: принят Палатой представителей 8 июня 2000 г.: одобрен Советом Респ. 30 июня 2000 г.: с изм. и доп.: текст Кодекса по состоянию на 22 дек. 2011 г. // Эталон–Беларусь [Электронный ресурс] / Нац. центр правовой информ. Респ. Беларусь. – Минск, 2012.

 

Дата поступления статьи в редакцию 06.06.2012