− 
 − 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ СУДЕБНОЙ КОЛЛЕГИИ ПО ЭКОНОМИЧЕСКИМ ДЕЛАМ ВЕРХОВНОГО СУДА РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ

4 сентября 2014 г. (дело № 199-7/2013/14/7-64А/815К)

 

Судебная коллегия по экономическим делам Верховного Суда Республики Беларусь, рассмотрев в открытом судебном заседании кассационную жалобу К. на постановление апелляционной инстанции экономического суда Гомельской области от 01.07.2014 по делу № 199-7/2013/14/7 по иску участника производственного общества с ограниченной ответственностью «Ф» (далее – ПООО «Ф») К. к ПООО «Ф» с участием третьих лиц, не заявляющих самостоятельных исковых требований на предмет спора, – закрытого акционерного общества «Банк» (далее – ЗАО «Банк»), Л., З. о признании недействительным договора от 13.11.2012, с участием представителей, Л. – не участвовал (извещен определением от 15.08.2014), З. – не участвовала (извещена определением от 15.08.2014),

 

установила:

 

Решением от 21.03.2014 экономический суд Гомельской области удовлетворил исковые требования К. (далее – истец), признав недействительным кредитный договор от 13.11.2012, заключенный между ПООО «Ф» и ЗАО «Банк».

Апелляционная инстанция экономического суда Гомельской области постановлением от 01.07.2014 отменила решение суда первой инстанции и отказала истцу в удовлетворении исковых требований.

Оспаривая постановление апелляционной инстанции, истец в кассационной жалобе просит его отменить, оставив в силе решение суда первой инстанции от 21.03.2014.

Согласно материалам дела 13.11.2012 между ПООО «Ф» (далее – ответчик) и ЗАО «Банк» был заключен кредитный договор, предметом которого являлось предоставление ответчику кредита в форме кредитных линий: с предельным размером единовременной задолженности 360 000 долларов США и максимальным размером общей суммы предоставляемых денежных средств 3 600 000 долларов США; с предельным размером единовременной задолженности 275 500 евро и максимальным размером общей суммы предоставляемых денежных средств 2 755 000 евро (подпункт 1.1 договора). По условиям кредитного договора (подпункт 2.3а) сумма фактической задолженности кредитополучателя по погашению предоставленного кредита не может превышать 360 000 долларов США в эквиваленте по официальному курсу Национального банка Республики Беларусь на дату подачи заявки кредитополучателем (лимит задолженности).

Согласно договору залога от 13.11.2012 обязательства ответчика по кредитному договору от 13.11.2012 были обеспечены залогом имущества общества (обои и аналогичные настенные покрытия, бумага прозрачная для окон), стоимость которого по состоянию на 01.10.2012 составляла 384 000 долларов США (подпункт 1.4 договора о залоге).

В соответствии с заключенным сторонами кредитным договором ЗАО «Банк» предоставило ответчику кредит в размере 340 882,38 доллара США.

Неисполнение ответчиком обязательств по погашению кредита послужило основанием для обращения кредитодателя в суд с требованием о взыскании образовавшейся задолженности по кредитному договору, процентов за пользование кредитом, пени и штрафа.

Ответчик предъявил встречный иск о признании недействительным кредитного договора от 13.11.2012 как крупной сделки, заключенной без соблюдения процедуры принятия решения о заключении крупной сделки.

Решением хозяйственного суда г. Минска от 07.08.2013 по делу с ответчика в пользу ЗАО «Банк» взыскано 15,25 доллара США и 2 000 000 штрафа, в удовлетворении встречного иска отказано.

При рассмотрении дела № 18-8/2013 в апелляционном порядке ответчик отказался от встречного иска о признании недействительным кредитного договора, в связи с чем производство по делу в этой части было прекращено.

Производство по настоящему делу возбуждено по исковому заявлению участника ПООО «Ф» – К., которая считает, что заключенный между ответчиком и ЗАО «Банк» кредитный договор от 13.11.2012 является крупной сделкой, которая могла быть совершена по решению общего собрания участников ПООО «Ф». В качестве основания для признания недействительным кредитного договора истец указывает нарушение процедуры совершения сделки – в отсутствие решения общего собрания участников общества и превышение директором общества своих полномочий при совершении сделки.

Удовлетворяя заявленное истцом требование, экономический суд первой инстанции исходил из того, что оспариваемый кредитный договор является крупной сделкой по отчуждению имущества, при заключении которой были нарушены требования статьи 58 Закона Республики Беларусь «О хозяйственных обществах» (далее – Закон о хозяйственных обществах), предусматривающей, что крупные сделки хозяйственного общества могут совершаться по решению общего собрания его участников.

Оценивая рассматриваемый договор как крупную сделку, суд первой инстанции исходил из того, что по кредитному договору кредитополучатель наделен правом на многократное получение кредита в рамках установленного договором лимита, в связи с чем получение и возврат несколько раз по 360 000 долларов США и 275 500 евро приведет к отчуждению имущества на сумму 3 600 000 долларов США и 2 755 000 евро.

Суд апелляционной инстанции, отменяя решение суда первой инстанции, исходил из следующего.

Уставом ответчика (подпункт 5.6) к компетенции общего собрания участников общества отнесено принятие решения о совершении крупной сделки, предметом которой является имущество стоимостью 25 и более процентов балансовой стоимости активов этого общества, определенной на основании данных бухгалтерской отчетности за последний отчетный период, предшествующий дню принятия решения о совершении такой сделки. Стоимость активов ответчика по данным бухгалтерского баланса на 01.10.2012 и на 01.11.2012 составляла 38 755 000 000 руб., в связи с чем 20 % балансовой стоимости активов общества соответствовало 7 751 000 000 руб.

По условиям оспариваемого договора выдача кредита возможна только в случае погашения ранее выданной суммы в пределах единовременной задолженности в сумме 360 000 долларов США (лимит задолженности) (подпункт 2.3 договора).

Суд апелляционной инстанции исходил из того, что общее стоимостное выражение суммы единовременной задолженности, включая проценты по кредитному договору, и стоимость предмета залога не превышали 20 % балансовой стоимости активов общества на момент заключения оспариваемого договора, ввиду чего единовременно кредитор мог предъявить к обществу требования, суммарный размер которых не превышал установленного статьей 58 Закона о хозяйственных обществах ограничения.

Кроме того, руководствуясь положениями статьи 5 Гражданского кодекса Республики Беларусь (далее – ГК), регулирующей применение гражданского законодательства по аналогии, и пункта 2 статьи 167 ГК, определяющего круг лиц, имеющих право на обращение с требованием об установлении факта ничтожности сделки, суд апелляционной инстанции посчитал, что в нарушение статьи 58 Закона о хозяйственных обществах, устанавливающей ограничения при совершении крупных сделок в интересах участников хозяйственного общества, участник общества, обратившийся с иском о признании оспоримой сделки недействительной, должен доказать факт нарушения его интересов оспариваемой им крупной сделкой, чего в рассматриваемом случае сделано не было.

В кассационной жалобе на постановление апелляционной инстанции истец оспаривает выводы суда о том, что исковые требования не мотивированы нарушением его права участника общества, а спорная сделка не является крупной, ссылаясь на часть 10 статьи 58 Закона о хозяйственных обществах, согласно которой крупная сделка, совершенная с нарушением требований данной статьи, может быть признана судом недействительной по иску участников хозяйственного общества, самого хозяйственного общества, а также членов совета директоров (наблюдательного совета).

Истец отмечает, что, предоставляя определенному кругу лиц право на обращение с иском о признании недействительной крупной сделки, закон не устанавливает каких-либо особенностей реализации этого права, в связи с чем вывод суда апелляционной инстанции о необходимости мотивировать требование участника общества о признании сделки недействительной нарушением оспариваемой сделкой его права участника является неправомерным.

В обоснование довода о том, что оспариваемая сделка является крупной, истец сослался на статью 140 Банковского кодекса Республики Беларусь (в редакции, действовавшей на дату заключения оспариваемого договора), из которой следует, что существенным условием кредитного договора является в том числе условие о сумме кредита, которая определяется максимальным размером общей суммы предоставляемых кредитополучателю денежных средств и предельным размером единовременной задолженности кредитополучателя.

По мнению истца, то, что ответчик по условиям кредитного договора был наделен правом на многократное получение кредита в рамках установленного кредитом лимита выдачи денежных сумм, получение и возврат несколько раз по 360 000 долларов США и 275 500 евро приведет к тому, что в конечном итоге произойдет отчуждение имущества предприятия (денежных средств) на общую сумму 3 600 000 долларов США и 2 755 000 евро.

Кроме того, истец считает, что апелляционная инстанция необоснованно не приняла во внимание материалы уголовного дела, запрошенного ею с целью полного выяснения обстоятельств дела. Из указанных материалов следует, что фактическая позиция ЗАО «Банк» в отношении того, является ли спорная сделка крупной, отличается от позиции банка, поддерживаемой в экономическом суде.

Из заключения ЗАО «Банк», подготовленного при разрешении вопроса о выдаче ответчику кредита, следует, что кредитная сделка для ответчика является крупной и для ее заключения необходим протокол общего собрания участников ПООО «Ф».

Представитель истца в судебном заседании поддержал кассационную жалобу.

Представитель ответчика поддержал кассационную жалобу истца, представив суду письменный отзыв на жалобу.

Третье лицо – ЗАО «Банк» – заявило возражения по доводам кассационной жалобы, представив письменный отзыв на жалобу.

Третьи лица – Л. и З., надлежаще извещенные о рассмотрении кассационной жалобы, явку своих представителей в судебное заседание не обеспечили.

В силу статьи 293 Хозяйственного процессуального кодекса Республики Беларусь (далее – ХПК) неявка в судебное заседание суда кассационной инстанции лица, подавшего кассационную жалобу, и других лиц, участвующих в деле, извещенных надлежащим образом о времени и месте проведения судебного разбирательства, не препятствует рассмотрению дела в их отсутствие.

Изучив материалы дела, доводы кассационной жалобы, судебная коллегия не находит оснований для ее удовлетворения, исходя из следующего.

Частью 10 статьи 58 Закона о хозяйственных обществах, регулирующей крупные сделки хозяйственных обществ, определен перечень лиц, имеющих право на обращение с иском в суд о признании крупной сделки недействительной. В силу указанной нормы данное право предоставлено участникам хозяйственного общества, самому хозяйственному обществу, а также членам совета директоров (наблюдательного совета).

Согласно части 3 статьи 167 ГК требования о признании оспоримой сделки недействительной могут быть предъявлены лицами, указанными в ГК либо в ином законодательном акте, устанавливающем оспоримость сделки.

Поскольку предусмотренный Законом о хозяйственных обществах перечень лиц, имеющих право на обращение с иском о признании недействительной оспоримой сделки хозяйственного общества, включает участников хозяйственного общества, вывод суда апелляционной инстанции о том, что условием обращения в суд является нарушение прав и (или) законных интересов участника общества, является необоснованным, поскольку указанное условие законодательством не предусмотрено, вместе с тем данный вывод не влияет на результат рассмотрения дела.

При оценке вывода суда апелляционной инстанции о том, что оспариваемая сделка не может быть квалифицирована как крупная, судебная коллегия по экономическим делам исходит из следующего.

В соответствии с частью 1 статьи 58 Закона о хозяйственных обществах крупной сделкой хозяйственного общества является сделка или несколько взаимосвязанных сделок, влекущих приобретение, отчуждение или возможность отчуждения хозяйственным обществом прямо либо косвенно денежных средств и (или) иного имущества, стоимость которого составляет двадцать и более процентов балансовой стоимости активов этого общества, определенной на основании данных бухгалтерской отчетности за последний отчетный период, предшествующий дню принятия решения о совершении такой сделки (стоимости активов).

Крупные сделки хозяйственного общества могут совершаться по решению общего собрания его участников, если уставом принятие такого решения не отнесено к компетенции совета директоров (часть 3 статьи 58 Закона о хозяйственных обществах).

Подпунктом 5.6 пункта 5 Устава ПООО «Ф» принятие решения о совершении крупной сделки отнесено к компетенции общего собрания участников общества.

Стоимость активов ответчика по данным бухгалтерского баланса по состоянию на 01.10.2012 и на 01.11.2012 составляла 38 755 000 000 руб., 20 процентов балансовой стоимости активов от указанной суммы составляет 7 751 000 000 руб.

По условиям оспариваемого кредитного договора ЗАО «Банк» предоставило ответчику кредит в форме кредитной линии с предельным размером единовременной задолженности 360 000 долларов США и максимальным размером общей суммы предоставляемых денежных средств 3 600 000 долларов США, с предельным размером единовременной задолженности 275 500 евро и максимальным размером общей суммы предоставляемых денежных средств 2 755 000 евро (подпункт 1.1 договора). По условиям кредитного договора (подпункт 2.3а) сумма фактической задолженности кредитополучателя по погашению предоставленного кредита не может превышать 360 000 долларов США в эквиваленте по официальному курсу Национального банка Республики Беларусь на дату подачи заявки кредитополучателем (лимит задолженности).

Суд апелляционной инстанции исходил из того, что общее стоимостное выражение суммы единовременной задолженности, включая проценты по кредитному договору и стоимость предмета залога, не превышает 20 процентов балансовой стоимости активов общества на момент заключения оспариваемого договора, поскольку кредитор мог предъявить к ответчику требования, суммарный размер которых не превышал установленного статьей 58 Закона о хозяйственных обществах ограничения.

По мнению истца, при квалификации кредитного договора как крупной сделки необходимо руководствоваться не предельным размером единовременной задолженности, а максимальным размером общей суммы предоставляемых денежных средств, размер которых превышал 20 процентов балансовой стоимости активов общества.

Оценивая условия кредитного договора, определяющего размер оспариваемой сделки, судебная коллегия руководствуется постановлением Правления Национального банка Республики Беларусь от 30.12.2003 № 226 (в редакции от 10.08.2012), утвердившим Инструкцию о порядке предоставления (размещения) банками денежных средств в форме кредита и их возврата, согласно которой обязательство банка по предоставлению кредита возникает с момента заключения кредитного договора либо с момента наступления обстоятельства, определенного кредитным договором, если он заключен с отлагательным условием. При кредитовании путем открытия кредитной линии обязательство банка по предоставлению кредита отражается в бухгалтерском учете в сумме, не превышающей предельного размера единовременной задолженности кредитополучателя.

В рассматриваемом случае по условиям кредитного договора ответчик не мог получить от кредитодателя более установленного договором лимита задолженности – 360 000 долларов США, поскольку обязательства банка по предоставлению очередного кредита в рамках возобновляемой кредитной линии определялись суммой, не превышающей предельного размера единовременной задолженности кредитополучателя, т. е. предельным размером единовременной задолженности, а не максимальным размером общей суммы предоставляемых денежных средств.

В соответствии со статьей 151 Банковского кодекса Республики Беларусь при открытии кредитной линии кредитополучатель в соответствии с кредитным договором имеет право на получение и использование кредита в течение определенного срока в пределах установленного максимального размера (лимита) кредита и (или) с соблюдением предельного размера единовременной задолженности по нему.

По оспариваемому кредитному договору, предусматривающему неоднократную выдачу кредита в пределах максимального размера (лимита) общей суммы предоставляемых кредитополучателю денежных средств (кредита), условие получения кредита в максимальном размере общей суммы предоставляемых денежных средств находится в прямой зависимости от предельного размера единовременной задолженности, при наличии которой обязательства банка по выдаче кредита прекращаются, поскольку задолженность по данному договору не может превышать 360 000 долларов США, но при погашении указанной суммы кредитополучатель праве вновь получить такую же сумму средств, и так до тех пор, пока не будет получена вся сумма кредита (3 600 000 долларов США). В этой связи довод истца о том, что неоднократное получение кредита приведет к отчуждению имущества ответчика на общую сумму 3 600 000 долларов США и 2 755 000 евро, признается необоснованным.

Согласно договору залога от 13.11.2012 обязательства ответчика по кредитному договору от 13.11.2012 были обеспечены залогом имущества общества (обои и аналогичные настенные покрытия, бумага прозрачная для окон), стоимость которого по состоянию на 01.10.2012 составляла 384 000 долларов США (подпункт 1.4 договора о залоге).

Установленная кредитным договором сумма единовременной задолженности, включая проценты по кредитному договору и стоимость предмета залога, не превышала 20 процентов балансовой стоимости активов ответчика на момент заключения договора.

Кроме того, частью 8 статьи 58 Закона о хозяйственных обществах предусмотрено, что положения указанной статьи не распространяются на сделки, совершаемые хозяйственным обществом в процессе обычной хозяйственной деятельности.

В подпункте 1.3 кредитного договора от 13.11.2012 указана цель предоставления кредита – с запретом на вложения во внеоборотные активы.

Оценивая кредитный договор с учетом цели предоставления кредита, судебная коллегия приходит к выводу об отсутствии правовых оснований для признания его для ответчика крупной сделкой, поскольку, заключая оспариваемый договор, кредитополучатель преследовал цель пополнения своих оборотных средств, что свидетельствует о том, что сделка была заключена в рамках обычной хозяйственной деятельности, что, в свою очередь, исключает применение к рассматриваемым правоотношениям статьи 58 Закона о хозяйственных обществах, что является самостоятельным основанием для отказа в удовлетворении заявленного истцом требования.

Руководствуясь статьями 294, 296, 298 ХПК, пунктом 1, подпунктами 2.3, 2.5 пункта 2 Декрета Президента Республики Беларусь от 29.11.2013 № 6 «О совершенствовании судебной системы Республики Беларусь», судебная коллегия по экономическим делам Верховного Суда Республики Беларусь

 

постановила:

 

Постановление апелляционной инстанции экономического суда Гомельской области от 01.07.2014 по делу № 199-7/2013/14/7 оставить без изменения, а кассационную жалобу К. – без удовлетворения.

Постановление вступает в законную силу с момента его принятия и может быть обжаловано в порядке надзора в соответствии со статьями 300–304 ХПК.