− 
 − 

ЛИЦЕНЗИОННЫЙ ДОГОВОР

ЛОСЕВ С.С.

 

В работах, посвященных исследованию договоров о передаче прав на использование объектов интеллектуальной собственности, лицензионный договор не обделен вниманием. В числе авторов, анализирующих в своих работах отдельные аспекты лицензионного договора, можно назвать Г.Штумпфа1, В.Витко2, Р.А.Мерзликину3, С.С.Лосева4, Ю.А.Федорову5, С.А.Сударикова6 и др. Следует отметить, что в Российской Федерации за последние несколько лет был подготовлен ряд диссертаций на соискание ученой степени кандидата юридических наук, предметом изучения в которых являлся лицензионный договор. В частности, это диссертационные работы Е.Б.Александрова7, М.А.Астаховой8, Е.П.Калиничевой9, А.С.Касьянова10, А.А.Лукьянова11, А.Г.Никитиной12, А.С.Фалалеева13, Л.Н.Хасимовой14, В.А.Шуваева15. В 2007 году О.А.Рузаковой была защищена диссертация на соискание ученой степени доктора юридических наук на тему «Система договоров о создании результатов интеллектуальной деятельности и распоряжении исключительными правами»16.

______________________________

Штумпф, Г. Лицензионный договор : пер. с нем. / Г. Штумпф. – М. : Прогресс, 1988. – 478 с.

2 Витко, В. Лицензионный договор: правовая природа, существенные условия, конструкция, форма / В. Витко // Хозяйство и право. – 2009. – № 1. – С. 3–48.

3 Мерзликина, Р. А. Право интеллектуальной собственности / Р. А. Мерзликина. – М. : Финансы и статистика, 2009. – 558 с.

4 Лосев, С. С. Проблемы правового регулирования оборота исключительных прав в Республике Беларусь / С. С. Лосев. – Минск : Бел. наука, 2006. – 245 с.

5 Федорова, Ю. Лицензионный договор / Ю. Федорова // Юрист. – 2003. – № 11. – С. 26–27.

Судариков, С. А. Интеллектуальная собственность / С. А. Судариков. – М. : Изд-во деловой и учебной литературы, 2007. – 800 с.

7 Александров, Е. Б. Особенности гражданско-правового регулирования договора патентной лицензии в Российской Федерации : автореф. дис. …канд. юрид. наук : 12.00.03 / Е. Б. Александров. – М., 2005. – 22 с.

8 Астахова, М. А. Оборот прав на результаты интеллектуальной деятельности : автореф. дис. …канд. юрид. наук : 12.00.03 / М. А. Астахова. – Екатеринбург, 2007. – 23 с.

9 Калиничева, Е. П. Лицензионный договор как основание возникновения обязательств : дис. …канд. юрид. наук : 12.00.03 / Е. П. Калиничева. – Ростов-на-Дону, 2011. – 193 с.

10 Касьянов, А. С. Договорные способы распоряжения исключительным правом : автореф. дис. … канд. юрид. наук : 12.00.03 / А. С. Касьянов. – М., 2011. – 34 с.

11 Лукьянов, А. А. Правовое регулирование отношений, связанных с распоряжением исключительным правом на произведение : автореф. дис. …канд. юрид. наук : 12.00.03 / А. А. Лукьянов. – М., 2011. – 22 с.

12 Никитина, А. Г. Договоры о передаче исключительных прав на объекты интеллектуальной собственности в странах СНГ : автореф. дис. …канд. юрид. наук : 12.00.03 / А. Г. Никитина. – М., 2011. – 24 с.

13 Фалалеев, А. С. Распоряжение исключительным правом : автореф. дис. … канд. юрид. наук : 12.00.03 / А. С. Фалалеев. – М., 2013. – 26 с.

14 Хасимова, Л. Н. Лицензионный договор в праве промышленной собственности Российской Федерации : дис. …канд. юрид. наук : 12.00.03 / Л. Н. Хасимова. – Казань, 2006. – 197 с.

15 Шуваев, В. А. Гражданско-правовое регулирование лицензионного договора на использование результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации : дис. …канд. юрид. наук : 12.00.03 / В. В. Шуваев. – М., 2009. – 207 с.

16 Рузакова, О. А. Система договоров о создании результатов интеллектуальной деятельности и распоряжении исключительными правами : дис. …д-ра юрид. наук : 12.00.03 / О. А. Рузакова. – М., 2007. – 497 с.

Несмотря на такое количество работ, посвященных лицензионному договору, в науке нет единства мнений по таким важным вопросам, как понятие, правовая природа, классификация, содержание данного договора. Это, видимо, можно объяснить, с одной стороны, недостаточной разработанностью проблематики лицензионного договора в отечественном законодательстве, а с другой – исключительным многообразием «предметов и условий заключения лицензионных договоров»17.

Основным теоретическим вопросом, не решенным в законодательстве, является вопрос о правовой природе лицензионного договора. Происхождение термина «лицензия» от латинского licentia, что означает свободу, право или разрешение18, дало основание многим исследователям рассматривать лицензионный договор с позиции того, что в его основе лежит определенное разрешение. Такой подход на протяжении длительного периода времени господствовал как в отечественной, так и в зарубежной доктрине. В русской дореволюционной цивилистике преобладающим было мнение выдающегося правоведа А.А.Пиленко, который определял суть лицензии как снятие с третьих лиц лежащего на них запрета использования запатентованного изобретения19. Развивая свою идею, А.А.Пиленко неизбежно приходил к выводу о том, что, независимо от вида заключаемого договора (исключительная или неисключительная лицензия), преследовать нарушителя патента может только сам патентообладатель20.

______________________________

17 Якимахо, А. П. Управление объектами интеллектуальной собственности в Республике Беларусь / А. П. Якимахо. – Минск : Амалфея, 2005. – С. 290.

18 Советский энциклопедический словарь / под. ред. А. М. Прохорова. – М. : Сов. энциклопедия, 1968. – С. 290.

19 Пиленко, А. А. Право изобретателя / А. А. Пиленко. – М. : Статут, 2001. – С. 450.

20 Там же. – С. 452.

Американский ученый П.Розенберг говорил о лицензии как об обещании одного лица, обладающего правом на патент, воздержаться от судебного преследования другого лица, которое совершает то, что при отсутствии такой лицензии считалось бы нарушением патентных прав: «это ничто иное как разрешение на такие действия, которые без разрешения были бы противопоказанными»21.

Наиболее полно идея о том, что в основе лицензионного договора лежит именно разрешение, была сформулирована венгерским юристом Э.Лонтай, который писал: «…согласно теории, построенной на модели традиционных лицензионных договоров, исключительная обязанность лицензиара, т.е. обязанного по договору лица, заключается в том, что лицензиар, имея на основе патента исключительное, абсолютное по структуре право использования определенного технического решения, в отношении покупателя лицензии (лицензиата) берет на себя обязательство не применять против него во время срока действия договора санкций, которые принадлежат ему на основе его абсолютного права против каждого, кто использует оформленное патентом решение»22.

______________________________

21 Розенберг, П. Основы патентного права США / П. Розенберг. – М. : Прогресс, 1979. – С. 342.

22 Лосев, С. С. Проблемы правового регулирования оборота исключительных прав в Республике Беларусь / С. С. Лосев. – Минск : Бел. наука, 2006. – С. 143.

Понимание лицензионного договора как разрешения имеет место и в современной литературе. Так, по мнению Л.Н.Хасимовой, сущность договоров лицензионного типа «выражается в предоставлении разрешения контрагенту на использование в его деятельности определенного исключительного права»23. А.П.Сергеев, анализируя права по распоряжению патентом, отмечает, что, наряду с уступкой патентных прав, правообладатель «…может выдать разрешение на использование разработки другим лицам. Выдача таких разрешений осуществляется путем заключения лицензионного договора»24. Л.Н.Хасимова, утверждая, что сутью лицензионного договора является предоставление разрешения на использование определенного исключительного права, относит данный договор к договорам «лицензионной (разрешительной) природы»25. По мнению российского юриста М.В.Лабзина, «… освобождение от обязанности не использовать объект (снятие запрета) является более удачной характеристикой сути лицензионного договора»26. Наиболее системно представление о сути лицензионного договора, выражающейся в предоставлении разрешения, на наш взгляд, представлено в диссертации А.Г.Никитиной, которая приходит к выводу о том, что «… право любого лицензиата является обязательственным и сводится к возможности требовать со стороны лицензиара воздержания от осуществления им запрета (а в случае с исключительной лицензией – также от выдачи иных лицензий). В отличие от договора отчуждения исключительного права, где происходит его переход, при заключении лицензионного договора имеет место лишь обременение исключительного права лицензиара обязательственным правом лицензиата»27. Э.Я.Волынец-Руссет в своей статье приводит определение лицензионного договора, данное во внешнеторговой энциклопедии: «Лицензионный договор – договор, по которому одна сторона – обладатель ноу-хау и (или) исключительного права на результаты интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации, защищенные принадлежащими ей патентами или свидетельствами, (лицензиар) предоставляет или обязуется предоставить другой стороне (лицензиату) часть своих прав для научного, промышленного или коммерческого использования в объеме, обусловленном договором, и на определенный срок, а лицензиат обязуется оплачивать за их использование лицензиату и выполнять другие условия, предусмотренные договором. При этом исключительные права на результаты интеллектуальной деятельности остаются у лицензиара и к лицензиату не переходят»28.

______________________________

23 Хасимова, Л. Н. Лицензионный договор в праве промышленной собственности Российской Федерации : дис. …канд. юрид. наук : 12.00.03 / Л. Н. Хасимова. – Казань, 2006. – С. 10.

24 Сергеев, А. П. Право интеллектуальной собственности в Российской Федерации : учеб. / А. П. Сергеев. – М. : изд-во «Проспект», 2005. – С. 519.

25 Хасимова, Л. Н. Лицензионный договор в праве промышленной собственности Российской Федерации : дис. …канд. юрид. наук : 12.00.03 / Л. Н. Хасимова. – Казань, 2006. – С. 60.

26 Лабзин, М. В. Правовая сущность лицензионных соглашений / М. В. Лабзин // Патенты и лицензии. – 2012. – № 2. – С. 32–33.

27 Никитина, А. Г. Договоры о передаче исключительных прав на объекты интеллектуальной собственности в странах СНГ : автореф. дис. …канд. юрид. наук : 12.00.03 / А. Г. Никитина. – М., 2011. – С. 14–15.

28 Волынец-Руссет, Э. Я. Особенности лицензионных договоров / Э. Я. Волынец-Руссет // Российский внешнеэкономический вестник. – 2014. – № 12. – С. 67.

Обобщая приведенные выше точки зрения, можно говорить о том, что в науке гражданского права достаточно давно существует теория, согласно которой существом лицензионного договора является разрешение со стороны правообладателя. Последствием такого понимания лицензионного договора является непризнание лицензиата в качестве лица, обладающего исключительным правом, что в свою очередь не позволяет рассматривать его в качестве субъекта, управомоченного осуществлять защиту исключительного права на соответствующий объект интеллектуальной собственности.

Однако такое понимание сути лицензионного договора не является единственным в современной науке гражданского права. Альтернативная точка зрения состоит в том, что лицензионный договор понимается как предоставление права использования объекта интеллектуальной собственности. Наиболее четко эта мысль была сформулирована в работе известного немецкого правоведа Г.Штумпфа: если в прошлом предоставление лицензии собственником патента рассматривалось в качестве его отказа от запрета лицензиату использовать запатентованное изобретение, то в новейшей доктрине и судебной практике высказывается другое мнение, в соответствии с которым предоставление исключительной или неисключительной лицензии означает предоставление лицензиату позитивного права использования патента29. По мнению Г.Штумпфа, «… если рассматривать лицензию только как отказ патентообладателя от своего права, то существо данного обязательства должно заключаться в бездействии; если рассматривать лицензию как передачу лицензиаром лицензиату позитивного права, то со стороны лицензиара будет недостаточно воздерживаться от мер, направленных на пресечение использования объекта лицензии, а лицензиар должен сделать все возможное, чтобы обеспечить лицензиату возможность такого использования30. Такой подход представляется предпочтительным еще и потому, что определение лицензионного договора как предоставления лицензиату исключительного права в полном или ограниченном объеме на определенный срок позволяет теоретически обосновать право обладателя исключительной лицензии защищать полученное исключительное право в отношении третьих лиц. Так, в своей работе Г.Штумпф указывает на то, что «… Исключительная лицензия дает лицензиату монопольное позитивное правомочие использовать в соответствующем объеме предоставленное ему одному право на определенных рынках. Исключительная лицензия может оставить лицензиару лишь формальное право на патент, а все вытекающие из обладания патентом права использования переходят к лицензиату»31.

Такой подход к пониманию лицензионного договора стал постепенно находить поддержку и в отечественной науке. Рассматривая издательский договор, видный советский цивилист В.И.Серебровский в свое время отмечал: «…для того, чтобы издательство смогло выпустить данную книгу, требуется, чтобы автор не только разрешил издать данную книгу, но и управомочил на это издательство, передал ему свое право дозволенными в законе способами воспроизводить и распространять произведение. Одним из таких способов и является заключение издательского договора, по которому автор предоставляет издательству право на издание своего произведения»32.

______________________________

29 Штумпф, Г. Лицензионный договор : пер. с нем. / Г. Штумпф. – М. : Прогресс, 1988. – С. 30.

30 Там же. – С. 30–31.

31 Там же. – С. 47.

32 Серебровский, В. И. Вопросы советского авторского права / В. И. Серебровский. – М. : изд-во Академии наук СССР, 1965. – С. 179.

В современной правовой доктрине постсоветских государств такое понимание сути лицензионного договора становится преобладающим. Ряд российских исследователей в своих диссертациях приходят к выводу о том, что суть лицензионного договора выражается не в разрешении, а в предоставлении лицензиату исключительного права в определенном объеме33. В частности, заслуживает внимания точка зрения А.А.Скворцова, который определяет лицензионный договор как договор о частичной передаче исключительного права, в рамках которого лицензиар в порядке транслятивного правопреемства передает на определенный срок лицензиату совокупность исключительных имущественных прав, указанных в договоре, в пределах осуществления, установленных законом и договором34.

Как отмечает проф. И.А.Зенин, «… договор патентной лицензии – это соглашение о предоставлении лицензии. Под лицензией понимается передача обладателем исключительного права третьим лицам в установленном порядке и на определенных условиях принадлежащего ему права на использование охраняемого объекта…»35.

______________________________

33 Аблезгова, О. А. Коммерческое использование интеллектуальной собственности в России и зарубежных странах / О. А. Аблезгова. – М. : Дашков и К°, 2006. – С. 223 ; Верина, О. В. Лицензионные договоры на объекты интеллектуальной собственности и информацию : автореф. дис. …канд. юрид. наук : 12.00.03 / О. В. Верина. – М., 1997. – С. 7 ; Калиничева, Е. П. Лицензионный договор как основание возникновения обязательств : автореф. дис. …канд. юрид. наук : 12.00.03 / Е. П. Калиничева. – Ростов-на-Дону, 2011. – С. 7–8 ; Скворцов, А. А. Договоры о передаче прав на результаты интеллектуальной деятельности : автореф. дис. …канд. юрид. наук : 12.00.03 / А. А. Скворцов. – М., 2009. – С. 7 ; Шуваев, В. А. Гражданско-правовое регулирование лицензионного договора на использование результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации : автореф. дис. …канд. юрид. наук : 12.00.03 / В. А. Шуваев. – М., 2009. – С. 8 и др.

34 Скворцов, А. А. Договоры о передаче прав на результаты интеллектуальной деятельности : автореф. дис. …канд. юрид. наук : 12.00.03 / А. А. Скворцов. – М., 2009. – С. 8.

35 Гражданское право : учеб. : в 2 т. / В. В. Витрянский [и др.] ; под ред. Е. А. Суханова. – М. : Волтерс Клувер, 2004. – Т. 2. Полутом 1. – С. 605.

Категорически отрицая мнение о том, что сутью лицензионного договора является разрешение, современный российский исследователь Е.П.Калиничева отмечает, что последнее предполагает выражение воли лишь одной стороны правоотношения – правообладателя. «Отождествление лицензии и разрешения означало бы, …что лицензия является односторонней сделкой. … Однако такое решение противоречит легальному определению лицензии …, в соответствии с которым лицензия является договором»36. По мнению этого ученого, разрешение как односторонняя сделка имеет место лишь тогда, когда начато несанкционированное использование объекта интеллектуальной собственности. Такое использование нельзя считать актом волеизъявления, адресованным конкретному правообладателю, а, следовательно, оно не обладает свойствами оферты. В подобной ситуации одобрение (пассивное или активное) указанного использования не имеет качеств акцепта. В этом случае разрешение «является односторонней сделкой, порождающей между правообладателем и пользователем гражданское правоотношение, сходное по содержанию с лицензионным, но не идентичное ему, поскольку в основе возникновения собственно лицензионного соглашения может лежать только лицензионный договор. Основанием же возникновения данного правоотношения является односторонняя сделка (разрешение)»37. В подтверждение сделанного вывода Е.П.Калиничева ссылается на отдельные положения Гражданского кодекса Российской Федерации (далее – ГК РФ). Она отмечает, что в пункте 1 ст. 1229 ГК РФ законодатель разграничивает распоряжение исключительным правом на результаты интеллектуальной деятельности или средство индивидуализации (в том числе и путем заключения лицензионного договора, определение которого содержится в ст. 1233 ГК РФ) и разрешение на использование такого результата или средства индивидуализации. В частности в абз. 1 п. 1 ст. 1229 ГК РФ указано, что «правообладатель может распоряжаться исключительным правом на результат интеллектуальной деятельности или на средство индивидуализации (ст. 1233), если настоящим Кодексом не предусмотрено иное». Второй абзац п. 1 ст. 1229 ГК РФ посвящен другому правомочию обладателя исключительного права на результат интеллектуальной деятельности или средство индивидуализации – праву «по своему усмотрению разрешать или запрещать другим лицам использование результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации». Исходя из анализа указанных положений Е.П.Калиничева делает следующий вывод: «…законодатель разграничил правомочие обладателя исключительного права на охраняемые объекты распоряжаться исключительным правом посредством заключения договоров (в том числе лицензионных) и правомочие разрешать иным лицам использовать соответствующую интеллектуальную собственность… В этой связи следует заключить, что лицензионный договор предполагает предоставление права использования результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации»38. При этом Е.П.Калиничева подчеркивает, что по лицензионному договору предоставляется позитивное право использования объекта интеллектуальной собственности.

______________________________

36 Калиничева, Е. П. Лицензионный договор как основание возникновения обязательств : автореф. дис. …канд. юрид. наук : 12.00.03 / Е. П. Калиничева. – Ростов-на-Дону, 2011. – С. 18.

37 Там же. – С. 18.

38 Калиничева, Е. П. Указ. соч. / Е. П. Калиничева. – С. 18–19.

Обобщая приведенные выше точки зрения правоведов, рассматривающих лицензионный договор как средство предоставления лицензиату исключительного права, можно сделать вывод о том, что этот подход представляется непротиворечивым и, как следствие, более обоснованным.

Переходя от теории к практике, следует отметить, что в законодательстве Республики Беларусь в настоящее время нет единообразного подхода в решении вопроса о том, что является сутью лицензионного договора – разрешение или соглашение о предоставлении права. Статья 985 ГК определяет лицензионный договор как договор, по которому сторона, обладающая исключительным правом на использование результата интеллектуальной деятельности или на средства индивидуализации (лицензиар), предоставляет другой стороне (лицензиату) разрешение использовать соответствующий объект интеллектуальной собственности. Как разрешение лицензионный договор понимается и в ст. 44 Закона «Об авторском праве и смежных правах» от 17.04.2011  № 262-З, где он определяется как договор, по которому правообладатель (лицензиар) предоставляет пользователю (лицензиату) разрешение использовать соответствующий объект авторского права или смежных прав.

В других законодательных актах определение лицензионного договора дается уже через указание на предоставление определенных прав по нему. Так, ст. 36 Закона «О патентах на изобретения, полезные модели, промышленные образцы» от 16.12.2002  № 160-З говорит о лицензионном договоре как о договоре, направленном на передачу прав на использование изобретения, полезной модели, промышленного образца. Статья 29 Закона «О патентах на сорта растений» от 13.04.1995  № 3725-XII определяет лицензионный договор как договор о передаче права на использование сорта растения. В ст. 7 Закона «О правовой охране топологий интегральных микросхем» от 07.12.1998 № 214-З указано, что лицензионным договором является договор о частичной передаче исключительного права на использование топологии. Статья 23 Закона Республики Беларусь от 05.02.1993  № 2181-XII «О товарных знаках и знаках обслуживания» предусматривает, что право на использование товарного знака может быть предоставлено владельцем товарного знака другому лицу по лицензионному договору.

Таким образом, можно говорить об имеющемся расхождении в подходах к определению сущности лицензионного договора между Гражданским кодексом и большинством специальных законов в области права интеллектуальной собственности.

В этой связи показательным является обращение к законодательному опыту зарубежных стран, среди которых необходимо выделить партнеров Беларуси по Евразийскому экономическому союзу. Статья 1235 Гражданского кодекса Российской Федерации устанавливает, что по лицензионному договору одна сторона – обладатель исключительного права на результат интеллектуальной деятельности или на средство индивидуализации (лицензиар) предоставляет или обязуется предоставить другой стороне (лицензиату) право использования такого результата или такого средства в предусмотренных договором пределах. Еще более четко суть лицензионного договора определена в ст. 966 Гражданского кодекса Республики Казахстан, согласно которой по данному договору сторона, обладающая исключительным правом на результат интеллектуальной творческой деятельности или на средство индивидуализации (лицензиар), предоставляет другой стороне (лицензиату) право временно использовать соответствующий объект интеллектуальной собственности определенным способом.

В связи с рассматриваемыми вопросами следует еще раз обратить внимание на отсутствие единой терминологии, определяющей возможные формы распоряжения исключительным правом. Норма п. 1 ст. 984 ГК говорит о возможности передачи имущественных прав, принадлежащих обладателю исключительных прав на объект интеллектуальной собственности, полностью или частично другому лицу по договору. Данную норму можно было бы рассматривать как универсальную, однако термин «передача права» использован в ст. 9841 при определении договора уступки исключительного права, заключение которого означает отчуждение этого права. В п. 3 ст. 984 ГК применительно к договору, к которому должны применяться правила о лицензионном договоре, законодатель использует термин «предоставление исключительных прав».

В научных работах также отмечается, что в отношении предмета лицензионного договора более точным является не передача, а предоставление права – это связано с тем, что при заключении лицензионного договора юридические свойства правообладателя в той или иной степени сохраняются, при этом правообладатель на договорной основе предоставляет контрагенту на известное время некоторый объем своих прав39.

______________________________

39 Хасимова, Л. Н. Лицензионный договор в праве промышленной собственности Российской Федерации : дис. …канд. юрид. наук : 12.00.03 / Л. Н. Хасимова. – Казань, 2006. – С. 5.

Представляется, что с учетом принимаемой за основу терминологии лицензионный договор должен единообразно определяться во всех законодательных актах как договор, на основании которого происходит предоставление права использования определенного объекта интеллектуальной собственности.

Заслуживает внимания и вопрос о месте лицензионного договора в системе гражданско-правовых договоров. В.В.Витрянский предлагает дополнить четыре классификационные группы, на которые по критерию «направленности результата» разделяет все гражданско-правовые договоры М.И.Брагинский (договоры, направленные на: 1) передачу имущества; 2) выполнение работ; 3) оказание услуг; 4) учреждение различных образований40), пятой группой договоров, включающей в себя договоры об отчуждении исключительных прав на объекты интеллектуальной собственности и о предоставлении прав на их использование41. Выделить рассматриваемые договоры в отдельный «класс» предлагает и О.А.Рузакова. При этом под особым классом в системе договоров она понимает «единство упорядоченного множества гражданско-правовых договоров, имеющих в качестве системообразующего признака цель – использование прав на результаты интеллектуальной и приравненной к ней деятельности», но добавляет, что в качестве признаков построения системы использует «направленность, результат договора и объект, на который передаются права»42.

______________________________

40 Брагинский, М. И. Договорное право. Книга первая : Общие положения / М. И. Брагинский, В. В. Витрянский. – 2-е изд., испр. – М. : Статут, 2000. – С. 399.

41 Гражданский кодекс Российской Федерации. Ч. 4: комментарий / А. Л. Маковский [и др.]; под ред. А. Л. Маковского; Исследовательский центр частного права . – М. : Статут: КонсультантПлюс, 2008. – С. 123.

42 Рузакова, О. А. Система договоров о создании результатов интеллектуальной деятельности и распоряжении исключительными правами : дис. …д-ра юрид. наук : 12.00.03 / О. А. Рузакова. – М., 2007. – С. 181–183.

Помимо этого О.А.Рузакова предлагает выделить характерные признаки лицензионных договоров, к которым она, в частности, относит:

– по лицензионному договору исключительное право не отчуждается, а предоставляются отдельные правомочия на определенных условиях;

– за лицензиаром сохраняется исключительное право, которое становится «обремененным» лицензионным договором;

– лицензиат становится правообладателем на определенных условиях в пределах, установленных договором, и должником по отношению к лицензиару;

– лицензиат вправе предоставлять приобретенные права другим лицам только в случаях, прямо предусмотренных договором;

– по договору исключительной лицензии лицензиат приобретает временную легальную монополию на определенных условиях и в пределах, в отличие от приобретателя исключительных прав по договору об отчуждении исключительного права; в этих пределах возникают абсолютные отношения между лицензиатом и другими лицами, за исключением правообладателя (ограниченная легальная монополия)43.

Поддерживая точку зрения В.В.Витрянского и О.А.Рузаковой об отнесении договоров, направленных на отчуждение исключительных прав на объекты интеллектуальной собственности, о предоставлении прав на их использование и создании охраняемых результатов к отдельной группе (классу) договоров, В.Витко предлагает дополнить ее следующими договорами: 1) еще одним видом лицензионного договора, по которому одна сторона – обладатель исключительного права на результат интеллектуальной деятельности (лицензиар) обязуется предоставить другой стороне (лицензиату) право распоряжаться правом использования охраняемого результата в предусмотренных договором пределах; 2) договором поставки (купли-продажи) экземпляров интеллектуального продукта, по которому переходит не только передача права собственности на экземпляр, но и предоставление права использования этого продукта44.

______________________________

43 Там же. – С. 30–31.

44 Витко, В. Лицензионный договор: правовая природа, существенные условия, конструкция, форма / В. Витко // Хозяйство и право. – 2009. – № 1. – С. 7.

Законодательное регулирование любого договора сводится к установлению специального правового режима для определенной договорной модели. Условием для определения конкретного правового режима служат присущие для данной договорной модели признаки. Эти признаки позволяют определить сферу использования соответствующего договора, его место в системе договорных обязательств, что необходимо для определения его правовой природы. Для лицензионных договоров характерны следующие отличительные признаки: во-первых, лицензионный договор заключается в отношении распоряжения объектами, имеющими нематериальную природу, что и отличает его от договоров, направленных на распоряжение материальными объектами (от договоров купли-продажи, аренды и т.п.): во-вторых, целью лицензионного договора является приобретение прав на объект интеллектуальной собственности для его использования в своей хозяйственной деятельности. При этом лицензиат должен выступать субъектом хозяйственной деятельности, в рамках которой допускается использование данного объекта. В-третьих, лицензионный договор носит срочный характер, что позволяет отличить его от договора об отчуждении исключительных прав, который предполагает бесповоротную смену правообладателя.

Понятие лицензионного договора является родовым для достаточно большого числа его разновидностей. Однако наиболее принципиальным является выделение, в зависимости от объема передаваемых лицензиату прав, неисключительных (простых) и исключительных лицензий. Неисключительная (простая) лицензия предполагает предоставление лицензиату права использования объекта интеллектуальной собственности с сохранением за лицензиаром права его использования и права выдачи лицензии другим лицам (ст. 985 ГК Республики Беларусь). Исключительная лицензия предполагает предоставление лицензиату права использования объекта интеллектуальной собственности с сохранением за лицензиаром права его использования в части, не передаваемой лицензиату, но без права выдачи лицензии другим лицам (ст. 985 ГК Республики Беларусь). Иными словами, при исключительной лицензии лицензиату предоставляется монопольное право использования результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации на оговоренной территории в объеме, определенном договором. Следует отметить, что под «другими лицами» по смыслу ст. 985 ГК Республики Беларусь понимаются не только все третьи лица, но и сам лицензиат, поскольку последний сохраняет за собой право использовать объект интеллектуальной собственности лишь в той части, которая не передается лицензиату. Лицензиар, в случае предоставления исключительной лицензии, не может предоставлять лицензии другим лицам в отношении переданных прав.

В литературе активно дискутируется вопрос о правовой природе прав, предоставляемых в силу исключительной лицензии. На значимость данного вопроса указывал Г.Штумпф, отмечая, что «при лицензионном договоре… возникает вопрос, затрагивает такая исключительная лицензия лишь стороны договора (обязательственное право) или она действует также в отношении третьих лиц (вещное право). Этот вопрос имеет важное практическое значение, например, при решении вопросов правопреемства, выдачи последующих лицензий и защиты патента»45. Развивая свою мысль, Г.Штумпф говорит о том, что исключительная лицензия предоставляет лицензиату в рамках договорных условий действующее против любого лица право исключения, которое состоит из монопольного права использования изобретения, а также негативного права запрещения, действующего в отношении третьих лиц. Аналогичное положение действует и в отношении лицензиара, если нет прямой договоренности об обратном. Если лицензиар, не зарезервировавший за собой таких прав, использует патент, обладатель исключительной лицензии может предъявить иск о прекращении указанных действий и возмещении причиненных убытков46. Советские исследователи, изучавшие зарубежное право, также приходили к выводу о том, что право лица, получившего исключительную лицензию, само по себе является абсолютным исключительным правом в установленных этой лицензией пределах, и лицензиат сам может требовать от всех лиц прекращения нарушения его лицензионных прав и возмещения убытков47.

______________________________

45 Штумпф, Г. Лицензионный договор / Г. Штумпф; пер. с нем. – М. : Прогресс, 1988. – С. 47.

46 Там же. – С. 48.

47 Подопригора, А. А. Патентное право капиталистических стран / А. А. Подопригора. – Киев : Киевский гос. ун-т им. Т. Г. Шевченко, 1968. – С. 50.

Подобное понимание сути исключительной лицензии в современных исследованиях становится преобладающим. Так, по мнению российского исследователя В.А.Шуваева, исключительная лицензия, «…предоставляющая лицензиату право использования объекта интеллектуальных прав в рамках договорного относительного правоотношения, в то же время наделяет его абсолютными правами, что выражается не только в возможности монопольного использования предоставленных лицензионным договором правомочий в отношении результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации, но и в возможности защищать свои права и интересы в отношении такого результата или средства, от действий третьих лиц»48. Аналогичного мнения придерживается и Э.П.Гаврилов, отмечая, что право, предоставленное лицензиату по лицензионному договору, является «не только относительным, но и абсолютным…»49.

______________________________

48 Шуваев, В. А. Гражданско-правовое регулирование лицензионного договора на использование результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации : автореф. дис. … канд. юрид. наук : 12.00.03 / В. В. Шуваев. – М., 2009. – С. 40–41.

49 Гаврилов, Э. Общие положения права интеллектуальной собственности: краткий комментарий к главе 69 ГК РФ / Э. Гаврилов // Хозяйство и право. – 2007. – № 9. – С. 32–33.

Некоторые исследователи, отграничивая договор исключительной лицензии от договора неисключительной лицензии, делают акцент на невозможности в первом случае заключения иных лицензионных договоров. По мнению Е.П.Калиничевой, по своей правовой сущности исключительная лицензия предполагает отсутствие лицензий, аналогичных ей по предмету и условиям, ограничивающим действие самой лицензии50. А.А.Лукьянов предлагает законодательно закрепить недопустимость предоставления лицензиаром исключительной лицензии в случае, если в отношении предмета лицензии уже была выдана неисключительная лицензия другому лицу, без оговорки о ранее выданной лицензии. В случае нарушения данного положения предлагается применять последствия, аналогичные последствиям неисполнения обязанности продавца передать товар свободным от прав третьих лиц51.

______________________________

50 Калиничева, Е. П. Лицензионный договор как основание возникновения обязательств : автореф. дис. …канд. юрид. наук : 12.00.03 / Е. П. Калиничева. – Ростов-на-Дону, 2011. – С. 15.

51 Лукьянов, А. А. Правовое регулирование отношений, связанных с распоряжением исключительным правом на произведение : автореф. дис. …канд. юрид. наук : 12.00.03 / А. А. Лукьянов. – М., 2011. – С. 9.

Сущностным признаком исключительной лицензии является право лицензиата защищать полученное по договору право. Гражданский кодекс Республики Беларусь не содержит норм, посвященных возможности лицензиата осуществлять защиту исключительного права на объект интеллектуальной собственности, используемый на основании лицензионного договора. Закон «Об авторском праве и смежных правах» при определении лица, управомоченного использовать предусмотренные законодательством способы защиты, использует термин «правообладатель», в качестве которого рассматривается и лицо, обладающее исключительным правом на объект авторского права или смежных прав на основании заключенного договора. Более четко данный вопрос решен в обновленной редакции Закона «О товарных знаках и знаках обслуживания»: согласно новой редакции ст. 29 этого Закона, требовать изъятия из оборота контрафактных товаров, возмещения убытков или выплаты компенсации может не только владелец товарного знака, но и лицо, которому предоставлено право использования товарного знака по договору исключительной лицензии. Иные специальные законы в области права интеллектуальной собственности не содержат норм, говорящих о праве лицензиата обращаться за защитой исключительного права в случае его нарушения.

В качестве примера того, как данный вопрос решен в зарубежном законодательстве, можно привести норму 1254 ГК РФ, которая предоставляет право лицензиату по договору исключительной лицензии использовать предусмотренные кодексом специальные способы защиты исключительного права.

Таким образом можно говорить о том, что суть исключительной лицензии состоит в наделении лицензиата абсолютным по своей природе правом использования объекта интеллектуальной собственности, что предполагает наличие у него правомочий на защиту предоставленного ему права в отношении третьих лиц и лицензиара. Следует отметить, что именно таким путем пошла отечественная судебная практика, признающая за обладателем исключительной лицензии право на защиту независимо от того, предусмотрено ли такое право условиями лицензионного договора52.

______________________________

52 Коллегия по делам интеллектуальной собственности [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://court.by/sup_court/int_prop/vopros/f629154ec245f30c.html. – Дата доступа: 25.08.2016.

Резюмируя сказанное о лицензионном договоре, можно сделать следующие выводы. Лицензионный договор является самостоятельным типом гражданско-правовых договоров, предметом которого выступает обязательство лицензиара предоставить лицензиату исключительное право (или его часть) в отношении определенного объекта права интеллектуальной собственности.

Правовая природа лицензионного договора выражается в том, что на его основании происходит ограниченное сроком предоставление исключительного права на объект интеллектуальной собственности (в полном или ограниченном объеме). Данный вывод позволяет говорить о том, что на лицензиаре лежит обязанность обеспечить наличие данного права, а также ответственность за возможные его недостатки.

Если лицензионный договор заключается по модели исключительной лицензии, лицензиат должен иметь возможность самостоятельной защиты предоставленного ему права использования объекта интеллектуальной собственности в отношении третьих лиц. В этой связи норма ст. 985 ГК требует пересмотра: суть лицензионного договора должна быть однозначно определена как предоставление лицензиату на время действия договора исключительного права (исключительного права в ограниченном объеме), а за обладателем исключительной лицензии признано право на использование тех же способов защиты, которые признаются законодательством за обладателем исключительного права.

Лицензионный договор можно определить как договор консенсуальный и взаимный, который при этом предполагается возмездным.

Несмотря на то, что этот вопрос иногда становится предметом обсуждения53, лицензионный договор по определению является консенсуальным, поскольку заключается по поводу распоряжения исключительными правами на результаты интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации, которые в силу нормы ст. 128 ГК отграничены от вещей и иного имущества.

______________________________

53 Лобатый, А. Лицензионный договор: реальный или консенсуальный? / А. Лобатый // Юрист. – 2011. – № 4. – С. 71–74.

Юридическая характеристика договора предполагает определение его существенных условий. Согласно ст. 402 ГК, существенными являются условия о предмете договора, условия, которые названы в законодательстве как существенные для договоров данного вида, а также все те условия, относительно которых по заявлению одной из сторон должно быть достигнуто соглашение.

Вопрос о предмете лицензионного договора требует особого рассмотрения. По определению, данному в п. 3 ст. 984 ГК, а также согласно определениям, данным в специальных законах, предметом лицензионного договора является предоставление права, а по определению, данному в п. 1 ст. 985 ГК, – предоставление разрешения на использование объектов права интеллектуальной собственности. Упоминание о том, что в рамках лицензионного договора лицензиар предоставляет «разрешение», заставляет еще раз обратиться к вопросу о том, что является предметом этого договора – выдача разрешения или передача права. Решение данного вопроса имеет не только теоретическое, но, в первую очередь, сугубо практическое значение. Если рассматривать лицензию только как разрешение другому лицу осуществлять определенные действия с одновременным отказом правообладателя от возможности осуществлять эти действия самостоятельно, то суть данного обязательства со стороны лицензиара будет заключаться в бездействии. Если же, напротив, рассматривать лицензию как передачу лицензиаром лицензиату позитивного права (т.е. права осуществлять определенные действия), то со стороны лицензиара будет недостаточно воздерживаться от каких-либо мер, направленных на пресечение использования лицензиатом объекта исключительных прав, – лицензиар должен сделать все необходимое для обеспечения юридической возможности такого использования.

Однако предмет лицензионного договора не может исчерпываться только определенными исключительными правами, поскольку эти права не могут существовать в отрыве от объекта; в свою очередь, любой результат интеллектуальной деятельности или средство индивидуализации существуют в качестве объектов интеллектуальной собственности лишь постольку, поскольку в их отношении действуют исключительные права. Используя традиционную для современной науки гражданского права двухобъектную схему, в предмете лицензионного договора можно в качестве объекта первого рода выделить действия сторон по передаче исключительного права или его части, и объект второго рода – исключительное право (часть исключительного права) в отношении определенного объекта интеллектуальной собственности.

Можно сказать, что предмет лицензионного договора представляет собой обязательство лицензиара предоставить лицензиату исключительное право (или его часть) в отношении конкретного объекта права интеллектуальной собственности. Если речь идет о патентных лицензиях, то для определения предмета таких договоров наряду с названием объекта необходимо указывать номер патента (свидетельства), позволяющий однозначно определить, по поводу чего заключается лицензионный договор. Если лицензионный договор заключается по поводу объектов авторского права или смежных прав, данные объекты необходимо четко идентифицировать в договоре (в приложениях к договору).

Указание в предмете лицензионного договора предоставляемого лицензиату исключительного права (части права) также предопределяет возможные способы использования объекта интеллектуальной собственности лицензиатом. Согласно норме п. 2 ст. 984 ГК, исключительные права, которые передаются по договору, должны быть в нем определены; права, которые не указаны в договоре в качестве передаваемых, предполагаются непереданными, поскольку не доказано обратное.

Отдельные исследователи предлагают рассматривать способы использования объекта интеллектуальной собственности в качестве существенного условия заключаемого лицензионного договора54. Однако если рассматривать способы использования как определенные положительные действия, которые может осуществлять лицензиат, то они являются ничем иным, как позитивной составляющей предоставляемого лицензиаром исключительного права, а это значит, что определение способов использования относится к определению объема предоставляемого исключительного права и входит в понятие «предмет лицензионного договора».

______________________________

54 Рузакова, О. А. Система договоров о создании результатов интеллектуальной деятельности и распоряжении исключительными правами : дис. … д-ра юрид. наук : 12.00.03 / О. А. Рузакова. – М., 2007. – С. 30.

Особенностью исключительного права на изобретения, полезные модели, промышленные образцы и сорта растений является его неделимый характер: право определяется как возможность применения соответствующего решения, производства на его основе продукции и введения ее в гражданский оборот.

А вот исключительное право в отношении произведений, объектов смежных прав, а также товарных знаков может быть разделено на сферы осуществления: для объектов авторского права и смежных прав таковыми являются способы использования (воспроизведение, публичное исполнение, сообщение для всеобщего сведения и т.п.); для товарного знака сферами осуществления могут быть отдельные категории товаров (работ, услуг) из тех, в отношении которых зарегистрирован товарный знак.

В отношении иных, помимо предмета, существенных условий лицензионного договора в юридической литературе нет единого мнения. По мнению О.А.Рузаковой, существенными условиями лицензионного договора, помимо предмета, являются: условие о цене, условие о характере передаваемых прав, условие о способах использования, а также условие о сроках и порядке предоставления отчетов лицензиатом; при этом лицензионные договоры являются возмездными, за исключением случаев приобретения исключительных прав без цели коммерческого использования и права предоставления другим лицам55. По мнению Е.П.Калиничевой, существенными условиями лицензионного договора следует считать условия о предмете, сроке и территории действия договора, а также, если договор является возмездным, – о размере вознаграждения или порядке его определения56. По мнению Е.Наумовой, в состав существенных условий, помимо предмета, входит определение сторон договора, пределов осуществления права использования, способов использования, территории, на которой допускается использование, срока действия договора, размера вознаграждения и способов его выплаты57. В.В.Сова к существенным условиям договора о предоставлении права на использование интеллектуальной собственности, помимо предмета, относит: условие о способе использования интеллектуальной собственности; срок, на который передаются права; территорию, на которую передаются права; условие о том, какая предоставляется лицензия; размер вознаграждения или порядок его определения, а также порядок его выплаты58. Наиболее обширный перечень существенных условий лицензионного договора предлагает В.Витко, который называет: 1) предмет договора, определяемый как результат интеллектуальной деятельности; 2) объект договора, под которым понимаются действия по предоставлению права использования результата интеллектуальной деятельности в предусмотренных договором пределах; 3) способы использования охраняемого результата; 4) размер вознаграждения для возмездного договора или прямое указание на его безвозмездность; 5) предел (объем) использования охраняемого результата интеллектуальной деятельности определенным договором способом; 6) срок использования охраняемого результата; 7) территорию, на которой допускается использование охраняемого результата; 8) передачу копии интеллектуального продукта59.

______________________________

55 Рузакова, О. А. Система договоров о создании результатов интеллектуальной деятельности и распоряжении исключительными правами : дис. … д-ра юрид. наук : 12.00.03 / О. А. Рузакова. – М., 2007. – С. 230, 231, 301.

56 Калиничева, Е. П. Указ. соч. / Е. П. Калиничева. – С. 8.

57 Наумова, Е. Договорное регулирование оборота прав на интеллектуальную собственность / Е. Наумова // Интеллектуальная собственность. Авторское право и смежные права. – 2008. – № 6. – С. 68–69.

58 Сова, В. В. Классификация и содержание договоров в сфере интеллектуальной собственности : автореф. дис. … канд. юрид. наук : 12.00.03 / В. В. Сова. – М., 2012. – С. 13.

59 Витко, В. Лицензионный договор: правовая природа, существенные условия, конструкция, форма / В. Витко // Приложение к журналу «Хозяйство и право». – 2009. – № 2. – С. 30.

Существенным условием лицензионного договора является срок, на который предоставляется право. Это следует из нормы п. 3 ст. 984 ГК, согласно которой правила о лицензионном договоре применяются к договору, предусматривающему предоставление исключительных прав другому лицу на ограниченное время. Кроме того, срок в качестве существенного условия прямо называется в некоторых специальных законах: Закон «О патентах на сорта растений» в п. 2 ст. 29 устанавливает, что лицензионный договор должен содержать условие о сроке его действия; аналогичное требование содержится в п. 5 ст. 44 Закона «Об авторском праве и смежных правах».

Отечественные юристы в качестве существенного условия, предусмотренного законодательством, также называют цену лицензионного договора, ссылаясь на норму ст. 985 ГК о том, что лицензионный договор предполагается возмездным60. Однако с таким суждением сложно согласиться. Норма о предполагаемой возмездности лицензионного договора, во-первых, означает, что стороны лицензионного договора могут сделать его безвозмездным, прямо предусмотрев это в договоре, и, во-вторых, если стороны договора не предусмотрели в нем ни цену, ни условие о безвозмездности договора, то должна применяться норма п. 3 ст. 394 ГК, в соответствии с которой «… в случаях, когда в возмездном договоре цена не предусмотрена и не может быть определена исходя из условий договора, исполнение договора должно быть оплачено по цене, которая при сравнимых обстоятельствах обычно взимается за аналогичные товары, работы или услуги». Применительно к лицензионному договору данное правило будет означать определение размера лицензионного платежа в рамках заключенного договора по аналогии с другими подобными сделками. Более того, норма о предполагаемой возмездности сформулирована как диспозитивная, что исключает ее толкование в качестве нормы, определяющей существенное условие договора.

______________________________

60 Постатейный комментарий к Гражданскому кодексу Республики Беларусь : в 3 т. – Минск: ООО «Претти». – Т. 3. – С. 37.

Определенное влияние на определение цены лицензионного договора в качестве его существенного условия оказывают публикации российских правоведов, для которых не вызывает сомнения то, что условие о размере вознаграждения для возмездного лицензионного договора является существенным61. Однако позиция российских юристов основывается на норме п. 5 ст. 1235 ГК РФ, прямо предусматривающей, что при отсутствии в возмездном лицензионном договоре условия о размере вознаграждения или порядке его определения договор считается незаключенным, и отменяющей применение общей нормы ст. 424 ГК РФ об определении цены возмездного договора, не определенной в договоре, исходя из цены, которая обычно взимается за аналогичные товары, работы или услуги. В гражданском законодательстве Беларуси подобной нормы нет. Таким образом, отсутствие в лицензионном договоре условия о цене, так же как и условия о его безвозмездном характере, не влечет его недействительность, а само условие о цене, соответственно, не является существенным. Следовательно, лицензионный договор может быть определен сторонами как безвозмездный. Это возможно и в случае, когда сторонами договора выступают коммерческие организации. Согласно норме ст. 546 ГК, в отношениях между коммерческими организациями запрещено дарение. Лицензионный договор является самостоятельным видом гражданских договоров и данное ограничение к нему неприменимо. Применение нормы ст. 546 ГК по аналогии недопустимо в связи с тем, что, согласно норме п. 3 ст. 5 ГК, не допускается применение по аналогии норм, ограничивающих гражданские права и устанавливающие ответственность.

______________________________

61 Витко, В. Указ. соч. / В. Витко. – С. 11.

Подписано в печать 23.12.2016

 

 

Материал предоставлен для включения
в электронную библиотеку научных работ
в области права Национальным центром
законодательства и правовых исследований
Республики Беларусь