− 
 − 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ СУДЕБНОЙ КОЛЛЕГИИ ПО УГОЛОВНЫМ ДЕЛАМ ОБЛАСТНОГО СУДА

30 сентября 2016 г.

 

(Извлечение)

 

Судебная коллегия по уголовным делам областного суда рассмотрела в открытом судебном заседании уголовное дело по апелляционному протесту и. о. прокурора района на приговор районного суда от 20 июня 2016 г., которым К. признан невиновным и оправдан по ст. 415 Уголовного кодекса Республики Беларусь (далее – УК) за отсутствием в его действиях состава преступления.

Заслушав доклад судьи областного суда, выступление прокурора отдела областной прокуратуры, поддержавшего доводы протеста, объяснение защитника Ш., полагавшего приговор постановленным законно, а апелляционной протест необоснованным, судебная коллегия

 

установила:

 

К. предъявлялось обвинение в том, что он, прибыв 13 февраля 2015 г. в исправительное учреждение открытого типа УДИН МВД Республики Беларусь по Гомельской области для отбывания наказания в виде 3 лет ограничения свободы с направлением в исправительное учреждение открытого типа, назначенного ему по приговору районного суда от 5 января 2015 г. по ч. 1 ст. 214 и ч. 1 ст. 3171 УК, в тот же день был ознакомлен с порядком и условиями отбывания наказания в виде ограничения свободы и предупрежден о последствиях уклонения от отбывания наказания. После этого К. встал на путь уклонения от отбывания наказания и за нарушения порядка и условий отбывания наказания и совершенные проступки администрацией ИУОТ неоднократно подвергался взысканиям.

Так, он 1 сентября 2015 г. в 18 часов 15 минут прибыл в ИУОТ в состоянии алкогольного опьянения; в УЗ «Психоневрологический диспансер» отказался от прохождения в установленном порядке освидетельствования, чем нарушил пп. 12,1, 12.3, 13.7 Правил внутреннего распорядка (далее – ПВР) ИУОТ и п. 7 ч. 3 ст. 47, ч. 1 ст. 55 Уголовно-исполнительного кодекса Республики Беларусь (далее – УИК), за что постановлением начальника ИУОТ от 6 сентября 2015 г. подвергнут взысканию в виде запрета покидать исправительное учреждение в определенное время суток сроком на 30 суток.

Он же 18 января 2016 г. в 7 часов 10 минут спал на своем индивидуально-спальном месте не в отведенное распорядком дня время, чем нарушил распорядок дня, в связи с чем помощником дежурного ему было сделано замечание, которое К. проигнорировал и в 8 часов 10 минут продолжал спать на своем индивидуально-спальном месте не в отведенное распорядком дня время, а также не поздоровался и не представился работникам учреждения, чем нарушил утвержденный приказом ИУОТ от 01.01.2016 распорядок дня, пп. 12.1, 12.3, 14 ПВР ИУОТ и п. 1 ч. 3 ст. 47, ч. 1 ст. 55 УИК, за что 18 января 2016 г. постановлением начальника отряда подвергнут взысканию в виде выговора.

Он же, отбывая наказание в ИУОТ и проживая в общежитии учреждения, с 13 февраля 2015 г. по 16 февраля 2016 г. в полном объеме не оплатил проживание в общежитии, имея на это реальную возможность, чем нарушил пп. 12,1, 12.3, 12.11 ПВР ИУОТ и п. 1 ч. 3 ст. 47, ч. 1 ст. 55 УИК, за что 25 февраля 2016 г. постановлением начальника отряда подвергнут взысканию в виде выговора. 25 февраля 2016 г. начальником ИУОТ К. вынесено официальное предупреждение по ст. 415 УК.

После вынесения официального предупреждения К. вновь в нарушение условий и порядка отбывания наказания в виде ограничения свободы с направлением в ИУОТ 14 марта 2016 г. в 9 часов 44 минут спал на своем индивидуально-спальном месте не в отведенное распорядком дня время, чем нарушил распорядок дня, утвержденный приказом ИУОТ от 01.01.2016, а также не поздоровался и не представился работникам учреждения, чем нарушил пп. 12.1, 12.2, 12.3, 12.9, 14 ПВР ИУОТ и п. 1 ч. 3 ст. 47, ч. 1 ст. 55 УИК.

В апелляционном протесте указывается, что выводы суда, изложенные в приговоре, не соответствуют фактическим обстоятельствам дела, поскольку ряд доказательств виновности К. в уклонении от отбывания наказания в виде ограничения свободы необоснованно отвергнут, выводы в этой части носят односторонний и избирательный характер. У обвиняемого К. была реальная возможность оплатить задолженность за проживание в общежитии ИУОТ. В протесте ставится вопрос об отмене приговора и направлении дела на новое судебное разбирательство.

В возражениях на апелляционный протест защитник Ш. указывает, что суд дал глубокий анализ всем нарушениям, которые вменялись К., и обоснованно вынес оправдательный приговор. Просит приговор оставить без изменения, а апелляционный протест прокурора – без удовлетворения.

Рассмотрев дело, обсудив доводы апелляционного протеста и возражений на него, судебная коллегия находит его не подлежащим удовлетворению по следующим основаниям.

В соответствии с ч. 1 ст. 356 Уголовно-процессуального кодекса Республики Беларусь (далее – УПК) приговор не может быть основан на предположениях и постановляется лишь при условии, если в ходе судебного разбирательства виновность обвиняемого в совершении преступления доказана.

Исходя из этого требования закона для вывода о виновности лица необходимы бесспорные доказательства, с очевидностью указывающие на совершение им преступления.

Анализ фактических обстоятельств события преступления по тем материалам, которые имеются в деле, свидетельствует, что такими доказательствами суд не располагал.

Как видно из материалов дела, приговором районного суда от 5 января 2015 г. К. осужден по ч. 1 ст. 214, ч. 1 ст. 3171 УК к 3 годам ограничения свободы с направлением в исправительное учреждение открытого типа с лишением права управления всеми видами транспортных средств сроком на 5 лет со штрафом в размере 100 базовых величин в сумме 18 000 000 неденом. руб., который вступил в законную силу 16 января 2015 г. и обращен к исполнению.

13 февраля 2015 г. К. поставлен на специальный учет в ИУОТ УДИН МВД Республики Беларусь по Гомельской области. Он был ознакомлен с порядком и условиями отбывания наказания в виде ограничения свободы с направлением в исправительное учреждение открытого типа, с требованиями ст. 55 УИК и ст. 415 УК, а также с Правилами внутреннего распорядка исправительных учреждений открытого типа, утвержденными постановлением Министерства внутренних дел Республики Беларусь от 30 ноября 2000 г. № 212, и границами территории исправительного учреждения открытого типа.

Постановлениями начальника исправительного учреждения от 6 сентября 2015 г. и начальника отряда от 18 января 2016 г. и 25 февраля 2016 г. за допущенные нарушения порядка и условий отбывания наказания к К. применены меры взыскания. Кроме того, 25 февраля 2016 г. ему вынесено официальное предупреждение об уголовной ответственности за уклонение от отбывания наказания в виде ограничения свободы по ст. 415 УК.

Обвиняемый К. не отрицал, что 1 сентября 2015 г. отказался от прохождения освидетельствования на предмет определения состояния опьянения, как не отрицал и то, что 18 января 2016 г. спал на своем спальном месте не в отведенное распорядком дня время, за что на него были наложены меры взыскания.

Данные обстоятельства подтвердили свидетели М., К., Д., В., Р.

Из постановления начальника отряда группы организации исправительного процесса ИУОТ от 25 февраля 2016 г. усматривается, что К., проживая в общежитии учреждения с 13 февраля 2015 г. по 20 июня 2016 г., имел задолженность по оплате за проживание в сумме 1 562 300 неденом. руб., чем нарушил ч. 1 ст. 55 УИК, пп. 12.1, 12.3, 12.11 ПВР ИУОТ, подвергнут взысканию в виде выговора.

Согласно ч. 1 ст. 51 УИК администрация исправительного учреждения открытого типа наряду с выполнением других возложенных на нее обязанностей организует трудовое и бытовое устройство осужденных.

К., не оспаривая наличия у него задолженности по оплате за проживание в общежитии исправительного учреждения, показал, что за время отбывания наказания он работал в общей сложности 6 месяцев и размер его заработной платы после произведенных удержаний не позволял ему в полном объеме вносить плату за проживание.

Эти доводы К. полностью подтвердили свидетели Я., К. и А., которые указали, что вследствие имеющихся трудностей с трудоустройством осужденных К. длительное время не был трудоустроен.

Из материалов дела видно, что К. работал в КСУП «К» в июне–августе 2015 года и КЖУП «М» с ноября 2015 года по январь 2016 года. За указанные периоды ему причиталась к выплате за вычетом обязательных удержаний (подоходный налог, пенсионный фонд, профсоюзные взносы) заработная плата в общей сумме 11 312 296 неденом. руб. В то же время согласно предоставленным указанными предприятиями сведениям из заработной платы К. помимо обязательных удержаний произведены удержания по исполнительным документам на общую сумму 8 718 964 неденом. руб.

Таким образом, К. реально получил заработную плату за указанный период в размере 2 612 332 неденом. руб., из которых 800 000 неденом. руб. им внесены в счет оплаты за проживание в общежитии учреждения.

Согласно справке ИУОТ за период времени с 13 февраля 2015 г. по 16 февраля 2016 г. К. было начислено к оплате за проживание в общежитии учреждения 2 362 310 неденом. руб. Из них в июне 2015 года за проживание К. уплатил 200 000 неденом. руб., в декабре 2015 года и январе 2016 года – по 300 000 неденом. руб.

При этом суд обоснованно отметил, что бюджеты прожиточного минимума в Республики Беларусь в феврале 2015 года – январе 2016 года составляли от 1 549 790 до 1 725 700 неденом. руб. ежемесячно, что существенно превышало уровень заработной платы, обеспеченной К. администрацией ИУОТ в результате его трудоустройства.

При таких обстоятельствах вывод суда об отсутствии у К. умысла на уклонение от уплаты за проживание в общежитии и на нарушение предусмотренной п. 12.11 ПВР обязанности осужденного своевременно вносить плату за проживание в общежитии, а также о незаконности постановления начальника отряда группы организации исправительного процесса ИУОТ от 25 февраля 2016 г. является правильным.

В соответствии с п. 9 постановления Пленума Верховного Суда Республики Беларусь от 20 декабря 2007 г. № 18 «О практике назначения судами наказания в виде ограничения свободы» лицо признается злостно нарушающим порядок и условия отбывания наказания в виде ограничения свободы в случае совершения им не менее трех нарушений порядка и условий отбывания наказания, за которые оно подвергалось взысканиям, указанным в ч. 2 и ч. 3 ст. 55 УИК. Такому осужденному выносится официальное предупреждение об уголовной ответственности за уклонение от отбывания наказания. Ответственность по ст. 415 УК наступает при совершении осужденным нового нарушения порядка и условий отбывания наказания после официального предупреждения.

Таким образом, К. совершено только два нарушения, за которые он обоснованно подвергнут взысканиям. В то же время оснований для признания его злостно нарушающим порядок и условия отбывания наказания в виде ограничения свободы, а также вынесения ему официального предупреждения об уголовной ответственности за уклонение от отбывания наказания не имелось.

Вся совокупность доказательств по делу получила соответствующую оценку в приговоре, и эта оценка, а также приведенные в ее обоснование доводы соответствуют разъяснениям Пленума Верховного Суда Республики Беларусь, содержащимся в п. 4 постановления от 28 сентября 2001 г. № 9 «О приговоре суда».

Судебное следствие по делу проведено достаточно полно, всесторонне и объективно. Суд пришел к правильному выводу об отсутствии в деянии К. состава преступления.

В связи с изложенным ставить под сомнение законность принятого судом решения судебная коллегия не находит.

Руководствуясь ст. 386 УПК, судебная коллегия

 

определила:

 

Приговор районного суда от 20 июня 2016 г. в отношении К. оставить без изменения, а апелляционный протест прокурора – без удовлетворения.