− 
 − 

РЕШЕНИЕ

ИМЕНЕМ РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ

5 апреля 2018 г.

 

(Извлечение)

 

Районный суд, рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по иску В. к П. о взыскании суммы неосновательного обогащения,

 

установил:

 

Истец в исковом заявлении в суд указал, что с 15.11.2008 по 16.01.2017 он состоял в браке с И.

Ответчик П. является матерью его бывшей супруги.

01.12.2008 П. приобрела по договору купли-продажи, удостоверенному государственным нотариусом государственной нотариальной конторы, двухкомнатную квартиру, расположенную по адресу г. Б., ул. К., за 100 100 000 неденоминированных руб.

При этом для расчета за указанную квартиру П. 01.12.2008 заключила в ОАО «Банк» кредитный договор в валюте на сумму 11 000 долл. США, погашение по которому производилось им и его супругой И. в общей сумме 10 000 долл. США.

Так, по договоренности с П. последняя обещала переоформить указанную квартиру в их собственность после полного погашения ими кредита на квартиру, а также возврата вложенных ею остальных денежных средств при покупке указанной квартиры.

Кроме того, непосредственно после покупки квартиры они с супругой стали там проживать, а П. проживала в принадлежащем ей доме, расположенном в г. Г., пер. М.

Пока он состоял в браке с И., он беспрепятственно пользовался вышеуказанной квартирой, участвовал в оплате коммунальных услуг, расходов за пользование данным жилым помещением. При расторжении брака с И. он просил у ответчика в добровольном порядке признать за ним право собственности на долю в спорной квартире либо вернуть ему 1/2 часть денег, внесенных им в период брака с И. на погашение кредита, взятого ответчиком на покупку спорной квартиры, однако ответчик отказалась в добровольном порядке урегулировать возникший спор. В октябре 2016 года он вынужден был покинуть спорную квартиру, а в настоящее время он намерен в судебном порядке взыскать с ответчика неосновательное обогащение – 1/2 часть денег, внесенных им в период брака с И. на погашение кредита, взятого ответчиком на покупку спорной квартиры.

Истец просил взыскать с П. в его пользу 5000 долл. США по курсу Национального банка Республики Беларусь на день выплат в счет неосновательного обогащения, расходы по оказанию юридической помощи в сумме 199 руб., расходы по уплате госпошлины в сумме 500,43 руб.

В судебном заседании истец и его представитель – адвокат Е. исковые требования уточнили, уменьшили их и просили взыскать с П. в пользу В. 2500 долл. США по курсу Национального банка Республики Беларусь на день вынесения судом решения в счет неосновательного обогащения; расходы по оказанию юридической помощи в сумме 199 руб., расходы по уплате госпошлины в сумме 250,21 руб. и расходы по оплате услуг представителя в размере 450 руб.

Ответчик П. и ее представитель – адвокат Л. уточненные исковые требования не признали.

Третье лицо И. уточненные исковые требования истца не признала.

Суд, заслушав участников процесса, допросив свидетелей, исследовав материалы дела, находит исковые требования подлежащими удовлетворению по следующим основаниям.

В силу п. 1 ст. 971 Гражданского кодекса Республики Беларусь (далее – ГК) лицо, которое без установленных законодательством или сделкой оснований приобрело или сберегло имущество (приобретатель) за счет другого лица (потерпевшего), обязано возвратить последнему неосновательно приобретенное или сбереженное имущество (неосновательное обогащение), за исключением случаев, предусмотренных ст. 978 названного Кодекса.

Согласно п. 2 указанной статьи правила, предусмотренные данной главой, применяются независимо от того, явилось ли неосновательное обогащение результатом поведения приобретателя имущества, самого потерпевшего, третьих лиц или произошло помимо их воли.

В силу положений ст.ст. 971, 972 ГК по требованиям о взыскании неосновательного обогащения истец должен доказать факт получения (сбережения) за его счет ответчиком имущества, а также отсутствие для этого установленных законодательством или сделкой оснований и размер неосновательного обогащения.

В соответствии со ст. 978 ГК не подлежат возврату в качестве неосновательного обогащения:

имущество, переданное во исполнение обязательства до наступления срока исполнения, если обязательством не предусмотрено иное;

имущество, переданное во исполнение обязательства по истечении срока исковой давности;

заработная плата и приравненные к ней платежи, пенсии, пособия, стипендии, суммы по возмещению вреда, причиненного жизни или здоровью, алименты и иные денежные суммы, предоставленные гражданину в качестве средства к существованию, при отсутствии недобросовестности с его стороны и счетной ошибки;

денежные суммы и иное имущество, предоставленные во исполнение несуществующего обязательства, если приобретатель докажет, что лицо, требующее возврата имущества, знало об отсутствии обязательства либо предоставило имущество в целях благотворительности.

В соответствии со ст. 298 ГК денежные обязательства должны быть выражены в белорусских рублях (ст. 141 ГК).

В денежном обязательстве может быть предусмотрено, что оно подлежит оплате в белорусских рублях в сумме, эквивалентной определенной сумме в иностранной валюте или в условных денежных единицах («специальных правах заимствования» и др.). В этом случае подлежащая оплате в рублях сумма определяется по официальному курсу соответствующей валюты или условных денежных единиц на день платежа, если иной курс или иная дата его определения не установлены законодательством или соглашением сторон.

Использование иностранной валюты, а также платежных документов в иностранной валюте при осуществлении расчетов на территории Республики Беларусь по обязательствам допускается в случаях, порядке и на условиях, определенных законодательством.

В силу подп. 2.1 и 2.3 п. 2 Декрета Президента Республики Беларусь от 05.02.1997 № 1 «О мерах по обеспечению порядка при осуществлении валютных операций» с последующими изменениями и дополнениями нарушением порядка проведения валютных операций является совершение гражданами между собой сделок купли-продажи в иностранной валюте.

Согласно ст. 196 ГК исковой давностью признается срок для защиты права по иску лица, право которого нарушено.

В соответствии со ст. 197 ГК общий срок исковой давности устанавливается в три года.

В силу ст. 200 ГК требование о защите нарушенного права принимается к рассмотрению судом независимо от истечения срока исковой давности.

Исковая давность применяется судом только по заявлению стороны в споре, сделанному до вынесения судом решения.

Истечение срока исковой давности, о применении которой заявлено стороной в споре, является основанием к вынесению судом решения об отказе в иске.

Согласно ст. 181 Гражданского процессуального кодекса Республики Беларусь (далее – ГПК) факты, которые по закону должны быть подтверждены с помощью определенных средств доказывания, не могут подтверждаться никакими другими средствами доказывания.

В соответствии с ч. 1 ст. 135 ГПК стороне, в пользу которой состоялось решение, суд присуждает за счет другой стороны возмещение всех понесенных ею судебных расходов по делу, хотя бы эта сторона и была освобождена от уплаты их в доход государства.

В соответствии со ст. 20 ГПК обязанность представить необходимые для установления истины по делу доказательства лежит на сторонах, третьих лицах и других юридически заинтересованных в исходе дела лицах. Для всестороннего, полного, объективного выяснения всех обстоятельств, имеющих существенное значение для правильного рассмотрения и разрешения дела, суд содействует указанным лицам по их ходатайству в истребовании доказательств, когда представление таких доказательств для них невозможно.

По делу установлено, что истец В. и третье лицо по настоящему делу И. состояли в зарегистрированном браке с 15.11.2008. От брака совместных детей не имеют.

Ответчик по настоящему делу П. является матерью его бывшей супруги И.

П. принадлежит на праве собственности квартира, расположенная в доме по ул. К. в г. Б.

Вышеуказанная квартира была приобретена П. на основании договора купли-продажи от 01.12.2008, удостоверенного государственным нотариусом государственной нотариальной конторы, за 100 100 000 неденоминированных руб.

Поскольку необходимой денежной суммы для покупки квартиры, расположенной в доме по ул. К. в г. Б., у П. не было, то 15.12.2008 последняя заключила с ОАО «Банк» кредитный договор в валюте на сумму 11 000 долл. США.

У супругов В. и И. с П. была устная договоренность о том, что П. переоформит вышеуказанную квартиру в собственность супругов после полного погашения ими кредита по кредитному договору от 15.12.2008, а также возврата П. вложенных ею в покупку квартиры остальных личных денежных средств.

После покупки П. квартиры, расположенной в доме по ул. К. в г. Б., супруги В. и И. стали в ней проживать, а П. проживала в принадлежащем ей доме, расположенном в г. Г., пер. М.

Состоя в браке с И., истец беспрепятственно пользовался вышеуказанной квартирой, т.е. проживал в ней.

Решением районного суда от 16.01.2017 брак между В. и И. расторгнут.

При расторжении брака с И. истец обращался к П. с просьбой в добровольном порядке признать за ним право собственности на долю в спорной квартире либо вернуть 1/2 часть денег, внесенных им в период брака с И. на погашение кредита, взятого ответчиком на покупку спорной квартиры.

Ответчик отказалась в добровольном порядке урегулировать возникший спор.

В октябре 2016 года истец В. ушел из квартиры, расположенной в доме по ул. К. в г. Б., в которой он проживал с супругой.

07.12.2010 между ОАО «Банк» и В. был заключен кредитный договор, согласно которому последнему единовременно 07.12.2010 был предоставлен кредит в сумме 16 500 000 руб. (до деноминации).

В день получения кредита В. в кассе ОАО «Банк» купил 5000 долл. США (3020 x 5000 = 15 100 000 руб.) и произвел погашение кредита П. (кредитный договор от 15.12.2018) путем внесения денежных средств в размере 5000 долл. США на валютный счет получателя платежа – П., что подтверждается мемориальным ордером от 07.12.2010.

Данные обстоятельства дела установлены показаниями сторон, письменными доказательствами по делу, показаниями свидетеля А.

В обоснование исковых требований о взыскании денежных средств истец В. и его представитель указали, что 07.12.2010 между ОАО «Банк» и В. был заключен кредитный договор, согласно которому последнему единовременно 07.12.2010 был предоставлен кредит в сумме 16 500 000 руб. (до деноминации).

Сразу же после получения кредита он в кассе ОАО «Банк» купил 5000 долл. США (3020 x 5000 = 15 100 000 руб.).

Денежные средства в размере 5000 долл. США были израсходованы им для погашения кредита П. (кредитный договор от 15.12.2018) путем внесения указанной суммы на счет получателя платежа – П.

Ввиду нахождения его в браке с И. на 07.12.2010 в настоящее время он претендует на половину указанной суммы в размере 2500 долл. США, поскольку не может подтвердить письменными доказательствами внесение им большей суммы на вышеуказанный валютный счет ответчика П.

Находясь в браке с И., он полагал, что приобретенная П. квартира в будущем перейдет в их с И. собственность, а поэтому не ставил вопрос перед П. о возврате денежных средств в размере 5000 долл. США.

После расторжения брака с И. (2017 год) он понял, что квартира остается ответчику, денежные средства в размере 5000 долл. США, внесенные им в счет погашения кредита П., последняя возвращать ему в добровольном порядке не собирается и поэтому он был вынужден обратиться в суд с иском. Считает, что срок исковой давности, о применении которого П. просила суд, им не пропущен.

В опровержение исковых требований ответчик П. и ее представитель указали, что никакой договоренности с истцом о совместной покупке квартиры в доме по ул. К. в г. Б. у П. никогда не было. Указанную квартиру она покупала для себя и за счет собственных средств.

Чтобы произвести с продавцом квартиры окончательный расчет, ею был взят в ОАО «Банк» кредит на сумму 11 000 долл. США (кредитный договор от 15.12.2008), который она погашала исключительно за счет собственных средств. Действительно, в связи с намерением досрочно погасить кредит она воспользовалась предложением В. принять участие в погашении ее кредита.

07.12.2010 истец на свое имя в ОАО «Банк» в добровольном порядке оформил кредитный договор на сумму 16 500 000 неденоминированных руб. и часть полученных денег в сумме 15 100 000 руб., что эквивалентно 5000 долл. США, перевел на ее счет, оставшуюся часть кредита – 1 400 000 руб. – потратил на свои нужды.

По ее мнению, В. действовал в ее интересах и по ее поручению. Уплаченные истцом денежные средства ею фактически были возвращены истцу В. в полном объеме.

Так, в январе 2011 года ею истцу В. были переданы денежные средства в размере 5 000 000 неденоминированных руб. для погашения кредита, взятого В.

Также ею погашался кредит (кредитный договор от 22.12.2008) семьи истца, оформленный на ее дочь – супругу И., в декабре 2010 года – марте 2011 года – по 80,86 долл. США, а 31.03.2011 – 1295,23 долл. США, что составило 4 920 000 неденоминированных руб.

В сентябре 2011 года она передавала истцу 5 500 000 руб. для погашения его кредита.

Считает, что требование истца о взыскании с нее в его пользу 5000 долл. США по курсу Национального банка Республики Беларусь на день выплат в счет неосновательного обогащения не подлежит удовлетворению.

Несмотря на то, что ею в ОАО «Банк» был оформлен кредитный договор от 15.12.2008 на сумму 11 000 долл. США, погашать указанный кредит она могла и белорусскими рублями. В условиях указанного кредитного договора отсутствует обязанность кредитополучателя погашать кредит, уплачивать проценты, иные платежи только в иностранной валюте. Она неоднократно погашала кредит белорусскими рублями, которые пересчитывались в эквиваленте к доллару США на день погашения кредита.

Статьей 140 Банковского кодекса Республики Беларусь установлено, что условия о валюте кредита и размере процентов за пользование кредитом являются существенными условиями кредитного договора.

Таким образом, порядок погашения физическим лицом кредита, полученного в иностранной валюте, в том числе валюта его погашения, определяются кредитным договором.

Если кредитным договором кредитополучателю предоставлено право погашать кредит, уплачивать проценты, иные платежи как в белорусских рублях, так и иностранной валюте, банк не вправе требовать исполнения обязательств только в иностранной валюте и, соответственно, не вправе отказать физическому лицу в приеме белорусских рублей (письмо Национального банка Республики Беларусь от 08.04.2011 № 55-17/78 «О порядке совершения банковских операций»).

Полагает, что если бы у истца и возникло право требовать у нее неосновательное обогащение, то только в белорусских рублях, так как именно в белорусских рублях им погашался ее кредит.

Кроме того, она считает, что для истребования денег, перечисленных истцом по мемориальному ордеру от 07.12.2010, законодателем предусмотрен срок исковой давности, который истцом пропущен.

Полагает, что для истца право требования половины перечисленных на ее счет денежных средств в сумме 15 100 000 руб. возникло на следующий день после выполнения им ее устного поручения, т.е. с 08.12.2010.

На сегодняшний день истцом пропущен срок исковой давности для предъявления к ней требования о взыскании перечисленного платежа по кредиту.

Считает требования необоснованными, так как уплаченные истцом денежные средства ею фактически были возвращены в полном объеме, срок для предъявления требования истек.

Давая оценку доводам ответчика П., суд находит их надуманными и несостоятельными, поскольку ответчиком не представлено суду бесспорных доказательств в подтверждение своих доводов в части того, что денежные средства, внесенные В. в счет погашения ее кредита, возвращены последнему.

Кроме того, доводы ответчика опровергаются собранными доказательствами по делу, а также показаниями третьего лица И., которая в ходе дачи суду показаний фактически признала требования истца о возврате неосновательного обогащения, а была не согласна лишь с размером денежных средств, подлежащих возврату.

Так, третье лицо И. в ходе судебного разбирательства уточненные исковые требования В. сначала признала частично и пояснила, что 07.12.2010 между ОАО «Банк» и В. был заключен кредитный договор, согласно которому последнему единовременно 07.12.2010 был предоставлен кредит в сумме 16 500 000 руб. (до деноминации).

Денежные средства в размере 15 100 000 руб. были израсходованы В. на погашение кредита П. (кредитный договор от 15.12.2018) путем внесения указанной суммы на счет получателя платежа – П.

Поскольку они с истцом В. до 2017 года находились в браке, то В. может претендовать на денежные средства в размере 755 руб.

Затем после дачи показаний суду третье лицо И. изменила свое мнение и указала, что уточненные исковые требования В. не признает.

Что касается ответчика П., то в предварительном судебном заседании ответчик так же фактически признавала требования истца по возврату денежных средств, но была не согласна с суммой, однако в ходе судебного заседания П. не признала исковые требования и изменила показания, логических объяснений вышеуказанных обстоятельств ответчик П. суду дать не смогла.

Что касается срока исковой давности, о применении которого просили суд ответчик П. и ее представитель, то, по мнению суда, срок исковой давности В. не пропущен. Суд считает, что о нарушении своего права В. узнал после расторжения брака с И., когда он был вынужден выселиться из квартиры и получил отказ о возврате денежных средств, внесенных им в счет погашения кредита П., взятого последней на покупку квартиры.

Суд не принимает показания допрошенного в судебном заседании свидетеля А., поскольку последний является супругом ответчика П. и, по мнению суда, заинтересован в исходе дела. Кроме того, показания указанного свидетеля не согласуются с другими доказательствами по делу, в том числе и с показаниями ответчика и третьего лица.

Ссылка ответчика П. в своих доводах на письмо Национального банка Республики Беларусь от 08.04.2011 № 55-17/78 «О порядке совершения банковских операций» не состоятельна, так обстоятельства имели место в 2010 году, а указанное письмо датируется 08.04.2011.

На основании изложенного, оценивая все представленные доказательства в совокупности, суд приходит к выводу, что поскольку ответчиком П. не представлено суду доказательств, с достоверностью свидетельствующих о том, что денежные средства, внесенные на ее счет истцом в счет погашения ее кредита, возвращены последнему, то требования В. о возврате денежных средств основаны на законе, а следовательно, денежные средства подлежат взысканию с П. Поскольку В. на момент оплаты кредита за ответчика П. состоял в браке с И., то погашение кредита производилось из совместного бюджета супругов, значит, ответчик должна возвратить истцу В. половину внесенной им суммы.

Допрошенная в качестве свидетеля работник ОАО «Банк» А. указала, что П. для приобретения квартиры был взят в банке валютный кредит в размере 11 000 долл. США. Согласно условиям договора П. должна была и могла погашать указанный кредит только в валюте (долларах США).

Действительно, 07.12.2010 между ОАО «Банк» и В. был заключен кредитный договор, согласно которому последнему единовременно 07.12.2010 был предоставлен кредит в сумме 16 500 000 руб. (до деноминации).

Сразу же после получения кредита он в кассе в ОАО «Банк» купил 5000 долл. США (3020 x 5000 = 15 100 000 руб.).

Денежные средства в размере 5000 долл. США были внесены В. в счет погашения кредита П. путем внесения указанной суммы на валютный счет получателя платежа – П.

При таких обстоятельствах суд приходит к выводу, что поскольку у П. был валютный кредит, который согласно кредитному договору последняя должна была погашать только в иностранной валюте, долларах США, то возврату в пользу В. подлежат денежные средства в размере 4917 (четыре тысячи девятьсот семнадцать) руб., что эквивалентно 2500 долл. США (2500 х 1,9668 = 4,917 руб.) на день вынесения решения.

На основании вышеизложенного суд пришел к выводу, что П. без установленных законодательством или сделкой оснований сберегла свои денежные средства, не производя оплату кредита, а следовательно, уточненные исковые требования В. подлежат удовлетворению.

В связи с удовлетворением исковых требований В. в его пользу надлежит взыскать с ответчика П. в соответствии с ч. 1 ст. 135, ст. 124 ГПК в счет возмещения расходов по уплате госпошлины 245,85 руб., расходы по оплате юридической помощи в размере 199 руб., расходы по оплате услуг представителя в размере 450 руб., а всего – 894 (восемьсот девяносто четыре) руб. 85 (восемьдесят пять) коп.

На основании изложенного и руководствуясь ст.ст. 302–306 ГПК, суд

 

решил:

 

Взыскать с П. в пользу В. сумму неосновательного сбережения в размере 4917 (четыре тысячи девятьсот семнадцать) руб.

Взыскать с П. в пользу В. судебные расходы по: уплате государственной пошлины в размере 245,85 руб., оплате юридической помощи в размере 199 руб., оплате услуг представителя в размере 450 руб., а всего – 894 (восемьсот девяносто четыре) руб. 85 (восемьдесят пять) коп.

Решение может быть обжаловано в областной суд через районный суд в течение 10 суток со дня его объявления.