− 
 − 

УДК 342.7

СТАТУС ЛИЧНОСТИ: ПОНЯТИЕ, СТРУКТУРА, КЛАССИФИКАЦИЯ

КУРАК А.И.,

доцент кафедры конституционного и международного права Академии управления при Президенте Республики Беларусь

 

Аннотация

Рассматривается проблема, касающаяся понятия «статуса личности». Отмечается, что некоторые вопросы, имеющие к ней отношение, остаются дискуссионными. В связи с этим автор приводит и анализирует существующие в литературе точки зрения, излагает собственную позицию.

 

Summary

It is considered the problem concerning concept of «the status of the person». It is noticed that some questions referred to it, remain debatable. In this connection the author results and analyzes the points of view available in the literature, states his own position.

 

Проблема статуса личности издавна привлекает внимание ученых, оставаясь одной из коренных и наиболее актуальных и в современных условиях, поскольку речь здесь идет о самом человеке, его положении в обществе и государстве. Тем не менее некоторые вопросы, имеющие к ней отношение, понимаются авторами по-разному, что вносит определенную путаницу и затрудняет их понимание читателем.

Рассматривая обозначенную проблему, необходимо иметь в виду, что в юридической литературе и законодательстве наряду с понятием «личность» применяются и другие близкие ему по содержанию понятия «человек» и «гражданин», которые следует разграничивать, поскольку зачастую они имеют разное значение.

В понятии «человек» отражается его естественная природа как индивида с присущими ему физиологическими свойствами, как представителя живого мира с его материальными, духовными и иными потребностями. Иными словами, понятие «человек» характеризует его с биологической стороны.

Понятие же «личность» характеризует человека с социальной стороны как обладающего способностями пользоваться предоставленными ему правами и свободами, а также исполнять обязанности перед другими участниками правоотношений. Следовательно, «личность» должна обладать праводееспособностью, что не всегда присуще «гражданину», например, при признании его судом недееспособным вследствие психического заболевания. При этом следует отметить, что категории «личность» присуще и второе значение, которое связывается с индивидуальностью, неповторимостью, внутренним достоинством человека, его местом и ролью в обществе и государстве.

Понятие «гражданин» характеризует человека с юридической стороны как имеющего устойчивую правовую связь с конкретным государством (государствами – при наличии многогражданства).

Рассматривая дифференциацию указанных категорий, необходимо отметить, что ей в значительной степени присуща условность. К примеру, понятие «личность» всегда согласуется с понятиями «человек» и «гражданин». В то же время и последние могут отождествляться с «личностью», однако лишь при условии обладания ими правосубъектностью. Таким образом, как справедливо отмечается в литературе, в правовом смысле понятие «личность» шире, чем понятия «человек» и «гражданин», и охватывает оба последних [1, с. 498].

Как известно, положение личности в обществе и государстве определяется разнообразными социальными нормами – моральными, религиозными, политическими и другими. На наш взгляд, можно согласиться с мнением авторов, полагающих, что совокупность этих норм составляет общественный статус личности [2, с. 73; 3, с. 367]. Вместе с тем было бы, пожалуй, логичнее данный статус именовать социальным, что согласовывалось бы с названием термина, применяемого в отношении обобщенного названия норм, его регулирующих.

В качестве важнейшей составной части социального статуса личности выступает ее правовой статус, определяемый нормами права. При этом следует отметить, что в литературе нередко используется и другое, тождественное правовому статусу понятие – «правовое положение» [4, с. 44; 5, с. 525; 6, с. 559]. Разделяя подобный подход, отметим, что некоторые авторы имеют на сей счет иное мнение, полагая, что понятие «правовое положение» более широкое, чем «правовой статус», и включает в себя последнее [7, с. 493–494]. Безусловно, наличие различных взглядов по той или иной проблеме является непременным условием развития любой науки. Вместе с тем, как нам представляется, в ряде случаев эта дискуссионность носит на себе отпечаток искусственности, создает видимость развития науки. На наш взгляд, это в полной мере относится и к проблеме соотношения понятий «правовой статус» и «правовое положение», продолжение дискуссии по которой ничего нового в науку не внесет.

В рамках обозначенной темы важным представляется уяснение структуры понятия «правовой статус личности». По данному вопросу в литературе по конституционному праву имеется два подхода. Одни авторы правовой статус отождествляют с правами, свободами и обязанностями человека и гражданина, закрепленными в Конституции и ином законодательстве [4, c. 44; 5, c. 525; 8, с. 138; 9, с. 69]. Другая точка зрения сводится к тому, что структуру правового статуса следует рассматривать шире, дополнительно включив в нее такие компоненты, как гражданство, правосубъектность, правовые принципы, а также гарантии прав и свобод [2, с. 74; 10, с. 342; 11, с. 278–279].

Вместе с тем, как показало проведенное исследование, в литературе имеется и третье мнение, которого придерживаются некоторые авторы, занимающиеся проблемами теории права. В частности, известные ученые Академии МВД Республики Беларусь А.Ф.Вишневский, Н.А.Горбаток и В.А.Кучинский отмечают, что если иметь в виду законодательство, регулирующее вопросы гражданства, правосубъектности, то в данном случае можно говорить о предусмотренных им правах и обязанностях граждан как об элементах правового статуса. Но этого нельзя сказать о гражданстве как состоянии человека или о правосубъектности как свойстве конкретной личности, позволяющих ей выступать в роли субъекта правоотношений [7, с. 490]. На наш взгляд, подобный подход к вопросу структуры правового статуса является достаточно убедительным, поскольку, действительно, нельзя не согласиться с тем, что гражданство и правосубъектность конкретного лица являются лишь предпосылками обладания и реализации этим лицом своих субъектных прав, свобод и обязанностей, определенных соответствующим законодательством. Иными словами, гражданство и правосубъектность сами по себе не выступают в качестве каких-либо материальных либо духовных благ, которыми человек мог бы воспользоваться как своим правом.

Что касается правовых принципов статуса личности, то они также не выступают в качестве конкретных прав, свобод и обязанностей, а представляют собой законодательно закрепленные положения, направленные на обеспечение реальной возможности пользования этими правами, свободами, а также исполнения обязанностей. Гарантии же прав и свобод нецелесообразно выделять в качестве самостоятельного структурного элемента статуса личности (как полагают некоторые авторы, о чем говорилось выше), поскольку, как известно, они представляют собой не что иное, как один из правовых принципов.

Исходя из изложенного, можно сделать вывод, что понятие «правовой статус личности» может иметь два значения: как правовой институт и как правовой статус конкретной личности. Следовательно, в своем первом значении данное понятие будет более широким, чем во втором, и включать в себя такие компоненты, как гражданство, правосубъектность, правовые принципы, а также потенциально распространяемые на всех права, свободы и обязанности. Что же касается индивидуального правового статуса конкретной личности, то он представляет собой совокупность прав, свобод и обязанностей, которые данная личность может реализовать при наличии у нее соответствующих обстоятельств в виде юридических фактов. Иными словами, понятие «правовой статус личности» в своем узком значении не может включать в себя такие элементы, как гражданство, правосубъектность и правовые принципы.

Рассматривая проблему правового статуса личности, считаем необходимым отметить, что в литературе высказываются различные подходы и по вопросу круга субъектов, с которыми у данной личности возникают те или иные отношения. К примеру, по мнению Б.Н.Габричидзе и А.Г.Чернявского, «правовой статус… характеризует отношения личности только с государством» [3, с. 367]. В тоже время К.В.Арановский отмечает, что «правовой статус личности – это действительное, юридически оформленное положение человека в его взаимоотношениях с государством и другими субъектами [10, с. 342]. Как видим, во втором случае потенциальный круг субъектов, с которыми у личности возможны соответствующие правоотношения, является более широким, то есть наряду с государством в качестве одной из сторон этих отношений могут выступать и другие субъекты. Однако автор не поясняет, кого конкретно он имеет в виду под другими субъектами. Как бы на первый взгляд это странным не показалось, нам представляется, что правомерными могут быть обе позиции. Дело в том, что все зависит от вида правоотношений, в которые вступает гражданин. Как известно, правовой статус включает широкий спектр прав, свобод и обязанностей, предусмотренных нормами различных отраслей права. Следовательно, в данном случае у гражданина потенциально возможны правоотношения с любым субъектом, в том числе и с государством. В тоже время среди прав, свобод и обязанностей выделяются основные, то есть те, которые закреплены в Конституции и, как верно отмечает Д.М.Демичев, образуют конституционный статус личности [2, с. 77]. Таким образом, понятие «правовой статус личности», будучи частью «социального статуса», в свою очередь является более широким в отношении «конституционного статуса личности». Следовательно, в последнем случае речь идет о конституционно-правовых отношениях, одной из сторон которых, как известно, всегда выступает только государство в лице соответствующих органов либо должностных лиц.

Что касается классификации правового статуса личности, то в учебной литературе по конституционному праву этот вопрос затрагивают лишь отдельные авторы. При этом ими называется различное количество видов этого статуса. К примеру, Б.Н.Габричидзе и А.Г.Чернявский выделяют три их разновидности:

общий, который определяется Конституцией и является одинаковым для всех граждан;

специальный, касающийся определенной категории граждан – сотрудников органов внутренних дел, депутатов, судей, государственных служащих и др.;

индивидуальный, относящийся к конкретному лицу и характеризующий пол, возраст, место жительства и другие особенности, присущие данному лицу [3, с. 365].

Д.М.Демичев наряду с указанными дополнительно выделяет еще три вида правовых статусов:

статус иностранцев (хотя более правильным было бы – иностранных граждан – А.К.), лиц без гражданства, лиц с двойным и тройным гражданством;

отраслевые правовые статусы (уголовно-процессуальный, административно-процессуальный и др.);

статус физического лица и т.д. [2, с. 73].

Что касается первого из указанных видов статуса, то по нему каких-либо вопросов не возникает. В то же время оба последние остались без пояснений в отношении субъектов распространения, что желательно было бы сделать, поскольку в данном случае читателю приходится довольствоваться своими предположениями.

Как нам представляется, вопрос классификации правового статуса личности является довольно многогранным, и количество его видов может определяться ученым в каждом конкретном случае в зависимости от поставленной им задачи исследования. К примеру, тот же статус иностранных граждан может подразделяться на статусы лиц, постоянно проживающих на территории государства, временно проживающих, временно пребывающих, получивших политическое убежище, пользующихся дипломатическим иммунитетом.

Что касается отраслевых правовых статусов, то есть уголовно-процессуального, административно-процессуального и других, о которых упоминает Д.М.Демичев, то можно предположить, что автор имеет в виду статус участников соответствующих процессов: свидетелей, экспертов, обвиняемых, адвокатов и др. Если это так, то мы солидарны с таким подходом. В то же время, как нам видится, на некоторых участников соответствующего процесса может распространяться и специальный статус. Иными словами, в ряде случаев соответствующий отраслевой правовой статус может совпадать со специальным. К примеру, это можно отнести к судьям, прокурорам.

Обобщая изложенное, можно сделать следующие выводы:

1. Соотношение понятий «личность», «гражданин», «человек» следует рассматривать применительно к каждому конкретному случаю, то есть они могут как отождествляться, так и иметь разное смысловое значение.

2. Положение личности в обществе и государстве, определяемое различными социальными нормами, составляет ее общественный (социальный) статус, в качестве важнейшей составной части которого выступает правовой статус, регулируемый нормами права.

3. Правовой статус личности, будучи составной частью общественного (социального) статуса, является в свою очередь более широким понятием в отношении конституционного статуса, который определяется только нормами Конституции.

4. Понятия «правовой статус личности» и «правовое положение личности» выступают в качестве тождественных.

5. Понятие «правовой статус личности» имеет два значения: как правовой институт и как правовой статус конкретной личности. В своем первом значении данное понятие является более широким и включает такие компоненты, как права, свободы и обязанности, потенциально распространяемые на всех граждан; гражданство; правосубъектность; правовые принципы.

Структура же индивидуального правового статуса личности ограничивается правами, свободами и обязанностями, которыми данная личность может воспользоваться при наличии у нее соответствующих обстоятельств (юридических фактов).

6. Правовой статус личности предполагает возможность возникновения у нее отношений с любым субъектом. Конституционный же статус, будучи основой правового статуса, определяет отношения личности только с государством в целом либо его органами и должностными лицами.

7. Что касается классификации статусов, то можно выделить три основных их вида: общий, специальный и индивидуальный. Приводимые же в литературе иные виды являются не чем иным, как разновидностями специального либо индивидуального статусов.

8. С провозглашением Республики Беларусь суверенным государством в характере института «правового статуса личности» произошел коренной поворот в сторону демократизма, приоритета общепризнанных положений международного права, признания человека, его прав, свобод и гарантий их реализации высшей ценностью и целью общества и государства.

 

ЛИТЕРАТУРА

 

1. Авакьян, С.А. Конституционное право России: учеб. курс: в 2 т. / С.А. Авакьян. – М.: Юристъ, 2005. – Т. 1. – 719 с.

2. Демичев, Д.М. Конституционное право: учеб. пособие / Д.М. Демичев. – Минск: Высш. шк., 2004. – 351 с.

3. Габричидзе, Б.Н. Конституционное право России: учеб. для вузов / Б.Н. Габричидзе, А.Г. Чернявский. – М.: Изд.-торг. корпорация «Дашков и К», 2005. – 1124 с.

4. Мишин, А.А. Конституционное (государственное) право зарубежных стран: учеб. – 9-е изд., испр. и доп. / А.А. Мишин. – М.: ЗАО «Юридический Дом»; Юстицинформ, 2002. – 496 с.

5. Большой юридический словарь / под ред. А.Я. Сухарева, В.Д. Зорькина, В.Е. Крутских. – М., 1997.

6. Конституционное право: энцикл. словарь / отв. ред. и рук. авт. кол. д-р юрид. наук, проф. С.А. Авакъян. – М.: Норма-Инфра, 2000. – 688 с.

7. Вишневский, А.Ф. Общая теория государства и права: учеб. / А.Ф. Вишневский, Н.А. Горбаток, В.А. Кучинский; под общ. ред. В.А. Кучинского. – Минск: Интегралполиграф, 2009. – 552 с.

8. Енгибарян, Р.В. Конституционное право: учеб. / Р.В. Енгибарян, Э.В. Тадевосян. – М.: Юристъ, 2000. – 492 с.

9. Подупейко, А.А. Конституционное право Республики Беларусь: курс лекций / А.А. Подупейко. – Минск: Акад. МВД Респ. Беларусь, 2008. – 256 с.

10. Арановский, К.В. Государственное право зарубежных стран: учеб. пособие / К.В. Арановский. – М.: Инфра-М; ИД «Форум», 2000. – 488 с.

11. Василевич, Г.А. Конституционное право Республики Беларусь: учеб. / Г.А. Василевич. – Минск: Книжный Дом; Интерпрессервис, 2003. – 832 с.