− 
 − 

О ПОНЯТИИ И ОСОБЕННОСТЯХ КОНСТИТУЦИОННО-ПРАВОВЫХ НОРМ

КУРАК А.И.,

доцент кафедры конституционного и административного права

Академии управления при Президенте Республики Беларусь,

кандидат юридических наук, доцент

 

Анализируются приведенные в юридической литературе определения понятия «конституционно-правовые нормы», указываются их сильные и слабые стороны. Изложена авторская позиция по данному вопросу: в определении конституционно-правовых норм должны быть отражены: порядок их принятия, гарантированность государством их исполнения, характер регулируемых ими общественных отношений, особенность источников, в которых они выражены. Исходя из этих положений, автор предлагает собственную трактовку понятия данного вида норм.

Из анализа литературы следует также, что имеется определенный разброс мнений среди специалистов и по вопросу об особенностях конституционно-правовых норм – как в их количественном, так и в содержательном отношении. По мнению автора, данным нормам присущи и такие важные особенности, как высокий политический потенциал, а также то, что некоторые из них одновременно выступают и в качестве источников иных отраслей права.

Отмечается, что проблема конституционно-правовых норм нуждается в дальнейшей проработке со стороны ученых с целью выработки по ней более согласованной позиции, что будет способствовать развитию науки конституционного права.

 

The article analyses the definitions of the term «constitutional-legal norms» given in the legal literature and identifies their strengths and weaknesses. It gives the author’s position on this issue: the definition of the term «constitutional-legal norms» should reflect the procedure of their adoption, warranty of the government on their implementation, nature of social relations regulated by them, features of the sources in which they are given. Consequently, the author introduced his own definition of the term.

The analysis of the literature also suggests that there is some divergence of opinion among experts on the question of peculiarities of the constitutional-legal norms – both in quantitative and qualitative terms. According to the author, the following important features were omitted: high political potential inherent in the standards; some constitutional and legal norms also act as sources of other branches of law.

It is concluded that the problem of constitutional-legal norms needs to be further studied by scientists in order to acquire a generally-accepted definition. That will contribute to the development of the Constitutional law.

 

Первые работы, в которых авторы стали акцентировать внимание на понятии и особенностях конституционно-правовых норм, появились в СССР в конце 1950-х гг., хотя отдельные упоминания о существовании таких норм имели место еще в трудах дореволюционных юристов. Однако данная тематика, как показало проведенное исследование, и сегодня продолжает оставаться одной из фундаментальных проблем в теории конституционного права, требующей углубленного изучения и обобщения.

Конституционно-правовые нормы довольно редко становились предметом специальных научных исследований даже в Российской Федерации, где за более чем тридцатилетний период вышла только одна заметная работа по данной проблематике, и то речь в ней идет не обо всех конституционно-правовых нормах, а лишь о нормах, содержащихся в Конституции [1, с. 56]. Что же касается Республики Беларусь, то здесь комплексных научных разработок по рассматриваемой проблематике вообще не проводилось.

О недостаточной изученности исследователями конституционно-правовых норм свидетельствует и тот факт, что даже в учебной литературе по конституционному праву не всегда можно найти соответствующий материал [2–5].

Прежде всего рассмотрим вопрос, касающийся определения конституционно-правовых норм. Как показало проведенное исследование, в некоторых специальных учебных изданиях он почему-то вообще не нашел отражения [6, 7]. Что же касается тех изданий, в которых такие определения имеются, то здесь мы наблюдаем определенный разброс мнений, порой даже несколько противоположных. Например, с точки зрения И.А.Алебастровой, «конституционно-правовые нормы – это общеобязательные правила поведения, регулирующие конкретные общественные отношения, входящие в предмет конституционного права» [8, с. 6]. Использование в данном случае слова «конкретные» является, на наш взгляд, излишним, поскольку оно наталкивает на мысль, что могут быть и какие-то неконкретные общественные отношения.

Свое видение понятия конституционно-правовых норм излагает и Д.М.Демичев, отмечая, что они «представляют собой санкционированные государством и обеспеченные силой государственного принуждения общеобязательные правила поведения участников конституционных отношений» [9, с. 17]. Полагаем, что в данном случае было бы более логичным вести речь об участниках не конституционных отношений, а конституционно-правовых отношений, поскольку нормы конституционного права содержатся не только в Конституции, но и в иных нормативных правовых актах.

Несколько более развернутое определение конституционно-правовых норм предлагают В.А.Кодавбович и В.А.Круглов, отмечая, что под ними понимаются «общеобязательные правила поведения, установленные или санкционированные государством в целях охраны и регулирования общественных отношений, относящихся к предмету конституционного права, которые осуществляются через конкретные права и обязанности участников этих отношений и обеспечиваются принудительной силой государства» [10, с. 7]. С данным определением можно согласиться, тем не менее оно все же не отражает особую значимость этих норм, их специфику, что, на наш взгляд, хотя бы в общем плане должно быть оговорено.

Встречаются и такие определения конституционно-правовых норм, в которых указывается характер регулируемых ими общественных отношений. В частности, подобным образом поступает А.П.Петров, который к конституционно-правовым нормам относит «установленные (санкционированные) государством общеобязательные правила поведения, регулирующие наиболее важные общественные отношения и составляющие однородную группу» [11, с. 13].

Следует отметить, что некоторые авторы приводят такие определения конституционно-правовых норм, которые приемлемы и в отношении норм любой другой отрасли права. Так, в учебнике по конституционному праву зарубежных стран, изданном под редакцией Б.А.Страшуна, отмечается, что под такими нормами понимаются «общеобязательные правила поведения, установленные или санкционированные государством в целях охраны и регулирования определенных общественных отношений, которые осуществляются через конкретные права и обязанности и обеспечиваются принудительной силой государства» [12, с. 26–27].

Аналогичную точку зрения в отношении единого определения для норм всех отраслей права высказывают и некоторые другие авторы. Так, по мнению В.Е.Чиркина, «нормы конституционного права, как и другие правовые нормы, – это общеобязательные правила, установленные главным образом нормативными правовыми актами… и обеспечиваемые государственным принуждением» [13, с. 13]. В таком же русле толкует суть конституционно-правовых норм и С.А.Авакьян [14, с. 82]. С позиций теории права подобный подход к определению правовых норм является, безусловно, справедливым. Но поскольку конституционное право признается основополагающей отраслью, то логично было бы предположить необходимость отражения соответствующей специфики и в определении норм данной отрасли права.

Р.В.Енгибарян и Э.В.Тадевосян излагают свое видение понятия «конституционно-правовые нормы», под которыми они понимают «общеобязательные правила, установленные или санкционированные государством, обеспечиваемые государственным принуждением или его угрозой и регулирующие конституционный строй страны» [15, с. 21]. Как нам представляется, и данная дефиниция не является безупречной, поскольку конституционный строй регулируется не только нормами конституционного права, но и другими отраслями правовой системы государства. В литературе, безусловно, можно встретить и иные дефиниции рассматриваемого вида норм.

Завершая рассмотрение приведенных в литературе определений понятия «конституционно-правовые нормы», хотелось бы высказать собственную позицию в отношении их обоснованности. В частности, во многих из них утверждается, что конституционно-правовые нормы являются общеобязательными правилами, с чем можно согласиться лишь отчасти. Дело в том, что многие из этих норм адресованы не всем, а лишь конкретным субъектам, например Главе государства, Парламенту, Правительству, судьям, депутатам и т.д. Иными словами, в данном случае будет правильнее вести речь не об общеобязательности конституционно-правовых норм, а об их обязательности применительно к субъектам, которым они адресованы.

Не совсем корректно также указывать без соответствующей оговорки, что конституционно-правовые нормы регулируют наиболее важные общественные отношения. В данном случае речь может идти лишь о нормах, закрепленных только в конституции. Однако, как известно, конституционно-правовые нормы содержатся и в иных нормативных правовых актах, относящихся к рассматриваемой отрасли права, которые по своей важности не имеют преимуществ перед нормами других отраслей права.

Что касается нашей позиции по вопросу определения конституционно-правовых норм, то считаем, что в нем должны быть отражены такие положения, как: формально определенный порядок их принятия; гарантированность государством их исполнения; характер регулируемых ими общественных отношений; особенность источников, в которых они выражены.

Как показало проведенное исследование, среди ученых наблюдается определенный разброс мнений и по вопросу об особенностях конституционно-правовых норм, а также об их количестве. Так, А.С.Автономов называет всего две специфические черты, присущие данным нормам: наличие особенностей их структуры и то, что норма права часто не совпадает со статьей нормативного акта [6, с. 19–22]. Что касается первой из указанных особенностей, то она является общепризнанной и каких-либо вопросов не вызывает, чего нельзя сказать о второй. Дело в том, что несовпадение статьи и нормы имеет место и в некоторых других отраслях права. Статьи, содержащие несколько норм, можно найти, например, в Гражданском кодексе Республики Беларусь.

И.А.Алебастрова в числе особенностей, присущих нормам конституционного права, отмечает: «скрытый бланкетный характер многих из них (т.е. наличие санкций за их нарушение в нормах не конституционного, а уголовного или административного права); отсутствие санкций вообще, а иногда и гипотез у некоторых норм; значительный удельный вес норм обобщенного характера, не порождающих непосредственно субъективных прав и юридических обязанностей, т.е. норм-дефиниций, многих норм-принципов и норм-целей» [8, с. 6]. Как нам представляется, первую из указанных особенностей следовало бы рассматривать несколько по-иному. Конкретные санкции, без какой-либо их отсылки к другим отраслям права, содержат и некоторые конституционно-правовые нормы непосредственно сами. Правда, в подобных случаях эти санкции носят политический характер, например отставка правительства, роспуск парламента, отзыв депутата и др.

Авторы учебника по конституционному праву зарубежных стран, изданного под ред. Б.А.Страшуна, называют три специфические черты конституционно-правовых норм. Наряду с особенностями структуры этих норм [12, с. 27] ими называются и две другие, а именно то, что «указанные нормы регулируют наиболее широкие и существенные общественные отношения, оформляют правовые основы государства; многие из этих норм имеют весьма общий характер…» [12, с. 28]. Как нам представляется, использование в указанных отличиях понятия «наиболее широкие» является не совсем удачным. Уместнее было бы использовать какое-либо иное, например «разносторонние». Три особенности конституционно-правовых норм называет в своем учебнике и В.Е.Чиркин. Наряду с особенностью их структуры им указываются и две новые специфические черты, присущие данным нормам, а именно: доминирование среди них норм императивного характера, а также наличие значительного количества норм-принципов [13, с. 14–15]. Соглашаясь с указанным автором, все же отметим, что среди перечисленных им черт конституционно-правовых норм имеется определенное количество не только норм-принципов, но и иных норм, которые также не регулируют конкретные общественные отношения: нормы-декларации, нормы-определения и др.

Вместе с тем следует отметить, что большинство авторов более обстоятельно подходят к рассмотрению вопроса особенностей конституционно-правовых норм и указывают большее их количество. Так, Г.А.Василевич называет пять их специфических черт [16, с. 8], Д.М.Демичев – шесть [9, с. 27–28], Р.В.Енгибарян и Э.В.Тадевосян – восемь [15, с. 22]. К сожалению, рамки данной статьи не позволяют привести все называемые данными авторами особенности конституционно-правовых норм. В связи с этим ограничимся лишь некоторыми общими выводами.

Во-первых, многие авторы называют ряд схожих по своему содержанию особенностей конституционно-правовых норм, что позволяет сделать вывод об их общепризнанности, правда, с использованием различной словесной терминологии, что в общем-то объяснимо.

Во-вторых, некоторые авторы предлагают и такие особенности, которые не упоминаются другими исследователями. Например, Р.В.Енгибарян и Э.В.Тадевосян в числе прочих особенностей рассматриваемых норм называют и такую, как их «особый порядок и процедура принятия, изменения и отмены…» [15, с. 22].

В-третьих, некоторые приводимые авторами особенности конституционно-правовых норм приемлемы лишь в отношении норм, содержащихся в конституции.

Иными словами, они не характерны для норм, содержащихся в иных источниках конституционного права, о чем следовало бы делать оговорку. Например, вряд ли можно не согласиться с тем, что к нормам текущего конституционного законодательства неприемлемы такие особенности, как: учредительный характер данных норм, особый механизм их реализации, высокий уровень обобщения, широкий спектр регулируемых общественных отношений, обладание наивысшей юридической силой.

Рассматривая вопрос, касающийся значимости конституционных норм, полагаем возможным выдвинуть идею о целесообразности включения в раздел Конституции Республики Беларусь «Основы конституционного строя» (в случае принятия решения о ее корректировке) нормы о том, что никакие другие положения данной Конституции не могут противоречить основам конституционного строя Республики Беларусь. О логичности данного предложения свидетельствует тот факт, что в науке конституционного права положение об особой значимости норм, касающихся основ конституционного строя и недопустимости противоречия им других норм Конституции, является довольно утвердившимся, а в Конституции Российской Федерации эта теоретическая идея, как известно, нашла практическое применение.

В завершение рассмотрения вопроса об особенностях рассматриваемых норм отметим, что конституционное право теснее всех других отраслей связано с политикой и политической системой. Властные отношения соприкасаются не только с индивидуальными проявлениями свободы человека, но и коллективными действиями людей через политические партии и общественные объединения, которые путем выборов участвуют в формировании органов государственной власти, а затем в функционировании этих органов. Отсюда острый интерес к развитию конституционного права со стороны различных политических сил, острая борьба мнений вокруг основ этой отрасли права, ее институтов и норм.

Подводя итог, полагаем возможным сделать следующие выводы.

1. Проблема понятия и особенностей конституционно-правовых норм продолжает оставаться одной из фундаментальных в науке конституционного права и требует более детальной проработки, активизации усилий со стороны ученых с целью выработки более согласованной позиции. Данная проблема в силу ее важности может рассматриваться и в качестве предмета комплексных диссертационных исследований.

2. Вопросы, касающиеся конституционно-правовых норм, причем в должном объеме, должны освещаться во всех учебных изданиях по конституционному праву, поскольку в противном случае у читателя не может сложиться полного представления об этой основополагающей отрасли правовой системы.

3. Дефиниция конституционно-правовых норм могла бы быть определена как совокупность формально определенных и гарантированных государством норм, содержащихся в конституции и регулирующих наиболее важные основополагающие общественные отношения, функционирующие между человеком, обществом и государством в различных сферах и областях их жизнедеятельности, а также правовые нормы, закрепленные в иных источниках конституционного права (законах, актах Главы государства, Правительства и др.).

4. Говоря об особой важности конституционно-правовых норм, необходимо иметь в виду следующее: во-первых, эта важность обусловливается тем, что в качестве важнейшего источника рассматриваемой отрасли права выступает конституция; во-вторых, конституционно-правовые нормы, содержащиеся в текущем конституционном законодательстве, с точки зрения их важности не имеют преимуществ перед нормами других отраслей права; в-третьих, различной юридической силой обладают не только нормы, закрепленные в конституции и иных источниках конституционного права, но и нормы самой конституции.

5. Что касается особенностей конституционно-правовых норм, то с учетом уже сказанного полагаем возможным предложить здесь лишь те, которые не встречались нам в рассмотренной литературе. К таковым можно было бы отнести следующие:

• данным нормам присущ высокий политический потенциал (в особенности нормам, содержащимся в конституции), поскольку они определяют основные направления развития общества во всех сферах его жизнедеятельности, осуществление которых и есть не что иное, как реализация определенной политики государства;

• некоторые конституционно-правовые нормы одновременно выступают и в качестве источников иных отраслей права. Подтверждение этому – Закон «О Совете Министров Республики Беларусь», нормы которого являются одновременно источником и конституционного и административного права.

Предлагая данные особенности, полагаем необходимым отметить, что нельзя исключить того обстоятельства, что кто-то их уже называл.

В заключение отметим, что те или иные положения, отраженные в данной статье, могут оказаться не бесспорными, не достаточно убедительными и вызывать определенные вопросы. В то же время полагаем, что они представят определенный интерес и окажутся полезными для дальнейшего развития науки конституционного права.

 

СПИСОК ЦИТИРОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ

 

1. Габричидзе, Б. Н. Конституционное право России : учеб. для вузов / Б. Н. Габричидзе, А. Г. Чернявский. – М. : Изд.-торг. корпорация «Дашков и К», 2005. – 1124 с.

2. Арбузкин, А. М. Конституционное право зарубежных стран : учеб. пособие / А. М. Арбузкин. – М. : Юристъ, 2004. – 666 с.

3. Мишин, А. А. Конституционное (государственное) право зарубежных стран : учебник / А. А. Мишин. – 9-е изд., испр. и доп. – М. : ЗАО «Юридический Дом», «Юстицинформ», 2002. – 496 с.

4. Конституционное право зарубежных стран : учебник / под общ. ред. М. В. Баглая, Ю. И. Лейбо, Л. М. Энтина. – 3-е изд., перераб. и доп. – М. : Норма : Инфра-М, 2010. – 1088 с.

5. Михалева, Н. А. Конституционное право зарубежных стран СНГ / Н. А. Михалева. – М. : Юристъ, 1998. – 352 с.

6. Автономов, А. С. Конституционное (государственное) право зарубежных стран : учебник / А. С. Автономов. – М. : ТК Велби, Проспект, 2005. – 552 с.

7. Чудаков, М. Ф. Конституционное государственное право зарубежных стран : курс лекций / М. Ф. Чудаков. – Минск : Харвест, 1998. – 784 с.

8. Алебастрова, И. А. Конституционное (государственное) право зарубежных стран : учеб. пособие / И. А. Алебастрова. – М. : Юриспруденция, 2000. – 304 с.

9. Демичев, Д. М. Конституционное право : учеб. / Д. М. Демичев. – Минск : Адукацыя i выхаванне, 2012. – 416 с.

10. Кодавбович, В. А. Конституционное право Республики Беларусь / В. А. Кодавбович, В. А. Круглов. – Минск : Амалфея, 2007. – 528 с.

11. Петров, А. П. Конституционное право : учеб. пособие / А. П. Петров. – Минск : Амалфея, 2011. – 688 с.

12. Конституционное (государственное) право зарубежных стран. Общая часть : учеб. для вузов / рук. авт. коллектива и отв. ред. Б. А. Страшун. – 4-е изд., обнов. и дораб. – М. : Норма, 2005. – 896 с.

13. Чиркин, В. Е. Конституционное право зарубежных стран / В. Е. Чиркин. – М. : Юристъ, 1997. – 568 с.

14. Авакьян, С. А. Конституционное право России : учеб. курс : в 2 т. Т. 1 / С. А. Авакьян. – М. : Юристъ, 2005. – 719 с.

15. Енгибарян, Р. В. Конституционное право : учебник / Р. В. Енгибарян, Э. В. Тадевосян. – М. : Юристъ, 2000. – 492 с.

16. Василевич, Г. А. Конституционное право : учебник / Г. А. Василевич. – Минск : Вышэйш. шк., 2016. – 399 с.

 

Дата поступления статьи в редакцию: 08.11.2016