− 
 − 

ОТДЕЛЬНЫЕ АСПЕКТЫ ПРИМЕНЕНИЯ ПРИНУДИТЕЛЬНЫХ МЕР БЕЗОПАСНОСТИ И ЛЕЧЕНИЯ В ОТНОШЕНИИ ОСУЖДЕННЫХ К НАКАЗАНИЮ В ВИДЕ ОБЩЕСТВЕННЫХ РАБОТ

CERTAIN ASPECTS OF THE APPLICATION OF COERCIVE MEASURES OF SECURITY AND TREATMENT TO PERSONS SENTENCED WITH THE PENALTY IN A FORM OF PUBLIC WORKS

КУПРИЕНКО И.М.,

преподаватель кафедры уголовно-исполнительного права

уголовно-исполнительного факультета

Академии Министерства внутренних дел Республики Беларусь

 

В процессе применения принудительных мер безопасности и лечения лиц, страдающих хроническим алкоголизмом, наркоманией и токсикоманией, сопряженного с отбыванием наказания в виде общественных работ, в поведении больных осужденных должна происходить определенная коррекция поведения. Эта коррекция предполагает положительные изменения личности лиц, страдающих хроническим алкоголизмом, наркоманией и токсикоманией. Но в силу того, что данный вид наказания, как и само лечение, осуществляется по месту жительства осужденного, без изоляции его от того социума, который способствует его асоциальному образу жизни, процесс воздействия на личность больного осужденного, корректировка его нравственных воззрений, перестройка криминологически значимых личностных особенностей практически сводятся к минимуму.

During application of coercive measures of security and treatment to the persons who have chronic alcoholism, narcomania and toxicomania, which is combined with the penalty in a form of public works, certain behaviour correction of the sick sentenced persons should take place. This correction assumes positive changes of the alcoholics’ personality. However, due to the fact that this form of penalty as well as treatment are carried out at the residence address of a sentenced person, without his/her isolation from the community, which favours his/her asocial life style, the influence on the personality of a sentenced person, correction of his/her moral attitudes, reconstruction of criminologically significant personality traits are substantially minimized.

 

В настоящее время алкоголизм, наркомания и токсикомания являются не только медицинской, психологической, правоохранительной, но и социальной проблемой, ухудшающей социально-правовые условия и возможности эффективного исполнения наказаний, не связанных с изоляцией осужденных от общества. Необходимо отметить, что в Республике Беларусь реализуется Государственная программа национальных действий по предупреждению и преодолению пьянства и алкоголизма на 2011–2015 годы, утвержденная постановлением Совета Министров Республики Беларусь от 11 января 2011 г. № 27 [1], направленная на выявление, предупреждение и уменьшение влияния комплекса причин и условий, способствующих потреблению алкоголя и развитию последствий негативного характера от его потребления.

Согласно данным Национального статистического комитета Республики Беларусь численность лиц, больных алкоголизмом и алкогольными психозами, состоящих на учете в организациях здравоохранения по всей республике, составляет 175 830 (2005 г.), 195 785 (2009 г.), 195 945 (2010 г.), 195 239 (2011 г.), 193 450 (2012 г.), 190 609 (2013 г.). Уровень первичной заболеваемости алкоголизмом и алкогольными психозами в 2014 году составил 216 человек в расчете на 100 000 человек населения, а на начало 2015 года на диспансерном учете в организациях здравоохранения состояло 188 тыс. человек. Больных наркоманией и токсикоманией – 6738 (2005 г.), 9796 (2009 г.), 10 929 (2010 г.), 11 308 (2011 г.), 12 228 (2012 г.), 12 382 (2013 г.). Уровень первичной заболеваемости наркоманией и токсикоманией в 2014 году составил 15 человек в расчете на 100 000 человек населения. На начало 2015 года на диспансерном учете в организациях здравоохранения состояло 12 тыс. человек [2]. Статистика прошедшего (2014) года свидетельствует о следующем: в медицинские учреждения за год был доставлен 1351 человек в состоянии наркоопьянения, из них 223 подростка, 32 человека спасти не удалось [3, с. 13].

Эта проблема актуальна и в сфере исполнения наказаний и иных мер уголовной ответственности. Так, по данным управления надзорно-исполнительной деятельности МВД Республики Беларусь (далее – УНИД МВД Республики Беларусь) количество осужденных, прошедших по учетам за 2014 год с применением ст. 107 Уголовного кодекса Республики Беларусь (далее – УК), составило около 40 % от общего числа, из них порядка 15 % осужденных страдают наркотической зависимостью. Характерно, что 90 % осужденных, в отношении которых суд назначил принудительные меры безопасности и лечения, никогда не подвергались соответствующему лечению до совершения преступления.

По действующему законодательству (ч. 2 ст. 30 УК) в случае совершения преступления лицом, страдающим хроническим алкоголизмом, наркоманией или токсикоманией, суд наряду с применением наказания или иных мер уголовной ответственности может назначить принудительные меры безопасности и лечения. Закон не содержит каких-либо ограничений в отношении применения принудительного лечения к хроническим алкоголикам, наркоманам и токсикоманам, совершившим преступления. В ч. 1 ст. 107 УК указывается, что суд при наличии медицинского заключения может применить принудительное лечение наряду с наказанием виновного. Суд основывает свое решение на заключении врачебно-консультативной комиссии, которое содержит сведения следующего рода: а) о наличии психической или (и) физической зависимости от алкоголя, наркотических средств, психотропных или других одурманивающих веществ; б) о необходимости применения принудительных мер безопасности и лечения для обеспечения эффективного применения наказания и достижения цели уголовной ответственности.

Практика применения принудительного лечения осужденных не нова. Так, ст. 59 УК БССР 1960 года предусматривалось применение судом наряду с наказанием принудительных мер медицинского характера к алкоголикам и наркоманам. В статье также определялось, что осужденные к мерам наказания, не связанным с лишением свободы, направляются в лечебно-трудовые профилактории. В отношении лица, совершившего преступление, злоупотребляющего спиртными напитками, ставящего в связи с этим свою семью (из смысла статьи вытекает, что является не обязательным признание его хроническим алкоголиком, а требуется только фиксирование фактов злоупотребления спиртными напитками) в тяжелое материальное положение, судом наряду с применением наказания, не связанного с лишением свободы, по ходатайству общественной организации, трудового коллектива или товарищеского суда устанавливалось попечительство.

В уголовно-исполнительном законодательстве меры медицинского характера в отношении осужденных, имеющих социально значимые заболевания, закреплены в ст. 16 Уголовно-исполнительного кодекса Республики Беларусь (далее – УИК). В ч. 4 указанной статьи сказано, что орган или учреждение, исполняющие наказания и иные меры уголовной ответственности, направляют в суд представление о назначении осужденному, признанному в установленном порядке страдающим хроническим алкоголизмом, наркоманией, токсикоманией, принудительных мер безопасности и лечения (разумеется, когда эти меры не были назначены при постановлении приговора).

Хотя правовая природа принудительных мер безопасности и лечения в уголовном и уголовно-исполнительном праве не определена, она однозначно вытекает из ч. 3 ст. 100 УК, где определено, что их применение имеет целью лечение и создание условий, способствующих достижению целей уголовной ответственности. Конечно, эти меры применяются в режиме принуждения, возлагают дополнительные правоограничительные обязанности, реализуемые в рамках уголовно-исполнительных правоотношений, но они не являются наказанием для осужденного, к которому эти меры применяются. В этом смысле прав И.С.Ной, который указывает, что принуждение привычного алкоголика к лечению не является карой, потому что цель этого принуждения заключается совсем не в причинении страдания. Другое дело, когда принуждение является карой. В качестве специфической особенности такого принуждения выступает его целевая направленность. Оно всегда применяется с целью причинить страдания. Лишь такое применение кары позволяет практически отличить ее от иных видов принуждения, входящих в наказание, но не являющихся карой [4, с. 187].

Лечение осужденных к наказаниям, не связанным с изоляцией от общества, и иным мерам уголовной ответственности от хронического алкоголизма, наркомании или токсикомании проводится по месту жительства путем принудительного амбулаторного наблюдения и лечения (ч. 2 ст. 107 УК) в организациях здравоохранения. Нормы уголовно-исполнительного законодательства не содержат ссылку определения и согласования перечня наркологических учреждений, осуществляющих принудительное амбулаторное наблюдение и лечение, а также порядок направления в них осужденных.

Определяя в ч. 3 ст. 23 УИК основные обязанности уголовно-исполнительных инспекций по порядку исполнения наказания в виде общественных работ (вести учет осужденных, разъяснять им порядок и условия отбывания наказания, определять вид общественных работ, согласовывать с местными исполнительными и распорядительными органами перечень объектов, на которых осужденные отбывают общественные работы, контролировать поведение осужденных, вести суммарный учет отработанного осужденными времени, принимать решение о приводе осужденных, не являющихся по их вызову, проводить первоначальные мероприятия по розыску осужденных), законодатель не определяет контроль за осужденными, к которым применены принудительные меры безопасности и лечения.

Раскрывая в ст. 9 УИК основные обязанности осужденных и детализируя их, в отношении осужденных к наказанию в виде общественных работ в ч. 1 ст. 24 УИК законодатель не возложил обязанность на осужденного пройти принудительное амбулаторное наблюдение и лечение. Таким образом, если сотрудник уголовно-исполнительной инспекции не направил осужденного в организации здравоохранения, а осужденный не прибыл для принудительного амбулаторного наблюдения и лечения, то данные факты не будут являться нарушением порядка исполнения и отбывания наказания в виде общественных работ.

Но даже если рассмотреть вопрос о том, что уголовно-исполнительная инспекция направила осужденного в организацию здравоохранения, то вопрос о принудительном лечении остается не урегулированным в связи с утратой силы постановления Министерства здравоохранения Республики Беларусь от 1 июня 2006 г. № 39 «Об утверждении Инструкции по организации принудительного амбулаторного наблюдения и лечения лиц, осужденных к наказаниям, не связанным с лишением свободы, и признанных больными алкоголизмом, наркоманией или токсикоманией, но имеющих медицинские или возрастные противопоказания для помещения в лечебно-трудовые профилактории» [5], раскрывающего порядок амбулаторного наблюдения и лечения осужденных к наказаниям без изоляции от общества.

Осуществление принудительного наблюдения и лечения осужденных в стационаре не будет отвечать требованиям уголовного законодательства, так как речь идет только об амбулаторном наблюдении и лечении, а также в соответствии с Законом Республики Беларусь «О здравоохранении» стационарное лечение больных зависимостями от психоактивных веществ (хронический алкоголизм, наркомания, токсикомания) осуществляется добровольно при их согласии, то есть сам факт принуждения исключается.

Продолжительность принудительного лечения осужденных к наказанию в виде общественных работ, страдающих хроническим алкоголизмом, наркоманией или токсикоманией, выражающаяся в стойкой, объективно подтвержденной ремиссии, УК не установлена и не прекращается в связи с окончанием срока отбывания наказания. На это указывает ч. 3 ст. 107 УК, которая гласит, что прекращение принудительного лечения производится судом на основании заключения врачебно-консультационной комиссии учреждения, в котором лица находятся на излечении. Периодичность проведения заседаний врачебно-консультационной комиссии определяется действующим законодательством Республики Беларусь.

Статистика УНИД МВД Республики Беларусь свидетельствует о том, что принудительное лечение при исполнении данного вида наказания не достигает того уровня медико-социальной реабилитации хронических алкоголиков, наркоманов и токсикоманов, позволяющего выйти на стойкую ремиссию. Так, количество осужденных к наказаниям без изоляции от общества с применением ст. 107 УК за 2014 год составило: по Брестской области – 2,85 %; по Витебской области – 4,5 %; по Гомельской области – 6,5 %; по Гродненской области – 4,47 %; по Могилевской области – 3,01 %; по Минской области – 3,87 %; в г. Минске – 3,3 % и по республике – 4,1 %. Из них страдающих хроническим алкоголизмом: по Брестской области – 2,56 %; по Витебской области – 4,1 %; по Гомельской области – 5,9 %; по Гродненской области – 3,87 %; по Могилевской области – 2,85 %; по Минской области – 3,17 %; в г. Минске – 2,1 % и по республике – 3,5 %. Осужденных, страдающих наркоманией и токсикоманией: по Брестской области – 0,29 %; по Витебской области – 0,4 %; по Гомельской области – 0,6 %; по Гродненской области – 0,6 %; по Могилевской области – 0,16 %; по Минской области – 0,7 %; в г. Минске – 1,2 % и по республике – 0,6 %.

Порядка 70 % (в 2014 году) (в 2013 году – около 16 %) осужденных по окончании срока наказания в виде общественных работ имеют основания для направления в лечебно-трудовые профилактории. Таким образом, применение наказания в виде общественных работ лицам, страдающим хроническим алкоголизмом, наркоманией и токсикоманией, не представляется обоснованным по ряду факторов.

Во-первых, при осуществлении исполнения наказания необходимо учитывать психику лиц рассматриваемой категории, которая отличается рядом особенностей, вытекающих из якобы несправедливого принуждения к лечению заболевания. Так, личность хронического алкоголика деформирована не только алкоголизмом, но и сопутствующими этому заболеванию нервно-психическими расстройствами, а также асоциальностью поведения [6, с. 31]. Еще более деформирована личность наркомана замкнутостью, постоянным столкновением с представителями правоохранительных органов и наркологических учреждений органов здравоохранения. Больные наркоманией в основном являются психопатическими личностями, уклоняющимися от общественно полезного труда. Кроме того, сама по себе хроническая интоксикация наркотиками приводит к выраженным изменениям личности, среди которых преобладают нежелание трудиться, лживость, склонность к истерическим реакциям [6, с. 33].

Во-вторых, необходимо отметить, что сущность наказания в виде общественных работ заключается в принудительном привлечении осужденных в свободное от основной работы или учебы время на безвозмездной основе к общественно полезным работам, не требующим специальной подготовки или квалификации. Безвозмездное выполнение работ на благо общества, сопряженное с ограничением прав и свобод осужденного, – вот ключевое значение кары данного наказания, которое не может быть осуществлено личностью, ведущей асоциальный образ жизни в связи с пьянством и употреблением наркотиков.

В-третьих, оставляя осужденного по месту его жительства, сохраняется привычный образ жизни, усугубляющий социальную дезадаптацию. Только посредством изоляции лиц, совершивших преступления, страдающих хроническим алкоголизмом, наркоманией и токсикоманией, можно добиться более или менее эффективного лечения и достижения на этой основе целей уголовной ответственности. Зарубежный опыт свидетельствует об успешности данной меры. Так, в ФРГ в соответствии с Законом о наркотических средствах 1982 года лиц, имеющих болезненную неотвратимую тягу к чрезмерному употреблению алкоголя или других дурманящих средств и осужденных за противоправные деяния, совершенные в состоянии опьянения, или не осужденных ввиду того, что не исключалась их невменяемость, суд направляет в лечебницы для алкоголиков, в учреждения по отвыканию от алкоголизма (на срок не более 2 лет) или социально-терапевтические учреждения на срок до 5 лет. В Испании применяется лечебная изоляция в домах умеренности (до излечения), т.е. делается все возможное, чтобы лица, совершившие преступления под воздействием наркотических средств, избежали традиционного наказания в виде лишения свободы [6, с. 25].

В связи с изложенным представляется необходимым ч. 4 ст. 49 УК дополнить пунктом 9 следующего содержания:

«9) лицам, страдающим хроническим алкоголизмом, наркоманией и токсикоманией.».

Таким образом, подводя итог вышесказанному, необходимо отметить, что исследования юридической и неюридической литературы, а также статистических данных свидетельствуют, что лиц, страдающих алкоголизмом, наркоманией и токсикоманией, с каждым годом не уменьшается. Принудительное лечение в условиях изоляции осужденных в специализированных учреждениях Министерства здравоохранения Республики Беларусь, а также неназначение наказания в виде общественных работ в отношении рассматриваемой категории осужденных позволит повысить эффективность исследуемых мер и обеспечить более широкие возможности для активного использования их в борьбе с преступностью.

 

СПИСОК ЦИТИРОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ

 

1. Государственная программа национальных действий по предупреждению и преодолению пьянства и алкоголизма на 2011–2015 годы [Электронный ресурс] : постановление Совета Министров Респ. Беларусь, 11 янв. 2011 г., № 27 // ЭТАЛОН. Законодательство Республики Беларусь / Нац. центр правовой информ. Респ. Беларусь. – Минск, 2015.

2. Национальный статистический комитет Республики Беларусь [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://belstat.gov.by/. – Дата доступа: 14.06.2015.

3. Гладкая, Л. Безумие за красными флажками / Л. Гладкая // Советская Белоруссия. – 2015. – 4 февр. – С. 13.

4. Кузьмина, Т. Ю. Соотношение ограничения свободы с условным осуждением [Электронный ресурс] / Т. Ю. Кузьмина // Вестник Саратовской государственной юридической академии. – 2014. – № 6. – Режим доступа: http://news2.ssla.ru/documents/vestnik/files/06-2014.pdf. – Дата доступа: 05.04.2015.

5. Об утверждении Инструкции по организации принудительного амбулаторного наблюдения и лечения лиц, осужденных к наказаниям, не связанным с лишением свободы, и признанных больными алкоголизмом, наркоманией или токсикоманией, но имеющих медицинские или возрастные противопоказания для помещения в лечебно-трудовые профилактории [Электронный ресурс] : постановление М-ва здравоохранения Респ. Беларусь, 1 июня 2006 г., № 39 // ЭТАЛОН. Законодательство Республики Беларусь / Нац. центр правовой информ. Респ. Беларусь. – Минск, 2015.

6. Правовое регулирование медико-социальной реабилитации хронических алкоголиков и наркоманов в Республике Беларусь: курс лекций / А. В. Шарков [и др.] ; под общ. ред. А. В. Шаркова. – Минск : Академия МВД Респ. Беларусь, 2000. – 79 с.

7. Уголовно-исполнительный кодекс Республики Беларусь [Электронный ресурс] : 11 янв. 2000 г., № 365-З : принят Палатой представителей 14 дек. 1999 г. : одобр. Советом Респ. 22 дек. 1999 г. : в ред. Закона Респ. Беларусь от 05.01.2015 г. // ЭТАЛОН. Законодательство Республики Беларусь / Нац. центр правовой информ. Респ. Беларусь. – Минск, 2015.

8. Уголовный кодекс Республики Беларусь [Электронный ресурс] : 9 июля 1999 г., № 275-З : принят Палатой представителей 2 июня 1999 г. : одобр. Советом Респ. 24 июня 1999 г. : в ред. Закона Респ. Беларусь от 29.01.2015 г. // ЭТАЛОН. Законодательство Республики Беларусь / Нац. центр правовой информ. Респ. Беларусь. – Минск, 2015.

9. Научно-практический комментарий к Уголовно-исполнительному кодексу Республики Беларусь / Н. Ф. Ахраменка и др. ; под общ. ред. В. М. Хомича. – Минск : ГИУСТ БГУ, 2012. – 696 с.