− 
 − 

ОГРАНИЧЕНИЕ ПРАВ И СВОБОД: ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ И ПРАКТИКА РЕАЛИЗАЦИИ

КОЗЕЛ О.,

консультант управления нотариата и загсов
Министерства юстиции Республики Беларусь

 

 

Материал подготовлен
с использованием нормативных
правовых актов по состоянию
на 15 июня 2016 г. 

 

Статья посвящена рассмотрению вопросов, связанных с регулированием ограничений прав и свобод личности. Анализируются допустимые пределы установления ограничений, определенные конституционными принципами и нормами, а также формы (способы) их реализации.

 

Проблема достижения баланса интересов государства, общества и личности в современных условиях находится в центре внимания многих государств и международных организаций. Важнейшим инструментом разрешения указанной проблемы является ограничение прав и свобод личности.

Согласно ч. 1 ст. 23 Конституции Республики Беларусь (далее – Конституция) ограничение прав и свобод личности допускается только в случаях, предусмотренных законом, в интересах национальной безопасности, общественного порядка, защиты нравственности, здоровья населения, прав и свобод других лиц.

Анализ указанной статьи позволяет сделать вывод, что государство, устанавливая ограничения прав и свобод личности, не свободно в своем усмотрении. Основным Законом определяются пределы такого установления.

Во-первых, права и свободы согласно Конституции допускается ограничивать только законом. Во-вторых, ограничение прав и свобод должно соответствовать правомерности целей их установления: обеспечение национальной безопасности, общественного порядка, защиты нравственности, здоровья населения, прав и свобод других лиц.

Следует отметить, что указанные пределы являются мировыми стандартами ограничений прав и свобод личности.

Так, в соответствии со ст. 29 Всеобщей декларации прав человека при осуществлении своих прав и свобод каждый человек должен подвергаться только таким ограничениям, какие установлены законом исключительно с целью обеспечения должного признания и уважения прав и свобод других и удовлетворения справедливых требований морали, общественного порядка и общего благосостояния в демократическом обществе.

Международный пакт об экономических, социальных и культурных правах и Международный пакт о гражданских и политических правах дополнили и конкретизировали права и свободы, провозглашенные во Всеобщей декларации прав человека, а также случаи, при которых допустимы ограничения тех или иных прав и свобод.

Согласно ст. 4 Международного пакта об экономических, социальных и культурных правах государство может устанавливать только такие ограничения прав, которые определяются законом, и только постольку, поскольку это совместимо с природой указанных прав, и исключительно с целью способствовать общему благосостоянию в демократическом обществе.

На основании п. 2 ст. 21 Международного пакта о гражданских и политических правах ограничение права на свободу ассоциаций не подлежит никаким ограничениям, кроме тех, которые предусматриваются законом и которые необходимы в демократическом обществе в интересах государственной или общественной безопасности, общественного порядка, охраны здоровья и нравственности населения или защиты прав и свобод других лиц.

К сожалению, в правотворчестве и правоприменительной практике преобладает формализованный взгляд на правомерность ограничения прав и свобод. Зачастую он заключается в том, что регулирование ограничений должно соответствовать, по сути, лишь одному критерию, закрепленному в ч. 1 ст. 23 Основного Закона Республики Беларусь: они должны быть установлены в законе. Однако целью введения ограничения должна быть защита конкретного права или конституционно значимого интереса.

Как справедливо подчеркивает Г.А.Василевич, само по себе установление ограничений таким нормативным правовым актом, как закон, не означает, что они базируются на предписаниях Конституции. Соответствие «рамок» ограничений Конституции может быть предметом проверки Конституционного Суда Республики Беларусь [1].

Конституционный Суд Республики Беларусь при осуществлении проверки конституционности законов, принятых Парламентом Республики Беларусь, в порядке обязательного предварительного контроля исходит из того, что конституционные права могут быть ограничены в соответствии с принципами пропорциональности, соразмерности, допустимости (решение Конституционного Суда Республики Беларусь от 20 января 2016 г. «О состоянии конституционной законности в Республике Беларусь в 2015 году» и решение Конституционного Суда Республики Беларусь от 20 января 2015 г. «О состоянии конституционной законности в Республике Беларусь в 2014 году»). Руководствуясь указанными принципами в ходе выявлении конституционно-правового смысла норм законов, Конституционный Суд зачастую не раскрывает их содержание.

Вместе с тем оценочный характер указанных принципов может быть причиной установления различных подходов к их пониманию и применению на практике.

В общих чертах принцип необходимости отражает соответствие принимаемых мер, ограничивающих те или иные права, поставленным перед государством целям, иначе говоря, пригодность и разумность конкретных ограничений [2, с. 16]. Суть принципа необходимости состоит в том, что если для достижения указанной цели ограничений существует несколько возможных средств, то из них следует выбрать такое, от которого следует ожидать наименьшего воздействия на защищаемые законом права.

Принцип соразмерности, по мнению экс-председателя и судьи Конституционного Суда Российской Федерации М.В.Баглая [3, с. 167], представляет собой гарантию от чрезмерных ограничений прав и свобод человека и гражданина, выходящего за рамки необходимости.

Так, при проверке Закона Республики Беларусь от 4 января 2014 года «О физической культуре и спорте» Конституционным Судом обращено внимание на ч. 2 п. 2 ст. 36, согласно которой в целях охраны общественного порядка и обеспечения общественной безопасности во время проведения спортивно-массовых мероприятий сотрудники органов внутренних дел, выполняющие обязанности по охране общественного порядка, вправе проводить личный досмотр граждан и досмотр находящихся при них вещей, в том числе с помощью технических и специальных средств. Конституционный Суд признал, что предусматриваемые указанным Законом ограничения прав и свобод личности выступают средством правовой защиты общественного порядка и общественной безопасности, здоровья населения, прав и свобод других лиц (решение Конституционного Суда Республики Беларусь от 26 декабря 2013 г. «О соответствии Конституции Республики Беларусь Закона Республики Беларусь «О физической культуре и спорте»).

А.В.Смирнов на основании анализа правовых позиций Конституционного Суда Российской Федерации приходит к выводу, что понятие соразмерности тесно связано с сохранением существа и реального содержания ограничиваемого права, с соблюдением баланса конституционно защищаемых ценностей и интересов и, ключевое, с соблюдением принципа справедливости [2, с. 17]. При этом в данном случае речь идет о компенсационной справедливости, вытекающей из того, что человек, его права и свободы и гарантии их реализации являются высшей ценностью и целью общества и государства (ч. 1 ст. 2 Конституции).

Суть принципа пропорциональности состоит в наличии причинной связи между затрагивающими права и свободы личности решениями или действиями государства и целями, ради которых эти действия или решения принимаются.

Оценивая конституционность ограничений, связанных с осуществлением банковских операций, Конституционный Суд в решении от 27 мая 2015 г. «О соответствии Конституции Республики Беларусь Закона Республики Беларусь «О внесении изменений и дополнений в некоторые законы Республики Беларусь» указал, что согласно изменению, вносимому в Банковский кодекс Республики Беларусь, Национальный банк Республики Беларусь, банки и небанковские кредитно-финансовые организации ограничивают проведение банковских операций в случаях, предусмотренных законодательными актами Республики Беларусь о предотвращении легализации доходов, полученных преступным путем, финансирования террористической деятельности и финансирования распространения оружия массового поражения.

При проверке конституционности данного положения Конституционный Суд отметил, что нормы об отказе или приостановлении финансовой операции в определенной мере ограничивают конституционное право собственности (ст.ст. 13 и 44 Конституции). Вместе с тем, исходя из содержания ч. 1 ст. 23 Конституции, допускающей ограничение прав и свобод личности, во взаимосвязи с положением ч. 6 ст. 44 Конституции, Конституционный Суд сделал вывод, что право собственности может быть ограничено законодателем в соответствии с общеправовым принципом пропорциональности в той мере, в какой это необходимо для достижения конституционно значимых целей. Устанавливая подобные ограничения, законодатель создает правовой механизм для предотвращения легализации доходов, полученных преступным путем, финансирования террористической деятельности и финансирования распространения оружия массового поражения, что отвечает интересам национальной безопасности, общественного порядка, защиты прав и свобод других лиц (решение Конституционного Суда Республики Беларусь от 27 мая 2015 г. «О соответствии Конституции Республики Беларусь Закона Республики Беларусь «О внесении изменений и дополнений в некоторые законы Республики Беларусь».

Полагаем, что особый интерес вызывает вопрос о формах (видах, способах) реализации ограничений прав и свобод. На основе проведенного анализа законодательства Республики Беларусь можно говорить о следующих видах ограничений.

Самыми серьезными, на наш взгляд, являются ограничения, предусматривающие изъятия всего перечня правомочий, составляющих содержание субъективного права, вводимые, как правило, на временной основе. В данном случае происходит ограничение самой сущности права: реализация права фактически приостанавливается.

Так, в условиях чрезвычайного положения Законом Республики Беларусь от 24 июня 2002 года «О чрезвычайном положении» предусматривается возможность установления следующих ограничений (запретов): проведения собраний, митингов, уличных шествий, демонстраций и пикетирования; свободы передвижения по территории, на которой введено чрезвычайное положение; ограничение свободы печати и других средств массовой информации путем введения предварительной цензуры с указанием условий и порядка ее осуществления; свободы объединений и других.

Ограничения также могут устанавливаться в форме юридических препятствий для реализации определенного права. Данные препятствия устанавливаются в отношении определенной категории субъектов и затрагивают часть правомочий, входящих в состав соответствующего права.

В эту группу ограничений можно отнести установление временных ограничений права на выезд из Республики Беларусь, в частности, лица, осведомленного о государственной тайне (ст. 7 Закона Республики Беларусь от 20 сентября 2009 года «О порядке выезда из Республики Беларусь и въезда в Республику Беларусь граждан Республики Беларусь»).

Уменьшение материального содержания благ, предоставленных Основным Законом, является формой выражения ограничения прав и свобод. Например, в рамках реализации права на образование. Согласно п. 2 ст. 3 Кодекса Республики Беларусь об образовании граждане Республики Беларусь имеют право на получение бесплатного среднего специального, высшего образования в государственных учреждениях образования при условии прохождения конкурса и получения соответствующего образования впервые за счет средств республиканского и (или) местных бюджетов.

Права и свободы ограничиваются посредством криминализации определенных правомочий. Например, оскорбление, нанесенное в публичном выступлении, либо в печатном или публично демонстрирующемся произведении, либо в средствах массовой информации, признается преступлением согласно ч. 2 ст. 189 Уголовного кодекса Республики Беларусь. В данном случае ограничение прав одного лица (согласно видам наказаний за указанное преступление: право собственности, выражающиеся в необходимости уплаты штрафа, право на труд – выполнении исправительных работ, ограничение свободы) направлено на признание и защиту прав и свобод иных субъектов (право на защиту от незаконного вмешательства в личную жизнь, в том числе от посягательства на честь и достоинство).

Ограничением прав и свобод является установление определенных дополнительных обязанностей или необходимости соблюдения определенных условий в рамках реализации предоставленного права. К примеру, лицо, предлагаемое для выдвижения кандидатом в депутаты Палаты представителей по избирательному округу группой избирателей, должны поддержать не менее 1 000 избирателей (ст. 65 Избирательного кодекса Республики Беларусь).

Подводя итог, следует отметить, что реализация ограничений прав и свобод личности в законодательстве Республики Беларусь осуществляется в различных формах. Вместе с тем законодатель не свободен в своем усмотрении и должен соблюдать пределы установления, очерченные в Основном Законе Республике Беларусь, и действовать в границах, определенных конституционными принципами. Конституционный Суд в своем решении от 20 января 2016 г. «О состоянии конституционной законности в Республике Беларусь в 2015 году» отметил, что на законодателе лежит обязанность «учитывать необходимость поддержания баланса и соразмерности конституционно защищаемых ценностей, целей и интересов, которые находятся в единстве, и не допускать подмены одной ценности другой или их умаления».

 

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ

 

1. Василевич, Г. А. Научно-практический комментарий к Конституции Республики Беларусь / Г. А. Василевич [Электронный ресурс] // ИБ «КонсультантПлюс. Комментарии Законодательства Белорусский Выпуск» [Электронный ресурс] / ООО «ЮрСпектр». – Минск, 2016.

2. Cмирнов, А. В. К вопросу о критериях ограничения конституционных прав и свобод: принцип компенсации / А. В. Смирнов // Журнал конституционного правосудия. – 2010. – № 1. – C. 15–22.

3. Баглай, М. В. Конституционное право Российской Федерации / М. В. Баглай. – М. : Норма, 2001. – 776 с.

4. Ковалев, А. А. Международная защита прав человека: учебное пособие / А. А. Ковалев // КонсультантПлюс. Россия [Электронный ресурс] / ЗАО «КонсультантПлюс». – М., 2016.