− 
 − 

РЕШЕНИЕ

ИМЕНЕМ РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ

8 ноября 2017 г.

 

(Извлечение)

 

Районный суд, рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по иску М. к казне Республики Беларусь в лице Министерства финансов Республики Беларусь о денежной компенсации морального вреда, причиненного в результате незаконного осуждения,

 

установил:

 

Истец М. в исковом заявлении указал, что 22 марта 2010 г. приговором районного суда он был осужден по чч. 1, 2 ст. 317 Уголовного кодекса Республики Беларусь (далее – УК), ему назначено наказание в виде ограничения свободы без направления в исправительное учреждение открытого типа сроком на 5 лет с лишением права заниматься деятельностью, связанной с управлением транспортными средствами.

8 ноября 2012 г. по приговору областного суда, по чч. 1, 2 ст. 317 УК он признан невиновным и оправдан за отсутствием общественно опасного деяния, предусмотренного уголовным законом.

12 марта 2015 г. областным судом за ним признано право на возмещение имущественного и морального вреда, причиненного незаконным осуждением.

Просил возместить ему моральный вред.

В дополнении к исковому заявлению истец указал, что в результате незаконного осуждения на почве нервного стресса он перенес две сложные операции, потерял здоровье, отбывал наказание с 22 марта 2010 г. по 8 ноября 2012 г., понес финансовые расходы, из-за недостатка денежных средств потерял семью, доказывая свою невиновность, недосмотрел и потерял сына, 1976 года рождения.

Из мести за оправдательный приговор от 8 ноября 2012 г. правоохранительные органы 12 декабря 2012 г. с помощью посредника подбросили ему взятку, в результате чего он был осужден по ч. 2 ст. 430, ч. 1 ст. 427 УК к наказанию в виде пяти лет лишения свободы с конфискацией имущества.

После отбытия наказания неоднократно находился на лечении в больницах, ему установлена 2-я группа инвалидности. Он находится на учете у кардиолога, уролога, нуждается в постоянном уходе, так как передвигаться практически не может.

С учетом тяжести заболеваний, перенесенных страданий, инвалидности, моральный вред оценивает в 1500 руб.

Истец просил взыскать компенсацию морального вреда в сумме 1500 руб.

Истец в судебном заседании исковые требования поддержал.

Представитель ответчика исковые требования признал, полагал, что истцом сумма компенсации причиненного ему морального вреда завышена. После перерыва в судебное заседание не явился, просил продолжать судебное разбирательство в отсутствие представителя.

Суд, выслушав объяснения сторон, исследовав материалы дела и дав юридическую оценку собранным по делу доказательствам, находит, что исковые требования являются обоснованными и подлежащими удовлетворению, исходя из следующего.

На основании п. 1 ст. 939 Гражданского кодекса Республики Беларусь (далее – ГК) вред, причиненный гражданину в результате незаконного осуждения, применения принудительных мер безопасности и лечения, привлечения в качестве обвиняемого, задержания, содержания под стражей, домашнего ареста, применения подписки о невыезде и надлежащем поведении, временного отстранения от должности, помещения в психиатрическое (психоневрологическое) учреждение, незаконного наложения административного взыскания в виде административного ареста, исправительных работ, возмещается за счет казны Республики Беларусь, а в случаях, предусмотренных законодательством, – за счет казны административно-территориальной единицы в полном объеме независимо от вины должностных лиц органов уголовного преследования и суда в порядке, установленном законодательными актами.

В соответствии с п. 2 ст. 969 ГК компенсация морального вреда осуществляется независимо от вины причинителя вреда в случаях, когда вред причинен гражданину в результате незаконного осуждения, применения принудительных мер безопасности и лечения, привлечения в качестве обвиняемого, задержания, содержания под стражей, домашнего ареста, применения подписки о невыезде и надлежащем поведении, временного отстранения от должности, помещения в психиатрическое (психоневрологическое) учреждение, незаконного наложения административного взыскания в виде административного ареста, исправительных работ.

В соответствии со ст. 970 ГК компенсация морального вреда осуществляется в денежной форме.

Размер компенсации морального вреда определяется судом в зависимости от характера причиненных потерпевшему физических и нравственных страданий, а также степени вины причинителя вреда в случаях, когда вина является основанием возмещения вреда. При определении размера компенсации вреда должны учитываться требования разумности и справедливости.

Характер физических и нравственных страданий оценивается судом с учетом фактических обстоятельств, при которых был причинен моральный вред, и индивидуальных особенностей потерпевшего.

Согласно чч. 1, 2, 5 ст. 460 Уголовно-процессуального кодекса Республики Беларусь (далее – УПК) вред, причиненный гражданину в результате незаконного задержания, содержания под стражей и домашнего ареста, временного отстранения от должности, помещения в судебно-психиатрический экспертный стационар (психиатрический стационар), осуждения, применения принудительных мер безопасности и лечения, возмещается государством в полном объеме независимо от вины лица, производящего дознание, органа дознания, следователя, прокурора, Председателя Следственного комитета Республики Беларусь, Председателя Комитета государственной безопасности Республики Беларусь или лиц, исполняющих их обязанности, либо суда.

По основаниям, предусмотренным ч. 1 настоящей статьи и соответствующими статьями ГК, орган, ведущий уголовный процесс, в случае признания его действий и решений незаконными обязан принять меры по возмещению физического, имущественного и морального вреда, причиненного физическому лицу, и по восстановлению нарушенных трудовых, пенсионных, жилищных, иных личных неимущественных прав физического лица, а также по возмещению имущественного вреда и восстановлению деловой репутации юридического лица.

Моральным вредом, последствия которого подлежат устранению в порядке, предусмотренном настоящим Кодексом, признается причинение нравственных или физических страданий действиями, нарушающими личные неимущественные права гражданина, в том числе унижение его чести и достоинства, а также причинение ущерба деловой репутации.

Согласно ст. 465 УПК орган, ведущий уголовный процесс, признав право физического лица на устранение последствий морального вреда, обязан принести лицу официальные извинения за причиненный вред; опубликовать опровержение порочащих лицо сведений в средствах массовой информации, если такие сведения были опубликованы в ходе досудебного и судебного производства по уголовному делу; направить по требованию физического лица, его законного представителя (наследника) в срок до десяти дней сообщение об отмене незаконных решений по месту его работы, службы, учебы или жительства.

Компенсация в денежном выражении за причиненный моральный вред может быть взыскана физическими лицами в порядке гражданского судопроизводства в сроки, предусмотренные законом.

Исходя из разъяснений, содержащихся в п. 16 постановления Пленума Верховного Суда Республики Беларусь от 28 сентября 2000 г. № 7 «О практике применения судами законодательства, регулирующего компенсацию морального вреда», при определении размеров компенсации морального вреда суду необходимо руководствоваться ч. 2 ст. 152 и п. 2 ст. 970 ГК. При этом с целью обеспечения требований разумности и справедливости для каждого конкретного случая суду следует учитывать степень нравственных и физических страданий потерпевшего, исходя из тяжести (значимости) для него наступивших последствий и их общественной оценки. В зависимости от характера спорного правоотношения следует учитывать обстоятельства причинения морального вреда, возраст потерпевшего, состояние его здоровья, условия жизни, материальное положение и иные индивидуальные особенности.

Судом установлено, что по приговору районного суда от 22 марта 2010 г. М. был признан виновным по чч. 1, 2 ст. 317 УК, в соответствии с ч. 1 ст. 71 УК ему назначено наказание в виде ограничения свободы сроком на 5 лет без направления в исправительное учреждение открытого типа, с лишением права заниматься деятельностью, связанной с управлением транспортными средствами, сроком на 5 лет.

Определением судебной коллегии по уголовным делам областного суда от 15 июня 2010 г. приговор районного суда от 22 марта 2010 г. оставлен без изменения.

15 июня 2010 г. приговор вступил в законную силу.

Постановлением президиума областного суда от 9 февраля 2011 г. приговор районного суда от 22 марта 2010 г. и определение судебной коллегии по уголовным делам областного суда от 15 июня 2010 г. отменены, уголовное дело передано на новое судебное рассмотрение.

Приговором районного суда от 1 июня 2011 г. М. был признан виновным по чч. 1, 2 ст. 317 УК, в соответствии с ч. 1 ст. 71 УК ему назначено наказание в виде ограничения свободы сроком на 5 лет без направления в исправительное учреждение открытого типа, с лишением права заниматься деятельностью, связанной с управлением транспортными средствами, сроком на 5 лет.

Определением судебной коллегии по уголовным делам областного суда от 26 августа 2011 г. приговор районного суда от 1 июня 2011 г. оставлен без изменения.

Приговор вступил в законную силу 26 августа 2011 г.

Постановлением президиума областного суда от 8 февраля 2012 г. приговор районного суда от 1 июня 2011 г. и определение судебной коллегии по уголовным делам областного суда от 26 августа 2011 г. отменены, уголовное дело передано на новое судебное рассмотрение.

По приговору областного суда от 8 ноября 2012 г. М. по обвинению в совершении преступлений, предусмотренных чч. 1, 2 ст. 317 УК, был признан невиновным и оправдан за отсутствием общественно опасного деяния, предусмотренного уголовным законом.

Определением судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Республики Беларусь от 18 января 2013 г. приговор областного суда от 8 ноября 2012 г. оставлен без изменения.

Постановлением судьи областного суда от 12 марта 2015 г. в соответствии со ст. 462 УПК за М. признано право на возмещение имущественного и морального вреда, причиненного ему незаконным осуждением.

Данные обстоятельства дела подтверждаются показаниями сторон, письменными доказательствами по делу, никем не оспариваются.

В обоснование исковых требований истец М. пояснил, что наказание в виде ограничения свободы без направления в исправительное учреждение открытого типа он отбывал после вступления приговора суда от 22 марта 2010 г. в законную силу и до вынесения оправдательного приговора 8 ноября 2012 г. После отмены обвинительных приговоров его не снимали с учета, он ходил отмечаться в ГОВД, сотрудники которого также проверяли его по месту жительства. В результате незаконного осуждения на почве нервного стресса он перенес две сложные операции, потерял здоровье, понес финансовые расходы, из-за недостатка денежных средств потерял семью, доказывая свою невиновность, недосмотрел и потерял сына, 1976 года рождения.

Из мести за оправдательный приговор правоохранительные органы 12 декабря 2012 г. с помощью посредника подбросили ему взятку, в результате чего он был осужден по ч. 2 ст. 430 и ч. 1 ст. 427 УК к наказанию в виде лишения свободы сроком на 5 лет с конфискацией имущества.

После отбытия наказания он неоднократно находился на лечении в лечебных учреждениях, ему была установлена вторая группа инвалидности. С учетом тяжести заболеваний, перенесенных страданий, инвалидности, он моральный вред оценивает в 1500 руб.

Представитель ответчика указала, что сумма морального вреда истцом завышена.

Давая оценку доводам истца о том, что он отбывал наказание в виде ограничения свободы без направления в исправительное учреждение открытого типа после вступления приговора от 22 марта 2010 г. в законную силу и до вынесения оправдательного приговора, несмотря на отмену приговоров районного суда от 22 марта 2010 г. и 1 июня 2011 г., суд признает их недостоверными.

В соответствии с ч. 1 ст. 5 Уголовно-исполнительного кодекса Республики Беларусь основаниями исполнения наказания и иных мер уголовной ответственности являются обвинительный приговор либо изменяющие его определение или постановление суда, вступившие в законную силу, а равно акт амнистии или акт помилования.

Согласно справке УИИ ГОВД М. на основании приговора районного суда от 22 марта 2010 г. поставлен на учет в УИИ ГОВД 8 июля 2010 г., снят с учета 11 февраля 2011 г., основание снятия – постановление президиума областного суда от 9 февраля 2011 г. Он же на основании приговора районного суда от 1 июня 2011 г. поставлен на учет в УИИ ГОВД 5 сентября 2011 г., снят с учета 8 февраля 2012 г., основание снятия с учета – постановление президиума областного суда от 8 февраля 2012 г.

Таким образом, М. отбывал наказание в виде ограничения свободы без направления в исправительное учреждение открытого типа в период с 8 июля 2010 г. по 11 февраля 2011 г., с 5 сентября 2011 г. по 8 февраля 2012 г.

Указания истца о том, что из-за недостатка денежных средств он потерял семью, доказывая свою невиновность, недосмотрел и потерял сына, 1976 года рождения, не нашли в судебном заседании своего подтверждения.

Как следует из материалов гражданского дела по иску И. к М. о расторжении брака, решением суда от 5 марта 2012 г. брак между сторонами был расторгнут, однако недостаточное материальное обеспечение семьи М. не являлось причиной расторжения брака.

Доводы истца о том, что из мести за оправдательный приговор правоохранительные органы 12 декабря 2012 г. с помощью посредника подбросили ему взятку, в результате чего он был осужден по ч. 2 ст. 430, ч. 1 ст. 427 УК к наказанию в виде лишения свободы сроком на 5 лет с конфискацией имущества, суд признает надуманными.

Из данных единого государственного банка данных о правонарушениях следует, что М. был задержан 12 декабря 2012 г. и осужден по приговору районного суда от 7 мая 2014 г. по ч. 2 ст. 430, ч. 1 ст. 427 УК в соответствии с ч. 2 ст. 72 УК к наказанию в виде лишения свободы сроком на 5 лет с лишением права занимать должности, связанные с выполнением организационно-распорядительных и административно-хозяйственных обязанностей, сроком на 5 лет, с конфискацией имущества. Освобожден 12 декабря 2015 г. по отбытии наказания.

Согласно сведениям, предоставленным УЗ «Городская больница», УЗ «Городская центральная поликлиника», М. в период времени с ноября 2009 г. до 12 декабря 2012 г. дважды обращался за медицинской помощью, с 17 января 2011 г. по 27 января 2011 г. он проходил лечение в УЗ «Городская больница» и с 6 января 2012 г. по 18 января 2012 г. – в УЗ «Городская больница». Остальные обращения М. были в 2016–2017 годах. В 2017 году ему была установлена 2-я группа инвалидности.

Вышеуказанные обстоятельства свидетельствуют о том, что ухудшение состояния здоровья М. произошло после отбытия им наказания по приговору суда от 7 мая 2014 г., поэтому ссылки истца на то, что в результате незаконного осуждения его состояние здоровья ухудшилось и он стал инвалидом 2-й группы, суд признает необоснованными.

Определяя размер компенсации морального вреда, суд учитывает степень физических и нравственных страданий истца, обстоятельства дела, в частности, что наказание, которое М. отбывал, не было связано с лишением свободы, он отбывал наказание в виде ограничения свободы без направления в учреждение открытого типа, что в свою очередь влекло определенные ограничения его прав и свобод, что срок наказания, который он отбыл, составляет 1 год и 8 дней, что в период отбытия наказания он проживал по своему месту жительства, работал на прежней работе в той же должности, а также требования разумности и справедливости и определяет размер денежной компенсации морального вреда в пользу истца М. в размере 500 руб.

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст. 302, 306 Гражданского процессуального кодекса Республики Беларусь, суд

 

решил:

 

Взыскать с казны Республики Беларусь в пользу М. денежную компенсацию морального вреда, причиненного в результате незаконного осуждения, в сумме 500 (пятисот) руб.

Решение может быть обжаловано или опротестовано в областной суд через районный суд в десятидневный срок со дня оглашения.