− 
 − 

ПРАВО НА ИНФОРМАЦИЮ В ПРАКТИКЕ КОНСТИТУЦИОННОГО СУДА РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ

THE RIGHT TO INFORMATION IN PRACTICE OF THE CONSTITUTIONAL COURT OF THE REPUBLIC OF BELARUS

КАРПОВИЧ Н.А.,

заместитель Председателя Конституционного Суда Республики Беларусь,

доктор юридических наук, доцент

 

Анализируются положения Конституции Республики Беларусь о праве граждан на информацию. Исследуются правовые позиции Конституционного Суда, касающиеся круга субъектов права на информацию, гарантий реализации конституционных требований полноты, достоверности и своевременности информации, обеспечения должного порядка предоставления заинтересованным различных видов информации; обосновывающие связь права на информацию с другими конституционными правами и свободами граждан; раскрывающие конституционные требования защиты персональных данных, основания и порядок возможного ограничения права на информацию. Излагается вывод о том, что акты Конституционного Суда интегративно способствуют реализации в законодательстве и общественной практике представлений о праве граждан на информацию как о фундаментальном праве личности, неотъемлемой составляющей обеспечения верховенства права во всех сферах отношений в условиях построения информационного общества.

 

The article deals with the analysis of the provisions of the Constitution of the Republic of Belarus on the right of individuals to information. The author studies legal positions of the Constitutional Court concerning the subjects of the right to information, guarantees for execution of constitutional requirements for completeness, validity and timeliness of the information, the proper procedure of providing various types of information to the parties concerned. These legal provisions ground connections of the right to information with other constitutional human rights and freedoms, reveal the constitutional requirements for protection of personal data, the bases and procedure of possible restriction of the right to information. The conclusion is made that the Constitutional Court acts integratively contribute to the implementation in the legislation and public practice of representations about the right to information as a fundamental right of the individual, an integral part of ensuring the rule of law in all spheres of relations in the information society under construction.

 

Переход к информационному обществу является одним из важнейших направлений современного цивилизационного развития. Контуры такого общества до конца неясны, поскольку развитие информационно-коммуникационных технологий опережает наши самые смелые ожидания и прогнозы. Вместе с тем процессы его формирования, которые включают тенденции глобализации и правовой интернационализации, утверждение представлений о единстве общечеловеческих стандартов прав и свобод личности, о поступательном развитии этих прав и свобод в условиях трансформирующейся среды обитания человека, оказывают непосредственное влияние на государственное управление и право. Информационная парадигма не только предполагает их преимущественное функционирование через систему информационно-коммуникационных технологий, но и повышает уровень демократизма в государственном администрировании, требуя, возможно, более широкого внедрения в него так называемого мягкого инструментария и выверенных технологий решения управленческих задач, учета альтернативных подходов. Опорой и ориентиром в соответствующей деятельности субъектов правоотношений выступают права и свободы личности, включая право на информацию.

В цифровом мире информация продолжает выступать объектом правоотношений, прежде всего, в ее первоначально исторически выделившемся значении «сведения о лицах, предметах, фактах, событиях, явлениях и процессах». Специфику правового регулирования отношений по поводу информации определяет ряд ее существенных свойств, включая бытие информации в сознании субъекта отношений и в ее физическом отображении на материальных носителях; опосредование информации как в отдельных сведениях и документах, так и в сложно организованных информационных ресурсах; возможность использования информации разными субъектами одновременно и в различных целях; относительная неопределенность последствий использования информации; способность информации быть объектом правовой охраны и гражданско-правовых отношений и другие.

Данные свойства информации лежат в основе таких составляющих права на нее, как правомочия субъекта по доступу к информации, в том числе по осуществлению поиска сведений и данных, получению их от иных субъектов; правомочия, связанные с пользованием информацией, ее распространением и хранением; правомочия субъекта создавать новую информацию.

Право на информацию эксплицитно закреплено в части первой статьи 34 Конституции Республики Беларусь, гарантирующей гражданам Республики Беларусь право на получение, хранение и распространение полной, достоверной и своевременной информации о деятельности государственных органов, общественных объединений, о политической, экономической, культурной и международной жизни, состоянии окружающей среды.

Право на информацию является одним из фундаментальных прав человека. В статье 19 Всеобщей декларации прав человека (1948 год) зафиксировано, что каждый человек имеет право на свободу убеждений и на свободное выражение их; это право включает свободу беспрепятственно придерживаться своих убеждений, искать, получать и распространять информацию и идеи любыми средствами и независимо от государственных границ. В Европейской Конвенции о защите прав человека (1950 год) содержатся аналогичные положения, сущность которых освещена в правовых позициях Европейского Суда по правам человека (ЕСПЧ).

В целях утверждения конституционного принципа верховенства права (часть первая статьи 7 Конституции) различные аспекты конституционного права на информацию раскрываются в заключениях и решениях Конституционного Суда Республики Беларусь. Соответствующие правовые позиции содержатся в 81 его акте (около 6 % от их общего количества).

Так, исходя из принципов равенства и недискриминации, закрепленных в статье 22 Конституции и являющихся базовыми в законодательном регулировании и реализации прав и свобод личности в Республике Беларусь, а также принимая во внимание принцип универсальности прав человека, зафиксированный в ряде международных документов, в решении от 3 мая 2016 г. № Р-1032/2016 Конституционный Суд установил, что конституционное право на информацию распространяется в равной степени на всех граждан.

Следует отметить, что состав субъектов права на информацию является одним из актуальных вопросов в юридической науке. Формирование глобальной цифровой среды, свобода доступа к информации через электронные средства коммуникации расширяют их круг от гражданина конкретного государства до любого человека – пользователя информации. Это обусловливает новое пространственное измерение деятельности государства в области прав человека – информационного пространства (киберпространства), не совпадающего с категорией «территория государства». В этом глобальном информационном пространстве должны соблюдаться фундаментальные права и свободы любых лиц, затрагиваемых действиями государства.

Данные аспекты гарантирования права на информацию учитываются в законодательном регулировании использования глобальной компьютерной сети Интернет. Конституционный Суд отметил, в частности, что посредством установления порядка, предусматривающего публикацию сведений о заявке на регистрацию товарного знака на официальном сайте патентного органа в сети Интернет, любое лицо вправе ознакомиться с этой заявкой; доступ к этой информации позволит владельцам конкурирующих товарных знаков, иных средств индивидуализации и другим заинтересованным лицам принимать своевременно меры по защите своих прав на объекты интеллектуальной собственности согласно части третьей статьи 51 Конституции (решение Конституционного Суда Республики Беларусь от 29 декабря 2015 г. № Р-1027/2015). Тем самым обеспечиваются условия для реализации прав и законных интересов лиц в области охраны интеллектуальной собственности вне пределов их пространственного расположения и юрисдикции.

В ряде решений Конституционного Суда анализируются правовые гарантии обеспечения конституционных требований полноты, достоверности и своевременности информации и указывается на условия такого обеспечения.

Так, универсальным государственным информационным ресурсом является статистика. Соответствующими целям обеспечения полноты, достоверности и своевременности официальной статистической информации Конституционным Судом признаны такие принципы государственной статистики, как независимость при осуществлении государственной статистической деятельности, обоснованность официальной статистической методологии, актуальность, своевременность, объективность, доступность и сопоставимость официальной статистической информации (решение Конституционного Суда Республики Беларусь от 6 июля 2016 г. № Р-1050/2016). При этом им приняты во внимание универсальные международные стандарты в сфере официальной статистики, представленные Основополагающими принципами официальной статистики, одобренными Резолюцией Генеральной Ассамблеи ООН № 68/261 (2014 год), а также Общими статистическими принципами, действующими в европейском регионе, закрепленными в Кодексе норм европейской статистики (2005 год).

В решении от 26 декабря 2012 г. № Р-787/2012, обратив внимание на требования Закона Республики Беларусь от 10 мая 2007 года «О рекламе» к производству мультимедийной рекламы и к информации, размещаемой в рекламе, а также определяющие информацию, размещение которой в рекламе не допускается, Конституционный Суд пришел к выводу об их направленности на обеспечение достоверности содержащейся в рекламе информации. Отвечающими целям оперативного доступа граждан к информации о лекарственных средствах признаны нормы Закона Республики Беларусь от 20 июля 2006 года «О лекарственных средствах», предусматривающие размещение Министерством здравоохранения в сети Интернет Государственного реестра лекарственных средств (решение Конституционного Суда Республики Беларусь от 10 ноября 2014 г. № Р-950/2014).

Следует отметить, что в целях реализации конституционных требований порядок предоставления органом власти информации определяется непосредственно в законе либо относится законом на уровень Правительства. При этом субъект права на информацию вправе воспользоваться любым из числа предусмотренных в законодательстве способом осуществления права на доступ к информации.

Расширение способов информирования заинтересованных лиц об административных процедурах посредством размещения соответствующих сведений на официальных сайтах вышестоящих государственных органов (организаций) в сети Интернет Конституционный Суд признал более действенным механизмом реализации конституционных положений о человеке, его правах, свободах и гарантиях их реализации как высшей ценности и цели общества и государства и о гарантировании права граждан Республики Беларусь на информацию (решение Конституционного Суда Республики Беларусь от 27 декабря 2016 г. № Р-1079/2016).

Вместе с тем Конституционный Суд обратил внимание на необходимость конкретизации на уровне закона способов предоставления органом власти отдельных видов информации, имеющей особое общественное значение, в том числе о техногенных и иных рисках, являющихся побочными продуктами высоких технологий, а также об обязанностях граждан. В частности, в решении Конституционного Суда Республики Беларусь от 17 мая 2012 г. № Р-706/2012 отмечено, что регулирование Законом Республики Беларусь от 26 мая 2012 года «О правовом режиме территорий, подвергшихся радиоактивному загрязнению в результате катастрофы на Чернобыльской АЭС» порядка предоставления и распространения информации о радиоактивной обстановке, а также о правовом режиме территории радиоактивного загрязнения и об ответственности за его нарушение путем отсылки к законодательству об охране окружающей среды, об обращениях граждан и юридических лиц и иному законодательству, то есть отсылка фактически к общим правилам, касающимся любой доступной информации, свидетельствует о недостаточных гарантиях реализации конституционного права граждан на получение полной, достоверной и своевременной информации о состоянии окружающей среды в части радиационной обстановки. По мнению Конституционного Суда, в силу особой значимости указанной информации для здоровья населения особенности порядка ее предоставления и распространения требуют урегулирования на законодательном уровне.

В решении Конституционного Суда Республики Беларусь от 4 октября 2006 г. № Р-196/2006 указано, что конституционная обязанность публиковать или доводить до всеобщего сведения иным предусмотренным законом способом нормативные правовые акты лежит на государственных органах в силу положений статей 1, 7 и других статей Конституции. При этом граждане и юридические лица до введения в действие технических регламентов, стандартов, ветеринарно-санитарных норм, правил и гигиенических нормативов, норм и правил пожарной безопасности и других подобных актов должны иметь возможность заблаговременно знакомиться с их содержанием.

В актах Конституционного Суда анализируется уровень обеспечения нормами законов доступа к информации о деятельности государственных органов, общественных объединений, о политической, экономической, культурной и международной жизни, состоянии окружающей среды.

Так, законодательные положения, предоставляющие местным Советам депутатов полномочия по взаимодействию со средствами массовой информации, содействию реализации государственной информационной политики, признаны направленными на получение заинтересованными лицами полной, достоверной и своевременной информации об органах местного управления и самоуправления (решение Конституционного Суда Республики Беларусь от 24 декабря 2014 г. № Р-958/2014). При этом в дополнении Закона Республики Беларусь от 5 октября 1994 года «О политических партиях» положением, предусматривающим размещение сведений о ликвидации политической партии, союза в сети Интернет на официальном сайте юридического научно-практического журнала «Юстиция Беларуси», по мнению Конституционного Суда, нашло отражение конституционное право граждан на информацию о политической жизни (решение Конституционного Суда Республики Беларусь от 24 октября 2013 г. № Р-848/2013).

Значительное число правовых позиций высказано Конституционным Судом в отношении права граждан на информацию об экономической жизни. Так, им отмечено, что своевременное получение информации о способах, формах энергосбережения и достигнутых результатах повышения энергетической эффективности направлено на реализацию энергосберегающей политики по эффективному и рациональному использованию топливно-энергетических ресурсов (решение Конституционного Суда Республики Беларусь от 30 декабря 2014 г. № Р-970/2014).

Конституционный Суд, оценивая закрепляемый в Законе Республики Беларусь от 23 июля 2008 года «О международных договорах Республики Беларусь» порядок опубликования поправок к международным договорам, включающий доведение до широкого круга лиц информации о них, отметил его направленность на реализацию конституционного права граждан на информацию о международной жизни (решение Конституционного Суда Республики Беларусь от 8 июля 2013 г. № Р-845/2013). Содержащиеся в Кодексе Республики Беларусь о культуре положения о формах доведения до населения информации о культурной жизни, по мнению Конституционного Суда, свидетельствуют о повышении открытости деятельности государственных органов и иных субъектов культурной деятельности, укреплении их информационных связей с населением, развитии конституционного права на информацию о культурной жизни (решение Конституционного Суда Республики Беларусь от 11 июля 2016 г. № Р-1062/2016). При этом Конституционным Судом отмечалось, что право на информацию о различных сферах общественной жизни не только призвано обеспечить личные права и интересы, но и позволяет гражданам активно реализовать свои конституционные правомочия по участию в делах общества и государства в соответствии со статьей 37 Конституции.

Важнейшей составляющей конституционной гарантии права на информацию выступает обязанность государственных органов, общественных объединений, должностных лиц предоставить гражданину Республики Беларусь возможность ознакомиться с материалами, затрагивающими его права и законные интересы (часть вторая статьи 34 Конституции). Она характеризует конституционное право на информацию как субъективное право гражданина, подлежащее защите.

В современных условиях названная конституционная обязанность не сводится только к пассивной обязанности государственных органов и иных субъектов обеспечивать гражданину условия для ознакомления с такими материалами при проявлении гражданином соответствующей инициативы. Техническая возможность оперативного доведения через электронные ресурсы общественно значимой информации до сведения широкого круга заинтересованных, отчета перед населением за принимаемые решения диктует новый уровень информационной открытости всех субъектов отношений, отвечающий целям наиболее полной реализации положений Конституции об ответственности государства перед гражданином за создание условий для свободного и достойного развития личности (часть вторая статьи 2 Конституции), осуществления демократии в Республике Беларусь на основе многообразия политических институтов, идеологий и мнений (часть первая статьи 4 Конституции), обязанности государства принимать все доступные ему меры для создания внутреннего и международного порядка, необходимого для полного осуществления прав и свобод граждан Республики Беларусь, предусмотренных Конституцией (часть первая статьи 59 Конституции).

Так, Конституционный Суд указал на возрастание важности информации о принятии государственными органами экологически значимых решений в гражданском обществе и демократическом правовом государстве. Признав обоснованным установление особого порядка реализации права граждан на доступ к экологической информации, Конституционный Суд отметил, что по экологически значимым вопросам пассивному праву граждан на информацию соответствует обязанность государства активно его обеспечивать (решение Конституционного Суда Республики Беларусь от 16 декабря 2015 г. № Р-1007/2015). Соответствующий правовой режим экологической информации сформирован на основе обязательств Республики Беларусь, вытекающих из Конвенции о доступе к информации, участии общественности в процессе принятия решений и доступе к правосудию по вопросам, касающимся окружающей среды (Орхусская конвенция, 1998 год) и ряда иных международных документов в области охраны окружающей среды.

В правовых позициях Конституционного Суда обращается внимание на роль информации как важнейшей составляющей жизнедеятельности общества. В частности, отмечается, что информационная сфера в настоящее время становится системообразующим фактором жизни людей (решение Конституционного Суда Республики Беларусь от 3 мая 2016 г. № Р-1032/2016). Исходя из данной правовой позиции, правомерно рассмотрение права на информацию как обеспечительного по отношению к иным конституционным правам.

Так, право на свободу творчества, закрепляемое статьей 51 Конституции, включает гарантирование свободы художественного, научного, технического творчества и преподавания, охрану законом интеллектуальной собственности. Во взаимосвязи с вышеуказанным аспектом права на информацию правомерно утверждение о конституционном закреплении правомочий субъекта создавать новую информацию, включая научные открытия и изобретения, а также перерабатывать научные и иные сведения, созданные другими лицами.

Во многих актах Конституционного Суда прямо обосновывается значение должного обеспечения права на информацию в системе реализации иных конституционных прав и свобод личности. Так, Конституционным Судом отмечено, что инструментом защиты прав и законных интересов является установление в Законе Республики Беларусь от 17 июля 2017 года «Об инвестиционных фондах» правового механизма раскрытия инвестиционными фондами информации о своей деятельности, на основании которой лица могут принимать обоснованные экономические решения, связанные с совершением гражданско-правовых сделок либо иных юридически значимых действий по приобретению акций и инвестиционных паев, и минимизировать риски, связанные с сохранностью, возвратностью денежных средств, вложенных в инвестиционный фонд (решение Конституционного Суда Республики Беларусь от 6 июля 2017 г. № Р-1093/2017). Закрепление Законом в качестве объекта общественных обсуждений экологического доклада по стратегической экологической оценке, информирования граждан о возможном воздействии на окружающую среду планируемой деятельности, права граждан и юридических лиц запрашивать и получать информацию о проведении государственной экологической экспертизы, по мнению Конституционного Суда, направлено на обеспечение открытости информации и защиту конституционного права граждан на благоприятную окружающую среду (решение Конституционного Суда Республики Беларусь от 6 июля 2016 г. № Р-1048/2016).

Часть третья статьи 34 Конституции устанавливает, что пользование информацией может быть ограничено законодательством в целях защиты чести, достоинства, личной и семейной жизни граждан и полного осуществления ими своих прав. На основании данных конституционных положений в их взаимосвязи с нормами статьи 28 Конституции о праве каждого на защиту от незаконного вмешательства в его личную жизнь, в том числе от посягательства на тайну его корреспонденции, телефонных и иных сообщений, на его честь и достоинство, иными положениями Основного Закона Конституционный Суд признал правомерность установления законами видов информации ограниченного доступа, включая тайны и секреты.

Конституционный Суд, в частности, отметил, что при реализации гражданами закрепленного в законе права на получение информации о принятом решении по результатам проверки по заявлению или сообщению о преступлении, а равно при выполнении должностными лицами органа уголовного преследования обязанности ее предоставить должны соблюдаться установленные Уголовно-процессуальным кодексом Республики Беларусь (УПК) пределы ограничения права граждан на получение указанной информации, обусловленные необходимостью соблюдения прав, свобод и законных интересов других лиц, а также характером содержащейся в материалах проверки информации (решение Конституционного Суда Республики Беларусь от 7 июля 2017 г. № Р-1096/2017). При этом обращено внимание на то, что в силу конституционных предписаний орган государственного управления не вправе при определении новых видов информации устанавливать какие-либо ограничения в ее выдаче, не предусмотренные Законом Республики Беларусь от 22 июля 2002 года «О государственной регистрации недвижимого имущества, прав на него и сделок с ним» (решение Конституционного Суда Республики Беларусь от 26 мая 2011 г. № Р-591/2011).

В решении от 26 декабря 2012 г. № Р-788/2012 Конституционный Суд указал, что законодатель вправе определять перечень сведений, которые могут быть отнесены к коммерческой тайне, порядок доступа к коммерческой тайне в целях обеспечения баланса интересов ее обладателей и других участников регулируемых отношений, в том числе государства, на рынке товаров, работ и услуг и предупреждения недобросовестной конкуренции, а также реализации лицом, обладающим сведениями, составляющими коммерческую тайну, права на защиту информации. Устанавливаемый Законом Республики Беларусь от 30 декабря 2011 года «Об адвокатуре и адвокатской деятельности в Республике Беларусь» запрет требовать от адвоката сообщения каких-либо сведений, составляющих адвокатскую тайну, является гарантией того, что информация о частной жизни, доверенная лицом в целях собственной защиты адвокату, не будет вопреки воле этого лица использована в иных целях, в том числе против него самого (статья 27 Конституции) (решение Конституционного Суда Республики Беларусь от 23 декабря 2011 г. № Р-657/2011).

Конституционным Судом также признана не нарушающей конституционные положения, в том числе о равенстве прав граждан, включая их право на информацию, возможность установления законом ограничения на доступ к информации для отдельных категорий субъектов. Так, в решении Конституционного Суда Республики Беларусь от 3 мая 2016 г. № Р-1032/2016 исходя из права каждого ребенка на защиту от информации, причиняющей вред его здоровью и развитию, признаны эффективными и соразмерными законодательно устанавливаемые меры по защите детей от такой информации, которые учитывают возраст ребенка и ограничивают доступ детей к конкретно определенному контенту. При этом была отмечена согласованность такого регулирования с положениями Декларации прав ребенка (1959 год) о нуждаемости ребенка в специальной охране и заботе, включая надлежащую правовую защиту, ввиду его физической и умственной незрелости.

Конституционный Суд высказал ряд правовых позиций относительно предусматриваемого законами ограничения распространения отдельных видов информации. В решении Конституционного Суда Республики Беларусь от 4 декабря 2013 г. № Р-866/2013 отмечено, что с частью третьей статьи 34 Конституции согласуется законодательный запрет распространения в средствах массовой информации сведений, пропагандирующих потребление наркотических средств, психотропных веществ, их аналогов, токсических и других одурманивающих веществ, а также сведений о способах и методах их разработки, изготовления, использования и местах приобретения.

В системе информации ограниченного доступа особого внимания требуют персональные данные, правовая защита которых получает системное обоснование в практике конституционного правосудия.

Конституционный Суд в своих решениях неоднократно отмечал, что сведения, на основании которых можно установить личность человека, относятся к персональным данным, которые требуют соблюдения особой процедуры их обработки или использования во избежание нарушения права на неприкосновенность частной жизни. Никто не вправе требовать от физического лица представления информации о его частной жизни и персональных данных, включая сведения, касающиеся состояния его здоровья, либо получать такую информацию иным образом помимо воли данного лица, кроме случаев, установленных законодательными актами. Случаи ограничения прав на защиту личных данных могут быть установлены законом на основании части первой статьи 23 Конституции, закрепляющей, что ограничение прав и свобод личности допускается только в случаях, предусмотренных законом, в интересах национальной безопасности, общественного порядка, защиты нравственности, здоровья населения, прав и свобод других лиц.

Данные выводы согласуются с международными подходами в регулировании соответствующих отношений, включая практику ЕСПЧ, отметившего, что защита данных личного характера имеет важнейшее значение для возможности лица осуществлять право на неприкосновенность его личной и семейной жизни, предусмотренное статьей 8 Конвенции о защите прав человека и основных свобод 1950 года (постановление по делу «С. и Марпер против Соединенного Королевства (S. and Marper vs the United Kindgom) от 4 декабря 2008 г.); защита является принципом правовых систем, имеющим основополагающее значение для реализации человеком права на неприкосновенность конфиденциальности персональных данных очень личного и деликатного характера частной и семейной жизни (постановление по делу «З. против Финляндии» от 25 февраля 1997 г., постановление по делу «И. против Финляндии» от 17 июля 2008 г.).

Аналогичные правовые позиции были высказаны Конституционным Судом в адрес правоприменителей и в других его решениях (от 2 июня 2016 г. № Р-1037/2016, от 6 июля 2016 г. № Р-1050/2016, от 27 декабря 2016 г. № Р-1078/2016, от 29 июня 2017 г. № Р-1090/2017 и др.).

Вместе с тем в целях утверждения верховенства права Конституционный Суд обращал внимание на необходимость совершенствования положений законов и правоприменительной практики в области защиты персональных данных.

Отметив, что определение термина «персональные данные», используемое, в частности, в Законе Республики Беларусь от 13 июля 2006 года «О переписи населения», отличается от его определения, содержащегося в законах Республики Беларусь от 10 ноября 2008 года «Об информации, информатизации и защите информации» и от 21 июля 2008 года «О регистре населения», Конституционный Суд указал на необходимость установления единства в определении данного термина (решение Конституционного Суда Республики Беларусь от 2 июня 2016 г. № Р-1037/2016). В решении Конституционного Суда Республики Беларусь от 8 июля 2016 г. № Р-1057/2016 указано, что согласно Закону Республики Беларусь от 13 июля 2012 года «О наркотических средствах, психотропных веществах, их прекурсорах и аналогах» порядок формирования и ведения Единой системы учета лиц, потребляющих наркотические средства, психотропные вещества, их аналоги, устанавливается Советом Министров, а порядок обмена сведениями о лицах, включенных в нее, – Министерством здравоохранения совместно с Министерством внутренних дел; в связи с этим необходимо регламентировать вопросы конфиденциальности указанной информации непосредственно в названном Законе. Решением Конституционного Суда Республики Беларусь от 14 декабря 2016 г. № Р-1077/2016 правоприменителям указано, что для защиты гражданина от неоправданного произвольного вмешательства в его личную жизнь реализация полномочий по доступу, включая удаленный, к информационным системам, содержащим персональные данные, без письменного согласия физических лиц возможна только в случаях, предусмотренных законом, должна иметь правомерные цели и быть необходимой для их достижения.

Внимательного изучения требуют также положения актов Конституционного Суда, касающиеся сбора различных данных и отражения их в форме регистрационных записей электронных баз данных.

Такие базы данных повышают эффективность управления, решения общезначимых задач. На это указал Конституционный Суд при оценке норм Закона Республики Беларусь «О переписи населения», отметив, что каждый гражданин, являясь частью общества, должен осознавать объективную потребность сбора определенного объема информации о своей личности, необходимой государству для реализации его задач и функций, планирования своей деятельности; вместе с тем государственные органы и лица, входящие в состав переписного персонала, должны учитывать, что персональные данные относятся к личной жизни человека, поэтому их защита гарантируется Конституцией. Тем самым Конституционным Судом обращено внимание на недопустимость размывания фундаментального права человека на частную жизнь в новой цифровой реальности, произвольного вмешательства в нее.

Таким образом, Конституционным Судом выражен ряд правовых позиций, направленных на наиболее полную реализацию положений статьи 34 Конституции о праве граждан на информацию, а также международных обязательств Республики Беларусь в области прав человека в информационной сфере. При этом Конституционным Судом раскрываются круг субъектов права на информацию, содержание гарантий реализации конституционных требований полноты, достоверности и своевременности информации, конституционные основы порядка предоставления заинтересованным различных видов информации, обосновывается связь права на информацию с другими конституционными правами и свободами граждан, получает системное обоснование правовая защита персональных данных, оценивается обоснованность иных ограничений права на информацию. Акты Конституционного Суда интегративно способствуют реализации в законодательстве и общественной практике представлений о праве граждан на информацию как о фундаментальном праве личности, неотъемлемой составляющей обеспечения верховенства права во всех сферах отношений в условиях построения информационного общества.

 

Дата поступления статьи в редакцию 17.08.2017