− 
 − 

РЕШЕНИЕ
ИМЕНЕМ РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ

 

16.03.2016

Дело № 480-6/2015

г. Минск

 

 

Экономический суд Минской области, рассмотрев в открытом судебном заседании в помещении суда с участием представителей сторон материалы дела по иску Областной инспекции охраны животного и растительного мира о взыскании 7 332 869 954 белорусских рублей с государственного лесохозяйственного учреждения «С» (далее – ГЛХУ «С»),

 

установил:

 

Истец ссылается на допущенные ответчиком в 2010–2013 гг. нарушения установленного порядка выдачи лесорубочных билетов на основании сделок, заключенных на биржевых торгах, требует взыскать с ответчика в доход республиканского бюджета 5 461 904 700 белорусских рублей в возмещение вреда, 1 870 965 254 белорусских рубля стоимости незаконно добытой древесины.

В качестве фактического обоснования иска истец указывает на нижеследующее:

1) допущены нарушения порядка использования лесосечного фонда, заготовки и вывозки древесины, незаконное уничтожение, изъятие и повреждение до степени прекращение роста деревьев по лесорубочным билетам, выданным с нарушением установленного порядка (около 20 эпизодов в период с 2010 по 2013 гг.), нарушение правил лесных пользований;

2) лесорубочные билеты выдавались со ссылкой на биржевые договоры, которые в момент выдачи билетов не были зарегистрированы в установленном порядке (при этом все договоры были зарегистрированы позднее).

Правовым основанием иска являются статья 403 Гражданского кодекса Республики Беларусь (далее – ГК), статья 19 Закона Республики Беларусь «О товарных биржах», пункты 21, 116 Типовых правил биржевой торговли на товарных биржах, статьи 43, 54, 100, 101 Лесного кодекса Республики Беларусь, пункт 38 Правил отпуска древесины на корню и ее заготовки в лесах Республики Беларусь, пункт 1 Указа Президента Республики Беларусь от 24.06.2008 № 348 «О таксах для определения размера возмещения вреда, причиненного окружающей среде».

Ответчик представил отзыв на исковое заявление, требование истца отклонил по мотивам, изложенным в письменном отзыве.

Представитель истца настаивает на полном удовлетворении иска.

Оценив в соответствии со статьей 108 Хозяйственного процессуального кодекса Республики Беларусь (далее – ХПК) представленные сторонами доказательства, пояснения, суд постановляет следующее решение.

Согласно части 2 статьи 100 ХПК каждое лицо, участвующее в деле, должно доказать те обстоятельства, на которые оно ссылается как на обоснование своих требований и возражений, если иное не предусмотрено законодательством.

Согласно частям 1, 2 статьи 19 ХПК судопроизводство в суде, рассматривающем экономические дела, осуществляется на основе состязательности. Лица, участвующие в деле, обязаны обосновать свои требования и возражения.

Сведения фактического характера, на которые ссылаются стороны, подтверждаются достаточными и непротиворечивыми доказательствами.

Суд отказывает в удовлетворении иска полностью, исходя из следующего.

Согласно пункту 4 статьи 403 ГК договор, заключаемый на бирже, считается заключенным с момента, определенного законодательством, регулирующим деятельность такой биржи, или правилами, действующими на бирже.

По смыслу названного пункта основным документом, определяющим момент заключения биржевого договора, являются правила, действующие на бирже.

Как усматривается из части 4 статьи 19 Закона Республики Беларусь от 05.01.2009 № 10-З «О товарных биржах», биржевая сделка считается заключенной с момента ее регистрации товарной биржей, если иное не предусмотрено правилами биржевой торговли товарной биржи.

Таким образом, по общему правилу биржевая сделка подлежит регистрации товарной биржей, считается заключенной с момента ее регистрации товарной биржей, но иное может быть предусмотрено правилами биржевой торговли товарной биржи.

Как установлено частью 3 пункта 21 Типовых правил биржевой торговли на товарных биржах в ред. 06.08.2009, порядок, сроки оформления, регистрации и учета биржевых сделок определяются товарной биржей.

Вопросы заключения биржевых договоров в Республике Беларусь регулируются Правилами биржевой торговли ОАО «Белорусская универсальная товарная биржа», утвержденными постановлением Правления от 22.11.2005 № 3 (с послед. изменениями).

Последний по времени из спорных договоров зарегистрирован биржей 23.01.2013. В оцениваемый судом период Правила применялись в редакции от 01.08.2008 № 117.

Согласно части 2 пункта 86 названных Правил, на которую ссылается ответчик, биржевая сделка считается совершенной и регистрируется биржей с момента оформления листа учета биржевой сделки в порядке, установленном главой 16 данных Правил, а при совершении биржевой сделки в сети с удаленным доступом – в порядке, установленном Инструкцией о проведении биржевых торгов в сети с удаленным доступом, если иной порядок оформления совершенной биржевой сделки не установлен другими локальными нормативными правовыми актами биржи.

Однако совершение сделки не тождественно заключению биржевого договора: исходя из части 2 пункта 115 Правил законность (корректность) биржевой сделки проверяется уполномоченными лицами биржи, а в силу пункта 121 тех же Правил совершенная биржевая сделка является только основанием для заключения и регистрации биржевого договора.

Таким образом, один только факт фиксации (совершения) биржевой сделки, по общему правилу, не порождает прав, а доводы ответчика об обратном суд отклоняет. При этом суд отмечает, что исходя из письма ОАО «Белорусская универсальная биржа» от 10.03.2016 факт фиксации намерения приобрести древесину на корню может иметь значение в тех случаях, когда биржевой договор не заключается и не регистрируется.

Согласно части 2 пункта 122 Правил биржевой торговли ОАО «Белорусская универсальная товарная биржа» биржевой договор, дополнительное соглашение, соглашение о расторжении биржевого договора (биржевой сделки) считаются заключенными с момента их регистрации на бирже.

Таким образом, суд полностью соглашается с истцом в том, что биржевой договор является заключенным с момента его регистрации на бирже и лишь с этого времени порождает юридические последствия.

Как установлено судом, поскольку подтверждено документально, ответчиком были совершены следующие действия:

1) 03.01.2012 со ссылкой на биржевой договор № 00/0000-001 выданы лесорубочные билеты № 01, № 02 – № 06,

2) 27.01.2012 со ссылкой на биржевой договор № 00/0000-002– лесорубочный билет № 07;

3) 10.02.2012 со ссылкой на биржевой договор № 00/0000-003 – лесорубочный билет № 09;

4) 14.02.2012 со ссылкой на биржевой договор № 00/0000-003 – лесорубочный билет № 010;

5) 15.02.2012 со ссылкой на биржевой договор № 00/0000-003 – лесорубочный билет № 011;

6) 16.02.2012 со ссылкой на биржевой договор № 00/0000-003 – лесорубочный билет № 012;

7) 04.06.2012 со ссылкой на биржевой договор № 00/0000-004 – лесорубочный билет № 013;

8) 10.09.2012 со ссылкой на биржевой договор № 00/0000-005 – лесорубочный билет № 014;

9) 13.09.2012 со ссылкой на биржевой договор № 00/0000-005 – лесорубочный билет № 015;

10) 05.10.2012 со ссылкой на биржевой договор № 00/0000-006 – лесорубочный билет № 016;

11) 15.10.2012 со ссылкой на биржевой договор № 00/0000-006 – лесорубочный билет № 017;

12) 03.01.2013 со ссылкой на биржевой договор № 00/0000-007 – лесорубочный билет № 08.

Судом установлено, поскольку материалами дела подтверждается и сторонами не оспаривается, что лесорубочные билеты выданы до регистрации договоров.

Судом установлено, поскольку материалами дела подтверждается и сторонами не оспаривается, что все упомянутые выше биржевые договоры были зарегистрированы на бирже после выдачи ответчиком лесорубочных билетов.

В этой связи суд признает ссылки ответчика на письмо ОАО «Белорусская универсальная товарная биржа» от 10.03.2016 противоречащими фактическим действиям биржи по регистрации биржевых договоров ответчика.

Тем не менее суд учитывает мнение биржи о том, что при продаже древесины на корню, когда имеет место совпадение продавца и покупателя в одном лице, торговая система биржи фиксирует соответствующее намерение приобрести древесину на корню, а биржевой договор не заключается и, соответственно, не регистрируется на бирже.

При оценке установленных выше обстоятельств по делу суд учитывает, что документы, на которые ссылается истец, не содержат указания на второго участника биржевых договоров помимо ГЛХУ «С». Все вышеуказанные лесорубочные билеты были выданы ответчиком лесничествам – своим структурным подразделениям.

Суд не соглашается с доводами истца о том, что в данном конкретном случае имеет место «автоматическое» причинение вреда природе. Суд отмечает, что правила, которые по утверждению истца, нарушил ответчик, не имеют прямого природоохранного значения, временной разрыв между выдачей лесорубочных билетов и последующей регистрацией биржевых договоров в основной массе составляет 1–2 дня, не превышает 7 дней и только в двух случаях доходит до 15–20 дней. Право ГЛХУ «С» на лесопользование не ставится истцом под сомнение.

Суд отмечает, что статья 1 Закона Республики Беларусь «Об охране окружающей среды» помимо выбросов химических и иных веществ относит к причинению вреда незаконное изъятие дикорастущих растений, природных ресурсов. Однако из содержания правового термина «вредное воздействие на окружающую среду» следует, что обязательным признаком является наличие отрицательных изменений окружающей среды.

При установленных обстоятельствах дела предметом доказывания является наличие отрицательных изменений окружающей среды, а при их наличии – объем вреда и стоимость его возмещения.

Согласно статье 43 Лесного кодекса Республики Беларусь, в частности, осуществление лесопользования, связанного с заготовкой древесины, допускается на основании лесорубочного билета, ордера и (или) лесного билета, выдаваемых юридическими лицами, ведущими лесное хозяйство.

Лесорубочный билет, ордер и лесной билет предоставляют лесопользователю право осуществлять только указанный в них вид лесопользования в установленном объеме (размере) и в определенные сроки на конкретном участке лесного фонда.

Согласно пункту 38 Правил отпуска древесины на корню и ее заготовки в лесах Республики Беларусь лесорубочный билет дает право на заготовку древесины в указанном объеме в соответствии с техническими нормативными правовыми актами.

Таким образом, лесорубочный билет является разрешительным документом, имеющим определенное самостоятельное значение.

В заключении истца от 22.09.2014 по результатам рассмотрения обоснованности доводов, изложенных по акту проверки от 18.08.2014, содержится общий вывод (по всем лесорубочным билетам) о том, что на момент рубки проводилась рубка древесины в выделах, на которые деревья в рубку не отводились и рубка деревьев не назначалась.

Суд принимает к сведению заявление представителя истца о том, что отступлений от условий лесопользования, определенных в выданных ответчику лесорубочных билетах, в ходе проведенной проверки установлено не было.

Равным образом исковое заявление не содержит сведений о том, что при осуществлении лесопользования ответчиком были нарушены условия пользования, указанные в выданных ответчику лесорубочных билетах, либо требования технических нормативных актов об условиях лесопользования.

В выписке из акта проверки ГЛХУ «С» от 18.08.2014, по которой истец рассчитал ущерб, сведений о нарушении ответчиком требований технических нормативных актов не содержится.

Таким образом, в ходе судебного разбирательства по делу судом установлено, что в ходе лесопользования ГЛХУ «С» не имели места рубки, производимые не на отведенном участке, сверх установленного количества и не тех пород, которые указаны в разрешительных документах, до или после указанных сроков.

Следовательно, при установленных в ходе судебного разбирательства дела обстоятельствах факт наличия отрицательных изменений окружающей среды в ходе лесопользования ГЛХУ «С» истцом доказан не был.

По совокупности вышеизложенного суд отказывает в удовлетворении иска полностью.

Как усматривается из подпункта 1.35 статьи 257 Налогового кодекса Республики Беларусь, Государственная инспекция охраны животного и растительного мира при Президенте Республики Беларусь освобождается от уплаты государственной пошлины по судебным делам.

Согласно пункту 12 той же статьи Налогового кодекса Республики Беларусь освобождение от уплаты государственной пошлины по судебным делам означает, что плательщики, которым такая льгота предоставлена, не уплачивают ее в бюджет как при подаче исковых заявлений, иных заявлений, жалоб и ходатайств, так и в том случае, когда обязанность по уплате государственной пошлины в бюджет возникает по результатам рассмотрения дела.

На основании изложенного, руководствуясь статьями 133, 189, 190–194, 201 ХПК, суд

 

решил:

 

В удовлетворении иска полностью отказать.

Решение экономического суда первой инстанции вступает в законную силу по истечении пятнадцати дней со дня его принятия, если не подана апелляционная жалоба.

Решение может быть обжаловано (опротестовано) в экономический суд апелляционной инстанции в течение пятнадцати дней после его принятия в порядке, установленном статьями 267–270 ХПК. В силу статей 288, 305 ХПК дальнейшее обжалование вступившего в законную силу судебного постановления возможно лишь в случае надлежащего обращения с соответствующей жалобой в экономический суд апелляционной инстанции.

Мотивировочная часть решения суда, рассматривающего экономические дела, составляется в случаях, прямо указанных в части 5 статьи 193 ХПК, в том числе по письменному заявлению лиц, участвующих в деле, которое может быть подано в течение десяти дней со дня оглашения решения.