− 
 − 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ СУДЕБНОЙ КОЛЛЕГИИ ПО ГРАЖДАНСКИМ ДЕЛАМ ОБЛАСТНОГО СУДА

10 октября 2016 г.

 

(Извлечение)

 

Судебная коллегия по гражданским делам областного суда рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело по кассационной жалобе К. на решение районного суда от 6 июня 2016 г. по иску Государственной инспекции охраны животного и растительного мира при Президенте Республики Беларусь к К. о возмещении вреда, причиненного окружающей среде.

Заслушав доклад судьи областного суда, объяснения кассатора К., поддержавшего доводы кассационной жалобы, объяснения представителя истца Г., возражавшего против доводов кассационной жалобы, судебная коллегия

 

установила:

 

В обоснование заявленных требований истец указал, что ответчик в период с апреля по 15 мая 2015 г. самовольно, не имя разрешительных документов на право рубки, используя бензопилу «Шпиль-250», спилил с корня 57 сырорастущих деревьев породы клен, ольха, граб, тополь в пределах водоохраной зоны вблизи дер. Д. В результате незаконного уничтожения деревьев вред, причиненный окружающей среде, составил 37 173 600 руб. Объем незаконно срубленной древесины составил 37,55 кубических метра, таксовая стоимость незаконно заготовленной древесины – 47 200 руб. Согласно постановлению Совета Министров Республики Беларусь от 20.07.2001 № 1073 «О взыскании стоимости незаконно добытой древесины и иной лесной продукции при невозможности ее изъятия» при невозможности изъятия древесины таксовая стоимость увеличивается в два раза и составляет 94 400 рублей. Просил взыскать с ответчика сумму в размере 37 268 000 рублей.

Решением районного суда от 6 июня 2016 г. с К. взыскана в доход государства в возмещение материального вреда сумма в размере 37 268 000 руб. Также с К. взыскана госпошлина в доход государства в сумме 1 863 400 руб.

В кассационной жалобе К. просит решение суда отменить, ссылаясь на то, что его вина в причинении ущерба не установлена; судом по делу была назначена лесохозяйственная экспертиза, однако проведена эта экспертиза не была.

Проверив материалы гражданского дела, обсудив доводы кассационной жалобы, судебная коллегия приходит к следующему.

В соответствии с чч. 1, 5 ст. 101 Закона Республики Беларусь от 26.11.1992 «Об охране окружающей среды» вред, причиненный окружающей среде, подлежит возмещению в полном объеме, если иное не установлено настоящей статьей, добровольно или по решению суда лицом, его причинившим.

Факт причинения вреда окружающей среде, установленный государственным органом при осуществлении контроля в области охраны окружающей среды, рационального использования природных ресурсов, не подлежит доказыванию, однако в опровержение его могут быть представлены доказательства.

Из материалов дела следует, что К. в период времени с апреля по 15 мая 2015 г. самовольно, не имея разрешительных документов на право рубки, используя бензопилу «Штиль-250», спилил с корня 57 сырорастущих деревьев породы клен, ольха, граб, тополь, произраставших в пределах водоохраной зоны вблизи дер. Д. Своими действиями ответчик нарушил требования ст. 43 Лесного кодекса Республики Беларусь.

В результате незаконного уничтожения, в том числе незаконной порубки деревьев, не входящих в лесной фонд и не расположенных на землях населенных пунктов, а также деревьев, входящих в лесной фонд, окружающей среде причинен вред в размере 37 173 600 неденоминированных руб. Объем незаконно срубленной древесины составил 37,55 кубических метра, таксовая стоимость незаконно добытой древесины составила 47 200 неденоминированных руб.

Указанные обстоятельства подтверждаются копией акта об установлении факта причинения вреда окружающей среде от 09.07.2015, составленного заместителем начальника межрайонной инспекции охраны животного и растительного мира, копией протокола осмотра, составленного в присутствии ответчика 29.06.2015, копией протокола опроса К. от 29.06.2015, копией расчета размера вреда, причиненного повреждением деревьев до степени прекращения роста, копией ведомости контрольного перечета и измерения пней, составленной работниками межрайонной инспекции охраны животного и растительного мира в присутствии ответчика, копией материально-денежной оценки лесосеки, составленной ГЛХУ «Б».

Суд обоснованно признал несостоятельными доводы ответчика о том, что он не производил незаконную вырубку деревьев, поскольку они опровергаются вышеуказанными доказательствами, а также объяснениями представителя истца Г., показаниями свидетеля Д., из которых следует, что 29.06.2015 они в присутствии ответчика составляли протокол осмотра места вырубки деревьев, в ходе осмотра ответчик свою вину в незаконной вырубке деревьев признавал, все документы подписывал без замечаний.

Также суд правильно не принял во внимание доводы ответчика о том, что количество срубленных деревьев было менее 57, так как при пересчете пней работники межрайонного отдела Следственного комитета Республики Беларусь насчитали только 37 пней, поскольку протокол осмотра места вырубки деревьев от 29.06.2015 и ведомость контрольного перечета и измерения пней составлялись в присутствии ответчика, о чем свидетельствуют его подписи в указанных документах. Тот факт, что в результате осмотра работниками межрайонной инспекции охраны животного и растительного мира было насчитано 57 пней, К. не отрицал и при проведении следственных действий (протоколы очных ставок от 05.11.2015 и от 06.11.2015). Кроме того, из объяснений ответчика, данных в суде первой инстанции, следует, что в последующем он выкорчевывал пни, которые, по его мнению, не относились к делу. При этом протокол осмотра места происшествия составлялся следователем межрайонного отдела Следственного комитета Республики Беларусь только 20.07.2015.

При таких обстоятельствах, проанализировав представленные по делу доказательства, суд пришел к правильному выводу о том, что факт причинения вреда окружающей среде в результате незаконной порубки деревьев ответчиком нашел свое подтверждение в судебном заседании, а поэтому требования истца о возмещении вреда, причиненного окружающей среде, являются обоснованными, при этом суд правильно указал, что сам по себе факт приостановления расследования по уголовному делу по факту причинения вреда окружающей среде не является основанием для отказа в удовлетворении заявленных требований, поскольку все обстоятельства, имеющие значение для разрешения настоящего дела, установлены в ходе судебного заседания.

В целях проверки доводов ответчика о несогласии с санитарным состоянием и породой спиленных деревьев, диаметром пней и определенным работниками истца размером вреда, причиненного окружающей среде, по ходатайству К. определением районного суда от 22.03.2016 по делу была назначена экспертиза, проведение которой поручено государственному научному учреждению «Институт леса» Национальной академии наук Беларуси, расходы по проведению экспертизы возложены на ответчика.

18.05.2016 в суд поступило сообщение государственного научного учреждения «Институт леса» о невозможности проведения экспертизы, поскольку для этого необходимо наличие всех пней (из материалов дела следует, что часть пней выкорчевана), кроме того, ответчик К. уклонялся от заключения договора по компенсации расходов на проведение экспертизы.

При таких обстоятельствах при определении размера вреда, причиненного ответчиком окружающей среде, суд первой инстанции обоснованно руководствовался расчетом размера вреда, причиненного повреждением деревьев до степени прекращения роста, составленным межрайонной инспекцией охраны животного и растительного мира (уполномоченным государственным органом) в соответствии с Положением о порядке исчисления размера возмещения вреда, причиненного окружающей среде, и составления акта об установлении факта причинения вреда окружающей среде, утвержденным постановлением Совета Министров Республики Беларусь от 17.07.2008 № 1042, и Указом Президента Республики Беларусь от 24.06.2008 № 348 «О таксах для определения размера возмещения вреда, причиненного окружающей среде».

При таких обстоятельствах суд правильно определил размер подлежащего возмещению вреда, причиненного ответчиком окружающей среде, в сумме 37 268 000 неденоминированных руб. (37 173 600 + 94 400, где 94 400 руб. – таксовая стоимость срубленной древесины, увеличенная в два раза, определенная в соответствии с постановлением Совета Министров Республики Беларусь от 20.07.2001 № 1073 «О взыскании стоимости незаконно добытой древесины и иной лесной продукции при невозможности ее изъятия»).

Доводы кассационной жалобы К. о том, что его вина в причинении ущерба не установлена, при этом судом по делу была назначена лесохозяйственная экспертиза, однако проведена эта экспертиза не была, являются несостоятельными по вышеуказанным основаниям.

Руководствуясь п. 4 ст. 425 Гражданского процессуального кодекса Республики Беларусь, судебная коллегия

 

определила:

 

Решение районного суда от 6 июня 2016 г. оставить без изменения, а кассационную жалобу К. – без удовлетворения.