− 
 − 

РЕШЕНИЕ

ИМЕНЕМ РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ

 

14.11.2018

Дело № 271-12/2018М

г. Минск

 

Экономический суд г. Минска, рассмотрев с участием представителей истца, ответчика и третьих лиц в открытом судебном заседании дело по иску ООО «А» (г. М.) к ЗАО «Банк» (Республика Беларусь) об установлении факта ничтожности пункта 3.2.12 кредитного договора от 18.06.2015, третьи лица, не заявляющие самостоятельных требований на предмет спора, на стороне истца – ЗАО «И», Н., И.,

 

установил:

 

ООО «А» обратилось в суд с иском к ЗАО «Банк» об установлении факта ничтожности пункта 3.2.12 кредитного договора от 18.06.2015 по основаниям, предусмотренным статьей 169 Гражданского кодекса Республики Беларусь (далее – ГК).

Представители истца в судебном заседании заявили ходатайство об увеличении исковых требований в части предмета иска, в связи с чем просили установить факт ничтожности пункта 3.2.12, абзацев 6 и 10 пункта 3.3.8 кредитного договора от 18.06.2015, дополнительных условий № 1, 2, 3 к кредитному договору от 18.06.2015 в редакции договора от 18.06.2015 и в редакции дополнительного соглашения от 16.03.2017, дополнительных условий № 2 и 22 приложения 2 к кредитному договору от 18.06.2015 в редакции дополнительного соглашения от 04.07.2017 по основаниям, предусмотренным статьей 169 ГК.

Суд, руководствуясь статьей 63 Хозяйственного процессуального кодекса Республики Беларусь (далее – ХПК), принимает увеличение исковых требований в части предмета иска.

Таким образом, судом рассматривается требование об установлении факта ничтожности пункта 3.2.12, абзацев 6 и 10 пункта 3.3.8 кредитного договора от 18.06.2015, дополнительных условий № 1, 2, 3 к кредитному договору от 18.06.2015 в редакции договора от 18.06.2015 и в редакции дополнительного соглашения от 16.03.2017, дополнительных условий № 2 и 22 приложения 2 к кредитному договору от 18.06.2015 в редакции дополнительного соглашения от 04.07.2017 по основаниям, предусмотренным статьей 169 ГК.

Представители истца в судебном заседании исковые требования поддержали в полном объеме по основаниям, изложенным в иске, дополнительных письменных пояснениях, указали на несоответствие пункта 3.2.12, абзацев 6 и 10 пункта 3.3.8 кредитного договора от 18.06.2015, дополнительных условий № 1, 2, 3 к кредитному договору от 18.06.2015 в редакции договора от 18.06.2015 и в редакции дополнительного соглашения от 16.03.2017, дополнительных условий № 2 и 22 приложения 2 к кредитному договору от 18.06.2015 в редакции дополнительного соглашения от 04.07.2017 статьям 2, 21, 45 ГК.

Представители ответчика в судебном заседании исковые требования не признали по основаниям, изложенным в отзыве на иск и уточненные исковые требования.

Представители третьего лица (ЗАО «И») в судебном заседании поддержали доводы, изложенные истцом.

Третье лицо (Н.) в судебном заседании поддержало доводы, изложенные истцом.

Третье лицо (И.) в судебном заседании поддержало доводы, изложенные истцом.

Заслушав пояснения представителей лиц, участвующих в деле, исследовав материалы дела, оценив представленные доказательства, суд пришел к выводу об отказе в удовлетворении исковых требований на основании следующего.

В ходе рассмотрения спора по существу суд установил, что между ООО «А» (истцом, кредитополучателем) и ЗАО «Банк» (ответчиком, банком) заключен кредитный договор от 18.06.2015, согласно которому банк принял на себя обязательства предоставить кредитополучателю кредит путем открытия кредитной линии на условиях, предусмотренных договором (включая приложения к нему), а кредитополучатель в свою очередь принял на себя обязательства возвратить кредит и уплатить проценты за пользование им, выполнить иные обязательства, вытекающие из договора.

В соответствии с пунктом 1 статьи 137 Банковского кодекса Республики Беларусь (далее – БК) по кредитному договору банк или небанковская кредитно-финансовая организация (кредитодатель) обязуются предоставить денежные средства (кредит) другому лицу (кредитополучателю) в размере и на условиях, определенных договором, а кредитополучатель обязуется возвратить (погасить) кредит и уплатить проценты за пользование им.

В силу пункта 1.1 договора неотъемлемой частью договора являются параметры и условия кредита (приложение 1 к договору), дополнительные условия (приложение 2 к договору).

В последующем к кредитному договору сторонами было подписано 8 дополнительных соглашений.

Как следует из искового заявления, истец просит установить факт ничтожности пункта 3.2.12, абзацев 6 и 10 пункта 3.3.8 кредитного договора от 18.06.2015, дополнительных условий № 1, 2, 3 к кредитному договору от 18.06.2015 в редакции договора от 18.06.2015 и в редакции дополнительного соглашения от 16.03.2017, дополнительных условий № 2 и 22 приложения 2 к кредитному договору от 18.06.2015 в редакции дополнительного соглашения от 04.07.2017 по основаниям, предусмотренным статьей 169 ГК, как не соответствующих требованиям законодательства.

Согласно пункту 3.2.12 договора кредитополучатель обязуется без письменного согласия банка не переводить текущие счета на обслуживание из банка в другой банк, не закрывать счета в банке, не открывать текущие счета в других банках, не выступать в качестве поручителя, залогодателя либо обязанной стороны по иному обеспечительному обязательству, не получать кредиты в других банках, не осуществлять с другими банками иные операции, подверженные кредитному риску.

В силу абзацев 6 и 10 пункта 3.3.8 договора банк имеет право, письменно уведомив кредитополучателя (путем направления уведомления по адресу кредитополучателя, указанному в договоре), в одностороннем порядке приостановить выдачу кредита в рамках кредитной линии, в одностороннем порядке отказаться от исполнения своих обязательств по предоставлению кредита в полной сумме или его части, уменьшить период освоения по кредитной линии, предъявить остаток задолженности по кредиту в полной сумме или частично к досрочному взысканию, списать платежным ордером (платежным требованием) суммы просроченной задолженности по кредиту, задолженности по кредиту с ненаступившими сроками погашения, проценты со счетов кредитополучателя в любом из следующих случаев:

– перевода текущего счета на обслуживание из банка в другой банк, подачи заявления на закрытие счета в банке или открытие иного текущего счета в другом банке без письменного согласия банка (абзац 6);

– получения кредитов в других банках, осуществления с другими банками иных операций, подверженных кредитному риску, без письменного согласия банка (абзац 10).

Согласно статье 45 ГК юридическое лицо может иметь гражданские права, соответствующие целям деятельности, предусмотренным в его учредительных документах, а также предмету деятельности, если он указан в учредительных документах, и нести связанные с этой деятельностью обязанности.

Юридическое лицо может быть ограничено в правах лишь в случаях и порядке, предусмотренных законодательными актами. Решение об ограничении прав может быть обжаловано юридическим лицом в суд.

Истец полагает, что пункт 3.2.12, абзацы 6 и 10 пункта 3.3.8 кредитного договора от 18.06.2015 ограничивают его права, в связи с чем не соответствуют положениям статей 2, 21, 45 ГК.

Вместе с тем в силу статей 2, 391 ГК граждане и юридические лица свободны в заключении договора. Понуждение к заключению договора не допускается, за исключением случаев, когда обязанность заключить договор предусмотрена законодательством или добровольно принятым обязательством (принцип свободы договора).

Истцом суду не представлено доказательств того, что заключение кредитного договора стало результатом понуждения истца ответчиком к его заключению.

Напротив, как следует из письменных пояснений истца от 12.10.2018, истец обратился к ответчику за выделением кредитных средств, и ответчик письмом от 11.11.2010 выразил свое согласие.

В соответствии со статьей 288 ГК в силу обязательства одно лицо (должник) обязано совершить в пользу другого лица (кредитора) определенное действие, как то: передать имущество, выполнить работу, уплатить деньги и т.п., либо воздержаться от определенного действия, а кредитор имеет право требовать от должника исполнения его обязанности. Обязательства возникают в том числе и из договора.

Кроме того, согласно пункту 5.2 договора кредитополучатель подтверждает, что ему известны, разъяснены, понятны и согласованы им условия договора, в том числе порядок начисления, расчета, изменения процентов за пользование кредитом, критерии ухудшения финансового состояния и признаки негативной информации в отношении кредитополучателя, дополнительные условия (приложение 2 договору), до него доведены банком формы подлежащей предоставлению в банк отчетности, предусмотренные пунктом 3.2.6 договора, а также то, что при (до) заключении договора кредитополучателем (его органами управления) соблюдены и выполнены надлежащим образом требования и процедуры, предусмотренные законодательством Республики Беларусь, уставом и (или) локальными нормативными правовыми актами кредитополучателя при принятии решений о совершении (согласовании, одобрении) сделок кредитополучателя.

С учетом изложенного суд приходит к выводу о том, что истец, заключив кредитный договор, в рамках осуществления предпринимательской деятельности самостоятельно и добровольно принял на себя обязательства, предусмотренные в том числе пунктом 3.2.12 договора.

Суду также не представлены доказательства, подтверждающие факты отказа ответчика в письменном согласовании перевода текущего счета на обслуживание из банка в другой банк, на закрытие счета в банке, на открытие текущего счета в других банках, на получение кредитов в других банках и т.д.

Так, письмом от 18.05.2017 истец обратился к ответчику с просьбой дать согласие на открытие расчетного счета в ОАО «Банк» для организации приема платежей с помощью банковских карт и построения системы интернет-эквайринга.

Как следует из содержания дополнительного соглашения от 04.07.2017 к кредитному договору, ответчиком было согласовано открытие счета в ином банке.

На основании изложенного суд не соглашается с позицией истца о несоответствии пункта 3.2.12 договора положениям статей 2, 45 ГК.

Принимая во внимание то, что предпринимательская деятельность осуществляется ее участниками на основе принципа свободы договора (статьи 2, 391 ГК), субъекты хозяйствования вправе предпринимать меры, направленные на снижение рисков.

Согласно части второй статьи 143 БК при неисполнении (ненадлежащем исполнении) кредитополучателем обязательств по кредитному договору кредитодатель вправе потребовать досрочного возврата (погашения) кредита.

С учетом изложенного также отсутствуют основания полагать, что абзацы 6 и 10 пункта 3.3.8 кредитного договора не соответствуют положениям статей 2, 45 ГК.

Судом не дается оценка соответствия/несоответствия пункта 3.2.12, абзацев 6 и 10 пункта 3.3.8 кредитного договора положениям статьи 21 ГК о недопустимости лишения или ограничения правоспособности и дееспособности граждан, поскольку истцом по настоящему делу является юридическое лицо.

Истцом также заявлено требование об установлении факта ничтожности дополнительных условий № 1, 2, 3 к кредитному договору от 18.06.2015 в редакции договора от 18.06.2015 и в редакции дополнительного соглашения от 16.03.2017, дополнительных условий № 2 и 22 приложения 2 к кредитному договору от 18.06.2015 в редакции дополнительного соглашения от 04.07.2017.

В соответствии с дополнительным условием № 1 к кредитному договору от 18.06.2015 в редакции договора от 18.06.2015, а также в редакции дополнительного соглашения от 16.03.2017 на кредитополучателя возложена обязанность использовать денежные средства, поступающие на текущие (расчетные) счета кредитополучателя, открытые в банке для осуществления переводов в белорусских рублях и (или) иностранной валюте, связанных с:

– исполнением обязательств кредитополучателя по договорам на совершение операций, подверженных кредитному риску, заключенным с банком и иными банками;

– размещением денежных средств во вклады (депозиты) по договорам, заключенным с банком и иными банками;

– совершением валютно-обменных операций при посредничестве банка и иных банков и других переводов на счета третьих лиц, за исключением переводов в рамках одного юридического лица на текущие (расчетные) счета кредитополучателя, открытые в других банках.

При этом кредитополучателю разрешается осуществлять переводы в рамках одного юридического лица на текущие (расчетные) счета, открытые в других банках, с целью последующего зачисления таких переводов на цели, связанные с заработной платой работников, уплатой связанных с ней налогов.

В случае неисполнения (ненадлежащего исполнения) кредитополучателем дополнительного условия № 1 размер процентов за пользование кредитом, предусмотренный приложением 1 к договору, увеличивается на 1 процентный пункт.

Согласно дополнительному условию № 2 к кредитному договору от 18.06.2015 в редакции договора от 18.06.2015, а также в редакции дополнительного соглашения от 16.03.2017 на кредитополучателя возложена обязанность обеспечить в полном объеме ежеквартальный объем поступлений денежных средств от покупателей, заказчиков работ, услуг на текущие (расчетные) счета в национальной валюте и/или специальные транзитные валютные счета кредитополучателя в банке, а также на текущие счета кредитополучателя в иностранной валюте в банке в части поступлений, зачисленных минуя специальный транзитный валютный счет в соответствии с законодательством Республики Беларусь.

В случае неисполнения (ненадлежащего исполнения) кредитополучателем дополнительного условия № 2 размер процентов за пользование кредитом, предусмотренный приложением 1 к договору, увеличивается на 1 процентный пункт.

В соответствии с дополнительным условием № 3 к кредитному договору от 18.06.2015 в редакции договора от 18.06.2015, а также в редакции дополнительного соглашения от 16.03.2017 кредитополучатель обязан совершать в полном объеме (100 %) валютно-обменные операции на внутреннем валютном рынке при посредничестве банка в качестве исполняющего банка.

В случае неисполнения (ненадлежащего исполнения) кредитополучателем дополнительного условия № 3 размер процентов за пользование кредитом, предусмотренный приложением 1 к договору, увеличивается на 1 процентный пункт.

Согласно дополнительному условию № 2 приложения 2 к договору в редакции дополнительного соглашения от 04.07.2017 кредитополучатель обязан обеспечить ежеквартальный объем поступлений денежных средств от покупателей, заказчиков работ, услуг на текущие (расчетные) счета в национальной валюте и/или специальные транзитные валютные счета кредитополучателя в банке, а также на текущие счета кредитополучателя в иностранной валюте в банке в части поступлений, зачисленных минуя специальный транзитный валютный счет в соответствии с законодательством в полном объеме, за исключением денежных средств, поступающих на текущий (расчетный) счет кредитополучателя, открытый в ОАО «Банк», и являющихся выручкой, получаемой с использованием банковских платежных карточек клиентов гостиничного комплекса «G» (в том числе с осуществлением расчетов через сеть Интернет).

В случае неисполнения (ненадлежащего исполнения) кредитополучателем дополнительного условия № 2 размер процентов за пользование кредитом, предусмотренный приложением 1 к договору, увеличивается на 1 процентный пункт.

В силу дополнительного условия № 22 приложения 2 к договору в редакции дополнительного соглашения от 04.07.2017 кредитополучатель обязан обеспечить перечисление денежных средств, поступающих на текущий (расчетный) счет, открытый в ОАО «Банк», на текущие (расчетные) счета кредитополучателя в банке, в срок не позднее следующего рабочего дня за днем их поступления на счет, открытый в ОАО «Банк», в полном объеме (за минусом комиссионного вознаграждения ОАО «Банк») (в случае наличия необходимости его уплаты).

В случае неисполнения (ненадлежащего исполнения) кредитополучателем дополнительного условия № 22 размер процентов за пользование кредитом, предусмотренный приложением 1 к договору, увеличивается на 1 процентный пункт.

В обоснование заявленных требований об установлении факта ничтожности указанных положений договора истец указывает на то, что ими установлены заведомо невыполнимые для заемщика условия, а именно обязанность истца использовать свои денежные средства только на погашение кредитной задолженности, за исключением выплаты заработной платы, что препятствует истцу в рамках осуществления предпринимательской деятельности вести расчеты с иными контрагентами.

Указанные аргументы истца противоречат содержанию дополнительного условия № 1, согласно которому кредитополучатель обязан использовать денежные средства, поступающие на текущие (расчетные) счета кредитополучателя, открытые в банке для осуществления переводов в белорусских рублях и (или) иностранной валюте, связанных с совершением в том числе и других переводов на счета третьих лиц, за исключением переводов в рамках одного юридического лица на текущие (расчетные) счета кредитополучателя, открытые в других банках.

Аргументы истца о том, что дополнительные условия № 1, 2, 3 к кредитному договору от 18.06.2015 в редакции договора от 18.06.2015 и в редакции дополнительного соглашения от 16.03.2017, дополнительные условия № 2 и 22 приложения 2 к кредитному договору от 18.06.2015 в редакции дополнительного соглашения от 04.07.2017 ничтожны в связи с отсутствием в законодательстве норм, наделяющих банк функциями, позволяющими ограничивать право кредитополучателя в части распоряжения принадлежащими ему денежными средствами, несостоятельны, поскольку в силу статьи 169 ГК ничтожной является сделка, не соответствующая требованиям законодательства, которые истцом в данном случае не приведены.

Истцом суду не представлено относимых и допустимых доказательств того, что дополнительные условия № 1, 2, 3 к кредитному договору от 18.06.2015 в редакции договора от 18.06.2015 и в редакции дополнительного соглашения от 16.03.2017, дополнительные условия № 2 и 22 приложения 2 к кредитному договору от 18.06.2015 в редакции дополнительного соглашения от 04.07.2017 являются заведомо невыполнимыми для истца и нарушают баланс интересов сторон по сделке.

Доводы истца о том, что ответчик, злоупотребляя своим доминирующим положением на рынке, использует гражданские права в целях ограничения конкуренции, судом во внимание не принимаются, поскольку не подтверждены доказательствами, отвечающими требованиям статей 103–104 ХПК.

В силу части второй статьи 100 ХПК каждое лицо, участвующее в деле, должно доказать те обстоятельства, на которые оно ссылается как на обоснование своих требований и возражений, если иное не предусмотрено законодательством.

Согласно статье 19 ХПК лица, участвующие в деле, несут риск наступления последствий совершения или несовершения ими процессуальных действий.

Довод истца о том, что установленные банком ограничения не ограничены договором по времени в силу его бессрочности, несостоятелен, поскольку в силу статьи 379 ГК надлежащее исполнение прекращает обязательство.

Принимая во внимание то, что истец в силу принципа свободы договора самостоятельно, добровольно принял на себя обязательства, предусмотренные пунктом 3.2.12, абзацами 6 и 10 пункта 3.3.8 кредитного договора от 18.06.2015, дополнительными условиями № 1, 2, 3 к кредитному договору от 18.06.2015 в редакции договора от 18.06.2015 и в редакции дополнительного соглашения от 16.03.2017, дополнительными условиями № 2 и 22 приложения 2 к кредитному договору от 18.06.2015 в редакции дополнительного соглашения от 04.07.2017, отсутствие установленных фактов несоответствия названных положений договора требованиям законодательства, суд приходит к выводу об отсутствии оснований для установления факта их ничтожности.

Расходы истца по уплате государственной пошлины остаются за истцом в соответствии с частью первой статьи 133 ХПК.

На основании изложенного, руководствуясь статьями 133, 190–194, 202–204 ХПК, суд

 

решил:

 

ООО «А» в удовлетворении иска к ЗАО «Банк» об установлении факта ничтожности пункта 3.2.12, абзацев 6 и 10 пункта 3.3.8 кредитного договора от 18.06.2015, дополнительных условий № 1, 2, 3 к кредитному договору от 18.06.2015 в редакции договора от 18.06.2015 и в редакции дополнительного соглашения от 16.03.2017, дополнительных условий № 2 и 22 приложения 2 к кредитному договору от 18.06.2015 в редакции дополнительного соглашения от 04.07.2017 – отказать.

Решение может быть обжаловано в апелляционную инстанцию экономического суда г. Минска в течение пятнадцати дней после его принятия.

Решение составлено с мотивировочной частью.