− 
 − 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ КАССАЦИОННОЙ КОЛЛЕГИИ

ВЫСШЕГО ХОЗЯЙСТВЕННОГО СУДА РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ

4 марта 2010 г. (дело N 723-22/2009/144К)

 

Кассационная коллегия Высшего Хозяйственного Суда Республики Беларусь, рассмотрев в открытом судебном заседании кассационную жалобу закрытого акционерного страхового общества "К" на решение Хозяйственного суда города Минска от 29.12.2009 и постановление апелляционной инстанции этого суда от 01.02.2010 по делу N 723-22/2009 по иску закрытого акционерного страхового общества "К" к закрытому акционерному обществу "Банк" об установлении факта ничтожности сделок,

 

установила:

 

Хозяйственный суд города Минска решением от 29.12.2009 отказал закрытому акционерному страховому обществу "К" (далее - истец) в иске к закрытому акционерному обществу "Банк" (далее - ответчик) об установлении факта ничтожности сделок - договоров добровольного страхования финансовых рисков N 0007027 от 24.06.2009, N 0007028 от 26.06.2009, N 0007029 от 30.06.2009 и N 0007031 от 01.07.2009, N 0007032 от 02.07.2009, N 0007048 от 07.07.2009, N 0007049 от 10.07.2009, N 0007050 от 14.07.2009, N 0007051 от 15.07.2009, N 0007052 от 16.07.2009, N 0007053 от 17.07.2009, N 0007054 от 22.07.2009, N 0007055 от 24.07.2009, N 0007056 от 28.07.2009, N 0007033 от 28.07.2009, вытекающих из договора факторинга N 019/09 от 19.03.2009, заключенного ответчиком с иностранным частным унитарным торговым предприятием "Х".

Хозяйственный суд апелляционной инстанции постановлением от 01.02.2010 оставил решение суда первой инстанции без изменения.

В кассационной жалобе, поданной в Кассационную коллегию Высшего Хозяйственного Суда Республики Беларусь, истец просит отменить принятые по делу судебные постановления и принять новое постановление об удовлетворении исковых требований.

Как усматривается из материалов дела, согласно страховым полисам серии КЕп N 0007027 от 24.06.2009, N 0007028 от 26.06.2009, N 0007029 от 30.06.2009 и N 0007031 от 01.07.2009, N 0007032 от 02.07.2009, N 0007048 от 07.07.2009, N 0007049 от 10.07.2009, N 0007050 от 14.07.2009, N 0007051 от 15.07.2009, N 0007052 от 16.07.2009, N 0007053 от 17.07.2009, N 0007054 от 22.07.2009, N 0007055 от 24.07.2009, N 0007056 от 28.07.2009, N 0007033 от 28.07.2009 между сторонами были заключены договоры добровольного страхования финансовых рисков ответчика, вытекающие из договора факторинга N 019/09 от 19.03.2009, заключенного ответчиком с частным унитарным торговым предприятием "Х".

Договоры страхования были заключены сторонами на условиях Правил добровольного страхования финансовых рисков N 4, согласованных в Министерстве финансов Республики Беларусь от 12.05.2006 N 646 (далее - Правила добровольного страхования N 4).

Объектом страхования по данным договорам явились имущественные интересы страхователя, связанные с возникновением у него убытков из-за нарушения его контрагентом своих обязательств по договору факторинга N 019/09 от 19.03.2009 и приложениям к нему.

Заявляя о ничтожности указанных сделок (договоров страхования финансовых рисков ответчика, вытекающих из договора факторинга N 019/09 от 19.03.2009), истец сослался на несоответствие их требованиям законодательства исходя из следующего.

Риск получения фактором убытков по договору финансирования под уступку денежного требования (факторинга) не подлежал страхованию, поскольку был связан с неисполнением (ненадлежащим выполнением) своих договорных обязательств третьими лицами (должниками по уступленным требованиям), а не кредитором.

По мнению истца, договоры страхования заключены с нарушением законодательства о страховании, поскольку Правила добровольного страхования N 4, на условиях которых были заключены оспариваемые договоры, не предусматривают возможность страхования финансовых рисков по сделкам факторинга.

Кроме того, истцом указано на ряд нарушений, допущенных при заключении договора, в частности при определении страхового тарифа и лимита ответственности.

В основу принятых по делу судебных постановлений об отказе в удовлетворении заявленного истцом требования был положен вывод суда о том, что договор финансирования под уступку денежного требования является разновидностью договора возмездного оказания услуг, страхование которого предусмотрено Правилами добровольного страхования N 4.

В отношении доводов истца о наличии нарушений в самих условиях страхования позиция суда сводится к тому, что порядок осуществления страховых выплат и определения страховых взносов не может служить основанием для установления факта ничтожности договоров страхования по ст. 169 Гражданского кодекса Республики Беларусь (ГК), положенной истцом в основу правового обоснования своих требований.

Оспаривая выводы суда, истец в кассационной жалобе указывает на следующие обстоятельства, которым, по его мнению, не была дана надлежащая правовая оценка.

В страховых полисах указано, что страховым случаем по договорам страхования является получение убытков из-за несвоевременной или неполной оплаты контрагентом страхователя страхователю денежных средств, по которым произошла уступка требования согласно приложениям к договору факторинга N 019/09 от 19.03.2009.

В то же время, по мнению истца, при заключении договоров страхования стороны не учли существенных особенностей сделки факторинга как разновидности уступки права (требования), при которой в обязательстве между кредитором и должником происходит замена прежнего кредитора, который выбывает из обязательства, другим лицом, к которому переходит право прежнего кредитора.

Согласно п. 1.1 договора факторинга N 019/09 от 19.03.2009 ответчик обязался вступать в денежные обязательства между иностранным частным унитарным торговым предприятием "Х" (кредитором) и его должниками по заключенным договорам на стороне кредитора путем выплаты кредитору суммы денежного обязательства должника (должников) с дисконтом (суммы финансирования). Суммы уступаемых денежных требований, суммы финансирования, сроки перечисления (возмещения) кредитором фактору сумм по уступленным денежным требованиям, размер дисконта определяются сторонами в приложениях к договору.

Кредитор (иностранное частное унитарное торговое предприятие "Х") обязался своевременно перечислять фактору (ответчику) поступающие от должников денежные средства по уступленным требованиям, а в случае их непоступления - уплатить недостающую сумму за счет собственных средств не позднее дня наступления срока уплаты (п. 3.2.1 договора факторинга N 019/09).

Истец отмечает, что по договору факторинга N 019/09 и приложениям к нему произошла замена прежнего кредитора (иностранного частного унитарного торгового предприятия "Х") новым кредитором (ответчиком) в отношениях с должниками ввиду чего риск получения фактором убытков по договору финансирования под уступку денежного требования (факторинга) не подлежал страхованию, поскольку был связан с неисполнением (ненадлежащим выполнением) своих договорных обязательств третьими лицами (должниками по уступленным требованиям), а не кредитором.

Кроме того, в нарушение положений ст. 398 ГК условия заключенных сторонами договоров страхования не были определены в Правилах соответствующего вида страхования, утвержденных страховщиком либо объединением страховщиков и согласованных с Министерством финансов Республики Беларусь.

Правилами добровольного страхования N 4 не предусмотрено страхование финансовых рисков, возникающих у страхователя при заключении им сделок финансирования под уступку денежного требования.

В нарушение требований ст. 832 ГК стороны при заключении договоров страхования не достигли соглашения о характере события, на случай наступления которого осуществляется страхование (страховой случай), и о размере страховой суммы (лимит ответственности), поскольку установленный Правилами добровольного страхования N 4 перечень сделок, нарушение обязательств по которым влечет наступление страхового случая, не включает сделки по финансированию под уступку денежного требования.

Основываясь на анализе приложений к заключенному ответчиком с частным унитарным торговым предприятием "Х" договору факторинга N 019/09 от 19.03.2009, финансовые риски по которому были застрахованы, истец отмечает отличие размера страховой суммы (лимита ответственности), указанной в договорах страхования, от размера уступленных фактору денежных требований и размера платы фактору (дисконта), что, по мнению истца, свидетельствует о том, что стороны не достигли соглашения о размере лимита ответственности.

Истец отмечает, что при заключении договоров страхования для определения размера подлежащего уплате страхового взноса (страховой премии) не были применены тарифы, разработанные страховщиком и согласованные с органом государственного надзора за страховой деятельностью, в результате чего размеры страховых взносов по договорам страхования были занижены.

В дополнении к кассационной жалобе истец указывает на то, что при заключении договоров страхования между сторонами не было достигнуто соглашение об условиях, которые названы в законодательстве как существенные для договоров добровольного страхования - об имущественном интересе, являющемся объектом страхования, о характере события, на случай наступления которого осуществляется страхование (страховой случай), о размере страховой суммы (лимита ответственности), о сумме страхового взноса (страховой премии) и сроках его уплаты.

По мнению истца, указанное свидетельствует о незаключенности рассматриваемых договоров страхования.

Представитель истца в судебном заседании поддержал кассационную жалобу.

Представители ответчика кассационную жалобу не признали.

 

Изучив материалы дела, доводы кассационной жалобы, Кассационная коллегия не находит оснований для ее удовлетворения исходя из следующего.

В силу п. 2 ст. 819 ГК объектами страхования могут быть не противоречащие законодательству имущественные интересы, связанные с утратой (гибелью) или повреждением имущества, находящегося во владении, пользовании, распоряжении страхователя или иного названного в договоре выгодоприобретателя, либо с нанесением ущерба их имущественным правам, в том числе с возникновением убытков от предпринимательской деятельности в связи с невыполнением (выполнением ненадлежащим образом) своих обязательств контрагентами субъекта хозяйствования или с изменением условий этой деятельности по не зависящим от предпринимателя обстоятельствам (имущественное страхование).

Условия, на которых заключается договор добровольного страхования, определяются в правилах соответствующего вида страхования, утвержденных страховщиком либо объединением страховщиков и согласованных с органом, осуществляющим государственный надзор за страховой деятельностью, и являются обязательными для страховщика и страхователя или выгодоприобретателя (ст. 833 ГК).

В соответствии с подп. 1.3.1 п. 1 Правил добровольного страхования N 4, на условиях которых были заключены рассматриваемые судом договоры, объектом страхования являются не противоречащие законодательству имущественные интересы Страхователя, связанные с возникновением у него убытков из-за нарушения его прав (неисполнение, ненадлежащее исполнение обязательств контрагентом Страхователя своих обязательств по сделке со Страхователем) при осуществлении предпринимательской деятельности по следующим видам сделок: купля-продажа, мена, аренда, лизинг, прокат, наем, подряд, возмездное оказание услуг.

Согласно ст. 153 Банковского кодекса Республики Беларусь по договору финансирования под уступку денежного требования (далее - договор факторинга) одна сторона (фактор) - банк или небанковская кредитно-финансовая организация обязуется другой стороне (кредитору) вступить в денежное обязательство между кредитором и должником на стороне кредитора путем выплаты кредитору суммы денежного обязательства должника с дисконтом. Под дисконтом понимается разница между суммой денежного обязательства должника и суммой, выплачиваемой фактором кредитору.

Уступка требования как таковая широко применяется в факторинговых операциях. Вместе с тем отношения факторинга (финансирование под уступку денежного требования) имеют более сложный характер, чем договор цессии.

Сущность факторинга сводится к тому, что продавец товара, не дожидаясь исполнения покупателем обязательства уплатить цену за товар, за вознаграждение уступает право денежного требования банку или иной кредитно-финансовой организации (фактору), которой по просьбе продавца покупную цену платит покупатель. Выплачивая продавцу стоимость товара, фактор тем самым предоставляет продавцу кредит под уступку соответствующих денежных требований к покупателю, что является оказанием услуг по получению покупной цены и соответственно кредитованием продавца.

Отличие факторинга от обычной цессии состоит не только в содержании договора факторинга, включающего помимо самой уступки денежного требования также оказание финансовых услуг, но и в целях использования этих институтов. Если обычная уступка денежного требования (цессия) по сделке представляет собой прежде всего способ осуществления платежа за товары (работы, услуги), то факторинг - это самостоятельный вид предпринимательской деятельности, целью которого является финансирование коммерческих сделок.

В соответствии со ст. 833 ГК условия, на которых заключается договор добровольного страхования, определяются в правилах соответствующего вида страхования, утвержденных страховщиком либо объединением страховщиков и согласованных с органом, осуществляющим государственный надзор за страховой деятельностью. Условия, содержащиеся в правилах страхования, в том числе не включенные в текст договора страхования или страхового полиса (свидетельства, сертификата), обязательны для страховщика и страхователя или выгодоприобретателя.

Правилами добровольного страхования N 4 охвачены финансовые риски страхователя при осуществлении предпринимательской деятельности по сделкам возмездного оказания услуг. При этом указанные Правила не содержат каких-либо изъятий или ограничений по видам услуг, подлежащим страхованию.

В этой связи доводы истца о том, что Правилами добровольного страхования N 4 не предусмотрено страхование финансовых рисков, возникающих у страхователя при осуществлении предпринимательской деятельности по договору факторинга, признаются Кассационной коллегией необоснованными, поскольку данный договор по своей правовой природе относится к сделкам по возмездному оказанию услуг.

Согласно ст. 398 ГК договор, условия которого определены одной из сторон в формулярах или иных стандартных формах и могли быть приняты другой стороной не иначе как путем присоединения к предложенному договору, в целом признается договором присоединения.

В силу указанной нормы договором присоединения в сфере страхования признается договор, условия которого определены в правилах соответствующих видов страхования, утвержденных страховщиком либо объединением страховщиков и согласованных с органом, осуществляющим государственный надзор за страховой деятельностью, и могут быть приняты другой стороной (страхователем) не иначе как путем присоединения к договору страхования.

Оспариваемые истцом договоры страхования финансовых рисков ответчика заключены сторонами на условиях Правил добровольного страхования финансовых рисков N 4, согласованных в Министерстве финансов Республики Беларусь от 12.05.2006 N 646, что отражено в самих договорах страхования.

Данное обстоятельство с учетом положений ст. 833 ГК свидетельствует о необоснованности доводов истца о незаключенности договоров страхования.

Кассационная коллегия отмечает, что исходя из того, что в качестве правового обоснования своих требований истец сослался на ст. 169 ГК (недействительность сделки, не соответствующей законодательству), судебными инстанциями правомерно были отклонены доводы истца о допущенных нарушениях при определении подлежащего уплате размера страхового взноса (страховой премии) и страховой суммы (лимита ответственности страховщика), поскольку данное обстоятельство не может послужить основанием для установления факта ничтожности сделки.

Руководствуясь ст. 201, 294, 296, 298 Хозяйственного процессуального кодекса Республики Беларусь, Кассационная коллегия Высшего Хозяйственного Суда Республики Беларусь

 

постановила:

 

Решение Хозяйственного суда города Минска от 29.12.2009 и постановление апелляционной инстанции этого суда от 01.02.2010 по делу N 723-22/2009 оставить без изменения, а кассационную жалобу закрытого акционерного страхового общества "К" - без удовлетворения.

Постановление вступает в законную силу с момента его принятия и может быть обжаловано в порядке надзора в соответствии со ст. 300–304 Хозяйственного процессуального кодекса Республики Беларусь.

 

 

------------------------------------------------------------------