− 
 − 

Реализация конституционных принципов и норм при совершенствовании уголовного законодательства

С.Е.Данилюк,

судья Конституционного Суда Республики Беларусь, кандидат юридических наук, доцент, заслуженный юрист Республики Беларусь

 

Практически во всех заключениях и решениях Конституционного Суда Республики Беларусь содержатся ссылки на конституционные принципы и нормы, а послания Конституционного Суда Президенту Республики Беларусь и палатам Парламента Республики Беларусь о состоянии конституционной законности в Республике Беларусь в 2002 и 2007 годах структурно были построены на анализе принятых решений именно через призму правовых, в том числе конституционных, принципов.

При рассмотрении вопроса о конституционных принципах важно иметь в виду, что помимо прямо сформулированных в Конституции существуют также принципы, непосредственно выводимые из ее текста.

Например, в Конституции Республики Беларусь нет нормы, аналогичной части первой ст. 15 Конституции Российской Федерации (о том, что Конституция имеет прямое действие), однако вывод о прямом действии Конституции Республики Беларусь вытекает из анализа ст. 112 и 137 Основного Закона нашей страны.

Общеизвестно, что Конституция представляет собой юридическую базу уголовного законодательства. Причем в последние годы в юридической литературе все больше утверждается мнение о том, что Конституция – это не только материальный источник уголовно-правовых норм (имеющий ценностно-ориентирующий характер), то есть предопределяющий появление тех или иных норм лишь в качестве исходной, отправной точки, но и формально-юридический (обязывающий) источник соответствующих норм Уголовного кодекса, поскольку они являются прямым продолжением некоторых конституционных предписаний охранительного характера [1].

Необходимо отметить, что многие конституционные принципы воспроизведены в Уголовном кодексе Республики Беларусь (далее – УК). Это установленные в Конституции принципы законности (ст. 1), равенства всех перед законом (ст. 14, 22), личной виновной ответственности (ст. 26), неприменения обратной силы закона (ст. 104) и некоторые другие.

Расположение глав и разделов в УК 1999 года соответствует иерархии конституционных ценностей, характерной для демократического правового государства, которая закреплена в разделе II «Личность, общество, государство» Основного Закона. В свою очередь, УК открывается разделами «Преступления против мира, безопасности человечества и военные преступления» и «Преступления против человека». (Напомним, что Особенная часть УК 1960 года начиналась с главы 6 «Государственные преступления», то есть приоритеты уголовно-правовой охраны были несколько иные.)

Положения ст. 8 Конституции о том, что Республика Беларусь признает приоритет общепризнанных принципов международного права и обеспечивает соответствие им законодательства, также имеют непреходящее значение, поскольку все взятые на себя обязательства (в том числе в сфере противодействия международным преступлениям) Республика Беларусь добросовестно выполняет и обеспечивает их имплементацию в национальное законодательство.

Более того, в части 3 ст. 1 УК сформулировано принципиально важное положение, согласно которому Уголовный кодекс Республики Беларусь основывается на Конституции Республики Беларусь и общепризнанных принципах и нормах международного права.

В Конституции содержатся и предписания уголовно-правового характера, поскольку они фактически определяют содержание соответствующих норм УК.

Причем в одних случаях – это просто упоминание в Конституции уголовно-правовых институтов, например амнистии (п. 2 части первой ст. 97) и помилования (п. 19 ст. 84).

В других случаях – это формулирование основных элементов норм Общей части УК. Например, положение, содержащееся в части третьей ст. 10 Конституции, в соответствии с которым гражданин Республики Беларусь не может быть выдан иностранному государству, если иное не предусмотрено международными договорами Республики Беларусь, дословно воспроизведено в части 1 ст. 7 УК; предписанию части третьей ст. 24 Конституции о возможности применения смертной казни как исключительной меры наказания до ее отмены полностью корреспондирует ст. 59 УК.

И, наконец, в остальных случаях – это конституционные нормы-правила, определяющие структуру конкретных норм Особенной части УК и содержащие их основные признаки. Например, положение части третьей ст. 5 Конституции, которое запрещает создание и деятельность политических партий, а равно других общественных объединений, имеющих целью насильственное изменение конституционного строя либо ведущих пропаганду войны, социальной, национальной, религиозной и расовой вражды, закреплено в ст. 123, 130, 357, 361 УК; норма ст. 12 Конституции, провозглашающая, что Республика Беларусь может предоставлять право убежища лицам, преследуемым в других государствах за политические, религиозные убеждения или национальную принадлежность, получила уголовно-правовое преломление в примечании к действующей редакции ст. 371 УК (незаконное пересечение Государственной границы Республики Беларусь)*, содержащем существенную оговорку о том, что действие этой статьи не распространяется на случаи прибытия в Республику Беларусь с нарушением правил пересечения Государственной границы иностранных граждан и лиц без гражданства для использования права политического убежища в соответствии с Конституцией Республики Беларусь; требование части третьей ст. 16 Конституции, содержащее запрет деятельности религиозных организаций, их органов и представителей, которая направлена против суверенитета Республики Беларусь, ее конституционного строя и гражданского согласия либо сопряжена с нарушением прав и свобод граждан, а также препятствует исполнению гражданами их государственных, общественных, семейных обязанностей или наносит вред их здоровью и нравственности, реализовано в ст. 193, 1931, 361 УК; правило ст. 27 Конституции, в силу которого не допускается принуждение к даче показаний и объяснений против самого себя, членов своей семьи, близких родственников, нашло выражение в примечании к ст. 402 УК.

______________________________

*С 3 июля 2009 г. вступила в силу новая редакция примечания к этой статье.

Кроме того, глава 23 УК (ст. 190–204) содержит составы преступлений, предусматривающие ответственность за общественно опасные деяния именно против конституционных прав и свобод человека и гражданина.

В целом все нормы УК основываются на положении части первой ст. 23 Конституции о том, что ограничение прав и свобод личности допускается только в случаях, предусмотренных законом, в интересах национальной безопасности, общественного порядка, защиты нравственности, здоровья населения, прав и свобод других лиц.

По сути, это те же объекты уголовно-правовой охраны, о которых идет речь в ст. 2 УК «Задачи Уголовного кодекса».

В рамках исследуемой темы особый интерес представляет проблема бланкетности. Как известно, для уяснения смысла некоторых норм УК приходится обращаться к отдельным подзаконным актам, в которых конкретизируется содержание уголовно-правовой диспозиции. Это так называемая нисходящая бланкетность.

Кроме того, в литературе выделяют разновидность бланкетности, которая называется восходящей, поскольку требует обращения к Основному Закону. Так, в части второй ст. 3 Конституции содержится охранительная норма, согласно которой любые действия по изменению конституционного строя и достижению государственной власти насильственными методами, а также путем иного нарушения законов Республики Беларусь наказываются согласно закону. Для реализации этого конституционного императива в ст. 357 УК предусмотрена ответственность за заговор или иные действия, совершенные с целью захвата или удержания государственной власти неконституционным путем, а в ст. 361 УК – за публичные призывы к захвату государственной власти или насильственному изменению конституционного строя Республики Беларусь.

Для того чтобы точно установить все признаки указанных преступлений, необходимо обратиться к соответствующим разделам и главам Конституции, где излагаются основы конституционного строя Республики Беларусь, ее избирательной системы, порядок избрания (назначения) высших должностных лиц государства, включая Президента, а также депутатов, членов Совета Республики, других представителей власти.

Еще один пример, иллюстрирующий вышесказанное. Согласно части третьей ст. 79 Конституции Президент Республики Беларусь обладает неприкосновенностью, его честь и достоинство охраняются законом. Данное конституционное предписание нашло дальнейшее правовое развитие в ст. 367 УК (клевета в отношении Президента Республики Беларусь) и ст. 368 УК (оскорбление Президента Республики Беларусь). Учитывая, что правовой статус Президента Республики Беларусь закреплен в первую очередь в Конституции, мы вновь имеем дело с восходящей бланкетностью.

Таким образом, конституционные принципы и нормы буквально пронизывают всю ткань УК и определяют его правовой облик.

За 15 лет деятельности Конституционного Суда нормы уголовного законодательства нередко становились предметом его проверки. При этом Суд не только исходил из безусловного приоритета конституционных принципов и норм, что вытекает из смысла ст. 137 Конституции, но и руководствовался закрепленным в ст. 7 Конституции принципом верховенства права, эффективная реализация которого предполагает обязательность приведения нормативных правовых актов в единую систему путем их взаимного согласования.

Среди наиболее значимых заключений Конституционного Суда, касающихся уголовно-правовой проблематики, можно указать следующие:

от 19 декабря 1994 г. № З-10/94 «О соответствии Конституции примечания к статье 177 Уголовного кодекса Республики Беларусь» и от 25 марта 1999 г. № З-77/99 «О толковании Заключения Конституционного Суда Республики Беларусь от 19 декабря 1994 г. «О соответствии Конституции примечания к статье 177 Уголовного кодекса Республики Беларусь»;

от 12 ноября 2001 г. № З-129/2001 «О соответствии Конституции положения пункта 3 части четвертой статьи 4 Уголовного кодекса Республики Беларусь и основанной на нем практики применения понятия должностного лица по признаку совершения юридически значимых действий»;

от 28 ноября 2001 г. № З-132/2001 «О соответствии Конституции положений пунктов 20 и 21 постановления Пленума Верховного Суда Республики Беларусь от 10 апреля 1992 г. № 1 «О судебной практике по делам о взяточничестве»;

от 11 марта 2004 г. № З-171/2004 «О соответствии Конституции Республики Беларусь и международным договорам Республики Беларусь положений Уголовного кодекса Республики Беларусь, предусматривающих применение в качестве наказания смертной казни» и некоторые другие.

Необходимо отметить, что значительная часть решений Конституционного Суда посвящена вопросам применения актов амнистии. Принятие этих решений было обусловлено несовершенством некоторых норм периодически принимаемых в республике законов об амнистии, а также неоднозначным пониманием их правоприменяющими органами, что явилось причиной нарушения права на амнистию отдельных категорий осужденных. Так, законами об амнистии традиционно предусматривалось сокращение срока лишения свободы на один год только тем осужденным, приговоры в отношении которых вступили в законную силу на день вступления в силу закона об амнистии. Такое положение было закреплено и в Законе об амнистии от 14 июля 2000 г.

В решении от 17 ноября 2000 г. № Р-104/2000 «О праве на амнистию осужденных, в отношении которых приговоры не вступили в законную силу в связи с их кассационным обжалованием (опротестованием)» Конституционный Суд предложил Национальному собранию Республики Беларусь распространить действие законов об амнистии на осужденных, в отношении которых приговоры не вступили в законную силу по причине того, что кассационные жалобы (протесты) по их делам не рассматривались в течение длительного времени по обстоятельствам, не зависящим от осужденных.

Вскоре Конституционный Суд вновь вернулся к рассмотрению данного вопроса и ранее выработанный подход к применению акта амнистии получил дальнейшее развитие. В решении Конституционного Суда Республики Беларусь от 11 января 2002 г. № Р-135/2002 «О праве на амнистию осужденных, в отношении которых вступившие в законную силу приговоры пересматривались в порядке надзора» была сформулирована правовая позиция о том, что лица, в отношении которых вынесенные приговоры вступили в законную силу на день вступления в силу закона об амнистии, имеют право на амнистию и в тех случаях, когда впоследствии проводится проверка данных приговоров в порядке надзора. В связи с этим Национальному собранию было предложено при принятии законов об амнистии предусматривать их распространение и на лиц, совершивших преступления до введения в действие указанных законов, но приговоры в отношении которых не вступили в законную силу на день вступления в силу законов об амнистии.

Начиная с Закона об амнистии от 15 июля 2002 г. и в последующих аналогичных актах данная правовая позиция Конституционного Суда получила нормативное закрепление.

Тем не менее через некоторое время Конституционный Суд был вынужден вновь вернуться к этой проблеме, поскольку продолжали поступать жалобы осужденных на неприменение к ним амнистии в виде сокращения срока отбывания назначенного наказания на один год в тех случаях, когда приговоры в отношении их были вынесены до принятия закона об амнистии либо в период его исполнения, а затем отменялись в надзорном порядке и новые приговоры постановлялись после истечения срока, отведенного на исполнение закона об амнистии. В решении от 24 июня 2005 г. № Р-186/2005 «О предложениях по применению норм законодательства об амнистии» Конституционный Суд предложил Верховному Суду Республики Беларусь и Прокуратуре Республики Беларусь обеспечить единообразную практику применения законов об амнистии, в соответствии с которыми лица, совершившие преступления до вступления в силу закона об амнистии и осужденные до вступления его в законную силу или в период его исполнения, имеют право на сокращение срока наказания на один год независимо от того, что вынесенные в отношении их приговоры в последующем отменялись, а новые приговоры были постановлены по истечении срока исполнения закона об амнистии, так как эти лица уже приобрели по закону право на амнистию.

Нередко в решениях Конституционного Суда рассматривались вопросы, связанные с применением обратной силы законов.

Так, в решении от 5 октября 2001 г. № Р-128/2001 «О применении правила обратной силы более мягкого закона к лицам, признанным до 1 января 2001 г. особо опасными рецидивистами» Конституционный Суд отметил, что приговоры в отношении лиц, признанных по УК 1960 года особо опасными рецидивистами, должны пересматриваться с учетом правила обратной силы уголовного закона не только в случаях, когда действия виновного квалифицировались как совершенные особо опасным рецидивистом, но и во всех иных случаях, если ранее совершенные ими преступления по действующему УК 1999 года не образуют особо опасного рецидива.

В решении от 21 октября 2003 г. № Р-160/2003 «Об основаниях пересмотра приговоров в соответствии с правилом об обратной силе уголовного закона» Конституционный Суд, исходя из сущности и универсального характера правила об обратной силе закона, закрепленного как в Конституции Республики Беларусь, так и в международно-правовых актах, признал, что правило об обратной силе более мягкого уголовного закона должно распространяться на все случаи смягчения новым законом ответственности лица, совершившего преступление, в том числе и на случаи, когда снижается минимальный предел наказания, назначенного по ранее действовавшему закону, либо иным образом изменяется санкция соответствующей статьи УК в сторону смягчения наказуемости деяния.

Предметом рассмотрения на уровне решений Конституционного Суда были и другие вопросы уголовного законодательства. Например, 12 ноября 2002 г. Конституционным Судом принято решение № Р-151/2002 «Об определении понятия «доход» для целей квалификации незаконной предпринимательской деятельности при привлечении к уголовной ответственности». Ранее такое определение содержалось только в п. 6 постановления Пленума Верховного Суда Республики Беларусь от 28 июня 2001 г. № 6. Исходя из того, что единственным законом, регулирующим вопросы уголовной ответственности, является УК, Конституционный Суд предложил Национальному собранию определить это понятие непосредственно в данном Кодексе. Соответствующее дополнение в виде примечания к ст. 233 УК было внесено Законом Республики Беларусь от 4 января 2003 г.

Несомненный интерес представляет также решение Конституционного Суда от 4 октября 2006 г. № Р-196/2006 «О технических нормативных правовых актах», которое было принято в целях реализации содержащегося в части четвертой ст. 7 Конституции положения о том, что нормативные акты государственных органов публикуются или доводятся до всеобщего сведения иным предусмотренным законом способом. Учитывая, что многие нормы УК имеют бланкетный характер (в форме нисходящей бланкетности), особую значимость для квалификации некоторых преступлений приобретают такие технические нормативные правовые акты, как технические регламенты, государственные стандарты, санитарные нормы, правила и гигиенические нормативы, нормы и правила пожарной безопасности, а также другие подобные акты. В названном решении подчеркнуто, что технические нормативные правовые акты обязательны для исполнения гражданами и юридическими лицами. В силу этого граждане и юридические лица до введения в действие таких актов должны иметь возможность заблаговременно ознакомиться с их содержанием, поскольку в некоторых случаях нарушение норм указанных актов влечет юридическую ответственность, в том числе административную и уголовную. В целях совершенствования порядка доведения до сведения граждан и юридических лиц технических нормативных правовых актов, принимаемых республиканскими государственными органами и должностными лицами, Конституционным Судом было предложено Администрации Президента Республики Беларусь и Совету Министров Республики Беларусь рассмотреть вопрос об обеспечении единого комплексного подхода к определению порядка принятия, опубликования или доведения до сведения граждан и юридических лиц иным способом технических нормативных правовых актов. Во исполнение данного решения принят Указ Президента Республики Беларусь от 16 июля 2007 г. № 318 «О порядке доведения до всеобщего сведения технических нормативных правовых актов», а постановлением Совета Министров Республики Беларусь от 8 января 2008 г. № 16 «О Национальном фонде технических нормативных правовых актов» утверждены Положение о Национальном фонде технических нормативных правовых актов и Правила пользования Национальным фондом технических нормативных правовых актов.

Таким образом, следует констатировать, что заключения и иные решения Конституционного Суда, опирающиеся на конституционные принципы и нормы, оказывают существенное влияние на совершенствование уголовного законодательства и практики его применения.

Список источников

1. Ображиев, К.В. Уголовно-правовое значение Конституции России / К.В.Ображиев // «Черные дыры» в российском законодательстве. – 2008. – № 1. – С. 207–209.