− 
 − 

УДК 343.268

ПРОБЛЕМНЫЕ ВОПРОСЫ НАЗНАЧЕНИЯ ПРИНУДИТЕЛЬНЫХ МЕР БЕЗОПАСНОСТИ И ЛЕЧЕНИЯ

ЧАЙКИН С.Н.,
начальник отдела тылового обеспечения исправительного учреждения «Исправительная колония № 8» УДИН МВД Республики Беларусь по Витебской области

 

На основе анализа источников уголовно-исполнительного законодательства выявляется отсутствие законодательного определения порядка назначения принудительных мер безопасности и лечения в отношении лиц, заболевших психическими заболеваниями во время отбывания наказания, и иных мер уголовной ответственности. Обосновывается необходимость внесения в статьи 106 и 107 Уголовного кодекса Республики Беларусь и статью 16 Уголовно-исполнительного кодекса Республики Беларусь изменений, обеспечивающих назначение принудительных мер безопасности и лечения в отношении указанной категории лиц.

 

According to analyses of sources of criminal executive law there is deficiency of indication in application to this ground when imposing measures of compulsion to socially dangerous people fallen ill with mental disease during the service of sentence and other measures of criminal responsibility. There is necessity to introduce into articles 106 and 107 of the Criminal Code of the Republic of Belarus and article 16 of the Criminal Executive Code of the Republic of Belarus alterations providing with measures of compulsion of safety and medical cure in relation to socially dangerous people fallen ill with mental disease after committing a crime.

 

Необходимость обеспечения безопасности общества от общественно опасных деяний лиц, страдающих психическими заболеваниями, обусловила законодательное определение принудительных мер безопасности и лечения в отдельном разделе Уголовного кодекса Республики Беларусь 1999 года (далее – УК) в качестве самостоятельного правового института, а также обусловила определение целей и оснований их применения. Вместе с тем не менее важным является вопрос о том, определен ли действующими правовыми актами, основными из которых являются УК, а также Уголовно-процессуальный и Уголовно-исполнительный кодексы Республики Беларусь (далее – УПК и УИК), порядок назначения указанных мер.

В соответствии с содержанием главы 14 УК психические состояния, при наличии которых возможно назначение принудительных мер безопасности и лечения, можно разделить на две группы: состояния, при которых психические заболевания связаны с наступлением уголовно-правовых последствий (совершением деяния, предусмотренного УК, либо освобождением от наказания), и психические состояния, с наступлением уголовно-правовых последствий не связанные. К первой группе можно отнести состояния невменяемости, уменьшенной вменяемости, психическое расстройство (заболевание), лишающее возможности после совершения преступления сознавать значение своих действий или руководить ими, а также имеющиеся на момент совершения преступления заболевания хроническим алкоголизмом, наркоманией либо токсикоманией. Ко второй группе можно отнести психическое расстройство (заболевание), не полностью лишающее после совершения преступления возможности сознавать значение своих действий или руководить ими, и заболевания после совершения преступления хроническим алкоголизмом, наркоманией либо токсикоманией.

Специфика назначения принудительного лечения в отношении лиц, психическое состояние которых относится к первой группе, заключается в регламентации этого процесса особым правовым актом – УПК. Так, установление указанных психических состояний и психических заболеваний осуществляется в соответствии со статьями 33, 34, 36, 37, 228 УПК, которыми предусмотрено, что если психическое состояние подозреваемых (обвиняемых) дает основания сомневаться в их вменяемости, то по постановлению прокурора, органа дознания, следователя либо определению суда проводится судебно-психиатрическая экспертиза. В отношении лиц, страдающих хроническим алкоголизмом, наркоманией либо токсикоманией, в соответствии со ст. 107 УК принудительное лечение назначается на основании медицинского заключения. Однако в соответствии с Положением о порядке признания лица больным хроническим алкоголизмом, наркоманией или токсикоманией, утвержденным постановлением Министерства здравоохранения Республики Беларусь от 10 июля 2002 г. № 53, в отношении указанных лиц проводится судебно-наркологическая экспертиза [6, с. 2]. Обязательность проведения экспертизы обеспечивается статьей 61 УПК, в соответствии с которой эксперт обязан дать обоснованное и объективное заключение по поставленным перед ним вопросам. Об ответственности за неисполнение без уважительных причин своих процессуальных обязанностей, а также об уголовной ответственности за отказ либо уклонение без уважительных причин от исполнения возложенных на них обязанностей экспертов перед проведением экспертизы во исполнение требований статьи 230 УПК предупреждает руководитель экспертного учреждения. В соответствии с Инструкцией о порядке производства судебно-психиатрической экспертизы в Республике Беларусь, утвержденной приказом Главного государственного судебно-медицинского эксперта Республики Беларусь от 31 июля 2002 г. № 56, судебно-психиатрическая экспертиза проводится судебно-психиатрическими экспертными подразделениями Государственной службы медицинских судебных экспертиз. В заключении судебно-психиатрической экспертизы оценивается психическое состояние подэкспертного как в момент совершения общественно опасного деяния, так и в период экспертизы, определяется диагноз психического заболевания и виды принудительных мер безопасности и лечения, которые можно к нему применить [1, с. 2]. После получения судом заключения судебно-психиатрической (судебно-наркологической) экспертизы и других материалов, имеющих значение для назначения принудительных мер безопасности и лечения, суд для назначения принудительных мер безопасности и лечения в отношении невменяемых либо уменьшено вменяемых в ходе судебного разбирательства устанавливает факт совершения лицом, страдающим психическим заболеванием, общественно опасного деяния (либо преступления). После доказанности этих фактов суд устанавливает причинную связь между психическим состоянием лица и инкриминируемым ему деянием, то есть наличие состояния невменяемости либо уменьшенной вменяемости, а также определяет степень общественной опасности лица. Для назначения принудительного лечения в отношении лиц, заболевших психической болезнью после совершения преступления, но до постановления приговора, суду, кроме установления факта совершения указанными лицами преступлений, необходимо установить, что имеющееся у лица психическое заболевание является не временным расстройством душевной деятельности, а представляет собой заболевание, принявшее тяжелый и необратимый характер, при котором назначение наказания невозможно. При доказанности наличия указанных обстоятельств суд выносит решение о назначении лицам, страдающим психическими заболеваниями, принудительных мер безопасности и лечения.

Однако, если в отношении лиц, являющихся участниками уголовного процесса, органы и учреждения, назначающие и проводящие судебно-психиатрическую (судебно-наркологическую) экспертизу, указаны и предусмотрены правовые гарантии проведения экспертиз, то в отношении остальных субъектов применения принудительных мер безопасности и лечения эти вопросы действующим законодательством не определены. Так, в статье 16 УИК указано, что если во время отбывания наказания и иных мер уголовной ответственности будет установлено, что осужденный является психически больным, признан уменьшено вменяемым либо страдает хроническим алкоголизмом, наркоманией, токсикоманией, орган или учреждение, исполняющее меры уголовно-правового воздействия, направляет в суд представление о назначении такому осужденному принудительных мер безопасности и лечения. Однако процедура, в ходе которой устанавливается наличие у лица психического заболевания, а также учреждения, назначающие эту процедуру и устанавливающие наличие психических заболеваний, указанной статьей не определяются.

Определяя процедуру принудительного установления факта заболевания лиц, отбывающих наказание, либо иных мер уголовной ответственности психическим заболеванием, лишающим их возможности сознавать значение своих действий или руководить ими, необходимо отметить, что законодательством об оказании психиатрической помощи предусмотрено два вида таких осмотров – психиатрическое освидетельствование и судебно-психиатрическая экспертиза. Признаки, характеризующие психическое состояние рассматриваемой категории лиц (например, их непосредственная опасность для себя или окружающих либо их беспомощность), допускают возможность назначения и проведения в их отношении принудительного психиатрического освидетельствования. Однако психическое состояние указанных лиц является причиной возникновения специфических правовых последствий – невозможности отбывания наказания, а Законом «О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании» (далее – Закон «О психиатрической помощи») проведение принудительного освидетельствования предусмотрено только для определения, страдает ли лицо психическим заболеванием и нуждается ли оно в психиатрической помощи [4, с. 1]. Вынесение заключения о возможности осужденных отбывать наказание и соответственно о необходимости назначения в их отношении принудительных мер безопасности и лечения указанным законом не предусмотрено. Вместе с тем в соответствии с Методическими указаниями по составлению заключения судебно-психиатрической экспертизы, утвержденными приказом Главного государственного судебно-медицинского эксперта Республики Беларусь от 31 июля 2002 г. № 56, выяснение возможности осужденного, страдающего психическими заболеваниями, отбывать наказание входит в компетенцию судебно-психиатрических экспертных подразделений Государственной службы медицинских судебных экспертиз и устанавливается в ходе судебно-психиатрической экспертизы [5, с. 1]. Если лицо, совершившее преступление, осуждено к наказаниям в виде лишения свободы, ареста, пожизненного заключения, то в соответствии с Инструкцией по медицинскому обеспечению лиц, содержащихся в учреждениях уголовно-исполнительной системы Министерства внутренних дел Республики Беларусь, утвержденной постановлением Министерства внутренних дел Республики Беларусь и Министерства здравоохранения Республики Беларусь от 27 августа 2003 г. № 202/39, после определения врачом-психиатром медицинской части учреждения, исполняющего наказание, факта наличия у осужденного психического заболевания, отделом стационарных судебно-психиатрических экспертиз лиц со строгим наблюдением Государственной службы медицинских судебных экспертиз проводится судебно-психиатрическая экспертиза для решения вопроса об освобождении осужденного от наказания [2, с. 79].

Однако на стадии назначения судебно-психиатрической экспертизы возникает проблема правовой гарантии ее проведения. Инструкцией о производстве судебно-психиатрической экспертизы в Республике Беларусь, утвержденной приказом Главного государственного судебно-медицинского эксперта Республики Беларусь от 31 июля 2002 г. № 56, предусмотрена возможность проведения такой экспертизы. Однако ни в УИК, ни в рассмотренных выше Инструкциях не указано на обязанность Государственной службы медицинских судебных экспертиз проведения экспертизы. Статьей 37 УПК обязанность эксперта дать обоснованное заключение по поставленным перед ним вопросам предусмотрена только в случае его участия в уголовном процессе по постановлению органов уголовного преследования и суда. При этих же условиях предусмотрена ответственность за отказ или уклонение без уважительной причины от проведения экспертизы. В иных случаях ее проведение является правом, но не обязанностью Государственной экспертной службы, что на практике приводит к отказам подразделений этой службы в проведении судебно-психиатрических экспертиз. Таким образом, в соответствии с действующим законодательством гарантия проведения экспертизы в отношении лиц, заболевших во время отбывания наказания, возможна только после приобретения как указанным лицом, так и учреждением, исполняющим наказание, правового статуса участников уголовного процесса, то есть только после совершения лицом, заболевшим психическим заболеванием, нового преступления или общественно опасного деяния. В итоге законодательством не обеспечивается достижение одной из целей принудительных мер безопасности и лечения – предупреждения совершения новых преступлений либо общественно опасных деяний.

Не определен законодательно вопрос и о назначении и проведении судебно-психиатрической экспертизы в отношении рассматриваемой категории лиц, осужденных к наказаниям, не связанным с лишением свободы, либо иным мерам уголовной ответственности. Инструкцией о производстве судебно-психиатрической экспертизы в Республике Беларусь возможность проведения такой экспертизы и соответственно возможность вынесения заключения о невозможности дальнейшего отбывания наказания предусмотрена только в отношении лиц, осужденных к лишению свободы. В соответствии со статьей 14 УИК наказание в виде исправительных работ и контроль за осужденными с отсрочкой исполнения приговора либо с условным неприменением наказания осуществляется уголовно-исполнительными инспекциями по месту жительства осужденных. Порядок работы этого органа определяется Инструкцией по организации работы уголовно-исполнительных инспекций, утвержденной постановлением Министерства внутренних дел Республики Беларусь от 30 ноября 2000 г. № 211. Однако указанной Инструкцией органы и учреждения, как назначающие, так и проводящие экспертизы, не определены. Отсутствие правовой регламентации назначения принудительных мер безопасности и лечения и правовых гарантий их назначения в отношении лиц, заболевших после совершения преступления психическими заболеваниями, лишающими их возможности сознавать значение своих действий или руководить ими, неоказание этим лицам психиатрической помощи может привести к нарастанию тяжести психических заболеваний и в конечном итоге – к возникновению высокой вероятности совершения ими новых общественно опасных деяний либо преступлений. Указанная проблема еще более актуальна в связи с тем, что в рамках назначения мер недобровольной психиатрической помощи принудительное лечение в отношении рассматриваемой категории лиц осуществляться не может.

В отличие от назначения принудительных мер безопасности и лечения лицам, психическое заболевание которых обусловило наступление уголовно-правовых последствий, особого порядка назначения принудительного лечения лицам, частично утратившим возможность сознавать значение своих действий либо руководить ими, а также заболевшим хроническим алкоголизмом, наркоманией либо токсикоманией после совершения преступления, законодательством не предусмотрено. Инструкцией по медицинскому обеспечению лиц, содержащихся в учреждениях УИС, определено, что при выявлении в учреждении лиц, страдающих хроническим алкоголизмом, наркоманией либо токсикоманией, им предлагается пройти курс лечения в добровольном порядке. При отказе осужденного от лечения комиссией учреждения выносится заключение о необходимости назначения им принудительных мер безопасности и лечения, после чего заключение направляется в суд. Однако осуществление указанных действий Инструкцией предусмотрено только в отношении осужденных, которым наряду с наказанием уже назначались указанные принудительные меры и которыми после прекращения в их отношении принудительного лечения был допущен алкогольный срыв (или повторное употребление наркотических средств) [2, с. 80]. В данном случае законодательно определено не назначение принудительных мер безопасности и лечения лицу, у которого хронический алкоголизм, наркомания, токсикомания выявлены впервые, а продление лечения, ранее уже назначавшегося указанным лицам, наряду с назначением наказания.

Этой же Инструкцией направление психически больных, осужденных к аресту, лишению свободы либо пожизненному заключению, на судебно-психиатрическую экспертизу предусмотрено только при решении вопроса об освобождении осужденных от отбывания наказания в связи с наличием у них хронического психического заболевания (то есть такого заболевания, при котором лицо полностью лишено возможности сознавать значение своих действий или руководить ими). Направление же на экспертизу лиц, лишенных этой возможности не в полной мере, рассматриваемой Инструкцией не предусмотрено. Также в соответствии с Инструкцией о производстве судебно-психиатрической экспертизы такая экспертиза проводится для установления необходимости применения принудительных мер безопасности и лечения только к лицам, заболевшим после совершения преступления душевной болезнью, полностью лишающей их возможности сознавать значение своих действий или руководить ими. Проведение экспертизы в отношении иных категорий лиц указанной Инструкцией не предусмотрено. Определение органа либо учреждения, назначающего и исполняющего процедуру установления психических заболеваний у осужденных к наказаниям, не связанным с лишением свободы, в Инструкции по организации работы уголовно-исполнительных инспекций также отсутствует.

Однако, в отличие от лиц, психические заболевания которых связаны с наступлением уголовно-правовых последствий, принудительное лечение рассматриваемой группы лиц можно осуществлять не только в ходе исполнения принудительных мер безопасности и лечения, но и в ходе реализации мер недобровольной психиатрической помощи, осуществляемой на общих основаниях в отношении лиц, преступлений не совершавших. В соответствии с Инструкцией по медицинскому обеспечению лиц, содержащихся в учреждениях УИС, наличие у осужденных психических заболеваний осуществляется врачами-психиатрами медицинских частей учреждений, исполняющих наказание, после чего в отношении указанных лиц осуществляется принудительное диспансерное наблюдение в соответствии с Законом «О психиатрической помощи». На основании этого же закона в отношении лиц, не полностью утративших возможность сознавать значение своих действий или руководить ими, осужденных к иным наказаниям и мерам уголовной ответственности, установление диагноза и оказание психиатрической помощи осуществляется представителями территориального специализированного лечебно-профилактического учреждения [4, с. 9].

На общих основаниях с лицами, к уголовной ответственности не привлекавшимися, осуществляется оказание психиатрической помощи лицам, у которых после совершения преступления было выявлено заболевание хроническим алкоголизмом, наркоманией либо токсикоманией. В случае, если злоупотребление алкоголем или наркотическими средствами обуславливает непосредственную опасность этих лиц для себя либо окружающих (например, в случаях острых интоксикационных психозов), врачами-психиатрами территориальных специализированных лечебно-профилактических учреждений в соответствии с Законом «О психиатрической помощи» осуществляется принудительное освидетельствование и постановка их на диспансерный учет [4, с. 7]. Если психическое заболевание таких последствий не обуславливает, то в соответствии с Положением о порядке признания лица больным хроническим алкоголизмом, наркоманией или токсикоманией наркологическое освидетельствование для установления диагноза зависимости от алкоголя или наркотических веществ в отношении таких лиц осуществляется врачом-психиатром либо при оказании медицинской помощи, связанной с употреблением алкоголя или наркотических веществ, либо по мотивированным направлениям правоохранительных органов [6, с. 3]. Если же указанные лица в состоянии алкогольного опьянения либо в состоянии, вызванном потреблением наркотических средств, совершают административные правонарушения, за что три и более раза в течение года привлекаются к административной ответственности, то их освидетельствование осуществляется в соответствии с Законом Республики Беларусь от 4 января 2010 года «О порядке и условиях направления граждан в лечебно-трудовые профилактории и условиях нахождения в них» на основании постановления начальника органа внутренних дел или его заместителя, после чего при установлении наличия у освидетельствуемых хронического алкоголизма либо наркомании направляются судом в лечебно-трудовой профилакторий [3, с. 1].

Таким образом, порядок назначения принудительных мер безопасности и лечения в отношении лиц, психическое состояние которых связано с наступлением уголовно-правовых последствий, в полной мере определен в отношении лиц, являющихся участниками уголовного процесса. В отношении лиц, заболевших во время отбывания наказания в виде лишения свободы, ареста, пожизненного заключения психической болезнью, лишающей их возможности сознавать значение своих действий или руководить ими, законодательно не установлены правовые гарантии проведения судебно-психиатрической экспертизы, а в отношении указанных лиц, осужденных к иным наказаниям и мерам уголовной ответственности, законодательно не определены также органы, назначающие и проводящие экспертизы. В отношении лиц, психическое состояние которых с наступлением уголовно-правовых последствий не связано, действующим законодательством не определено ни назначение, ни проведение процедуры установления психического заболевания.

Решением данной проблемы может быть внесение в УК и УИК изменений, которые обеспечат либо назначение принудительных мер безопасности и лечения в отношении всех категорий субъектов применения принудительного лечения, либо исключение лиц, психическое состояние которых с наступлением уголовно-правовых последствий не связано, из перечня субъектов назначения принудительного лечения. В связи с тем, что назначение принудительного лечения лицам, психическое состояние которых связано с наступлением уголовно-правовых последствий, возможно только в рамках принудительных мер безопасности и лечения, в статье 16 УИК необходимо определить подразделения Государственной экспертной службы в качестве органа, осуществляющего производство судебно-психиатрической экспертизы, и установить обязанность ее проведения в отношении лица, заболевшего после совершения преступления психическим заболеванием, в связи с которым оно лишается способности сознавать значение своих действий или руководить ими, а также установить обязанность назначения экспертиз в отношении указанных осужденных уголовно-исполнительными инспекциями.

Напротив, лицам, психическое состояние которых с наступлением уголовно-правовых последствий не связано – заболевшим после постановления приговора психическим заболеванием (расстройством), не полностью лишающим их возможности сознавать значение своих действий или руководить ими, либо заболевшим хроническим алкоголизмом, наркоманией и токсикоманией, оказание психиатрической помощи осуществляется наряду с лицами, преступлений не совершавшими. Учитывая, что указанные психические состояния как на совершение преступления, так и на способность лица к отбыванию наказания никакого влияния не оказывают, представляется возможным исключить их из перечня психических состояний, указанных в статьях 101, 106 и 107 УК, при которых назначаются принудительные меры безопасности и лечения. Предлагаемая редакция УК позволит назначать принудительные меры безопасности и лечения в отношении лиц, действительно нуждающихся в применении этих мер, и повысит эффективность достижения цели принудительных мер безопасности и лечения – предупреждения совершения психически больными новых преступлений либо общественно опасных деяний.

 

ЛИТЕРАТУРА

 

1. Инструкция о порядке производства судебно-психиатрической экспертизы в Республике Беларусь: утв. Приказом Глав. гос. судеб.-мед. эксперта Респ. Беларусь от 31 июля 2002 г. № 56 // КонсультантПлюс: Беларусь. Технология 3000 [Электронный ресурс] / ООО «ЮрСпектр», Нац. центр правовой информ. Респ. Беларусь. – Минск, 2010.

2. Инструкция по медицинскому обеспечению лиц, содержащихся в учреждениях уголовно-исполнительной системы МВД Республики Беларусь: утв. постановлением М-ва здравоохранения Респ. Беларусь и М-ва внутр. дел Респ. Беларусь от 27 авг. 2003 г. № 202/39 // КонсультантПлюс: Беларусь. Технология 3000 [Электронный ресурс] / ООО «ЮрСпектр», Нац. центр правовой информ. Респ. Беларусь. – Минск, 2010.

3. О порядке и условиях направления граждан в лечебно-трудовые профилактории и условиях нахождения в них: Закон Респ. Беларусь, 4 янв. 2010 г., № 104-З // КонсультантПлюс: Беларусь. Технология 3000 [Электронный ресурс] / ООО «ЮрСпектр», Нац. центр правовой информ. Респ. Беларусь. – Минск, 2010.

4. О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании: Закон Респ. Беларусь, 1 июля 1999 г., № 274-З // КонсультантПлюс: Беларусь. Технология 3000 [Электронный ресурс] / ООО «ЮрСпектр», Нац. центр правовой информ. Респ. Беларусь. – Минск, 2010.

5. Методические указания по составлению заключения судебно-психиатрической экспертизы: утв. Приказом Глав. гос. судеб.-мед. эксперта Респ. Беларусь от 31 июля 2002 г. № 56 // КонсультантПлюс: Беларусь. Технология 3000 [Электронный ресурс] / ООО «ЮрСпектр», Нац. центр правовой информ. Респ. Беларусь. – Минск, 2010.

6. Положение о порядке признания лица больным хроническим алкоголизмом, наркоманией или токсикоманией: утв. постановлением М-ва здравоохранения Респ. Беларусь от 10 июля 2002 г. № 53 // КонсультантПлюс: Беларусь. Технология 3000 [Электронный ресурс] / ООО «ЮрСпектр», Нац. центр правовой информ. Респ. Беларусь. – Минск, 2010.