− 
 − 

СУЩНОСТЬ ПРИНЦИПА «НОРМАЛИЗАЦИИ» ЕВРОПЕЙСКИХ ПЕНИТЕНЦИАРНЫХ ПРАВИЛ В ЧАСТИ РЕСОЦИАЛИЗАЦИИ ОСУЖДЕННЫХ К ЛИШЕНИЮ СВОБОДЫ

ESSENCE OF THE PRINCIPLE OF «NORMALIZATION» OF THE EUROPEAN PENITENTIARY REGULATIONS IN RESPECT OF RESOCIALIZATION OF PERSONS SENTENCED TO IMPRISONMENT

БУРЫЙ В.Е.,

заместитель начальника факультета милиции по учебной работе

Могилевского института Министерства внутренних дел Республики Беларусь,

кандидат юридических наук, подполковник милиции

 

С целью выполнения рекомендаций международных пенитенциарных актов в вопросе ресоциализации осужденных к лишению свободы в настоящее время назрела необходимость унифицировать национальное уголовно-исполнительное законодательство в этой части. Именно в этом смысле следует рассматривать рекомендации новых Европейских пенитенциарных правил (2006 год), в основу которых заложена реализация принципа «нормализации» в части ресоциализации осужденных к лишению свободы. Пересмотр пенитенциарных правил был вызван эволюционными изменениями в современном обществе, уголовной и уголовно-исполнительной политике европейских государств, в практике вынесения приговоров и деятельности пенитенциарных учреждений.

 

In order to implement the recommendations of international penitentiary acts in respect of resocialization of persons sentenced to imprisonment, now there is a need to unify the national penal legislation in this regard. And we should consider the recommendations of new European Prison Rules (2006) from this point of view. These recommendations provide the basis for the implementation of the principle of «normalization» in terms of resocialization of persons sentenced to imprisonment. Revision of the penitentiary rules was caused by evolutionary changes in modern society, in the criminal and penal policy of the European states, in sentencing practices and in the activities of prisons.

 

Вступление в Совет Европы новых членов, в большинстве своем стран Восточной Европы, обусловило принятие в 2006 году новых Европейских пенитенциарных правил (далее – ЕПП) с целью унификации национальных законодательств стран – участниц в этой специфической сфере общественных правоотношений [1]. Указанные государства к моменту принятия в Совет Европы имели тюремные системы, не отвечающие европейским стандартам, особенно в сфере ресоциализации и материально-бытового обеспечения осужденных к лишению свободы. В связи с этим перед Советом пенилогического сотрудничества Европейского Комитета по криминальным вопросам, разрабатывавшим новые пенитенциарные правила, стояла задача, с одной стороны, не снизить уровень международных требований к национальным тюремным системам, с другой стороны, побудить государства к их дальнейшей модернизации в единстве всех составляющих: уголовной и уголовно-исполнительной политики, законодательства и пенитенциарной практики.

Новые ЕПП являются важной правовой основой для законодательства Республики Беларусь и ее уголовной и уголовно-исполнительной политики в области ресоциализации, социальной адаптации, помощи, поддержки и защиты осужденных (прежде всего к лишению свободы), то есть всего того, что составляет суть исправительного процесса осужденных в местах лишения свободы (далее – МЛС).

Актуальным является определение статуса новых ЕПП. Традиционно они считаются рекомендательными нормами, однако базируются на общепризнанных международных стандартах обращения с заключенными (осужденными), которые имеют для государств-участниц общеобязательную силу. В связи с этим следует обратить внимание на ряд позиций ЕПП.

1. Прежде всего – это основополагающие принципы, закрепленные в части 1 ЕПП. Среди них следует отметить принцип «пропорциональности», которым следует руководствоваться при введении ограничений прав и свобод человека и гражданина. В новых ЕПП установлено, что ограничения, налагаемые на лиц, лишенных свободы, должны быть по возможности минимальными и соответствовать причинам, по которым они были применены. Непропорциональные ограничения в правах для достижения незначительной цели недопустимы.

2. В новых ЕПП провозглашен принцип о том, что за лицами, приговоренными к лишению свободы, сохраняются те права, которых они законно не были лишены при вынесении приговора. Этот принцип нашел отражение в гарантиях соблюдения политических прав.

3. Еще одним важным принципиальным положением является сопричастность общества к пенитенциарному процессу. ЕПП рекомендуют постоянно информировать общественность о целях пенитенциарной системы и о работе, проводимой персоналом исправительных учреждений (далее – ИУ), а также содействовать тому, чтобы граждане добровольно работали в пенитенциарных учреждениях, если это возможно.

4. Многие новеллы ЕПП связаны с реализацией концепции «сохранения личности» осужденных в МЛС.

Основное отличие этого рекомендательного международного нормативного правового акта, регулирующего уголовно-исполнительные правоотношения в том, что в правила были включены современные положения, апробированные в течение последних 20 лет в тюремных системах ведущих европейских стран, и во главу угла ресоциализации и социальной адаптации осужденных (прежде всего, к лишению свободы) была поставлена принципиально новая цель работы уголовно-исполнительной системы – возвращение человека в общество. Ранее провозглашавшаяся цель «исправление или перевоспитание» показала свою нежизнеспособность и малоэффективность ввиду как увеличения (или постоянно высокого) уровня рецидивной преступности, специфическим проявлением которого признается пенитенциарный рецидив, так и реальным качеством организации исправительного процесса в ИУ. Фактически международным сообществом было признано, что тюремная система не может далее существовать как «автономная» структура исключительно для кары и изоляции осужденных. Лица, отбывающие наказание в ИУ, должны восприниматься как неотъемлемая часть общества, находящаяся лишь во временной изоляции. Теперь достижение этой цели должно осуществляться в соответствии с принципом «нормализации».

Принцип «нормализации» признан естественным воплощением доктрины приоритета прав и свобод человека, а также здравого понимания, что никакое позитивное развитие личности не может быть достигнуто принуждением. Другими словами, в основе принципа «нормализации» заложено признание того факта, что никакой человек не может позитивно измениться и вернуться в общество, принимая принципы социального поведения без осознанного к этому стремления и работы над собой.

В этой связи всякое внешнее воздействие в процессе ресоциализации осужденного не только не состоятельно, но и в условиях тюремного социума вредно, поскольку формирует у осужденного приспособляемость, выражающуюся в формальном внешне поведенческом следовании всем требованиям администрации ИУ, которое скрывает его собственные реальные ценностные ориентации, установки, убеждения, стремления и т.д.

Единственно правильным подходом в сфере ресоциализации и социальной адаптации в ИУ является создание администрацией таких условий отбывания наказания, при которых осужденный имеет возможность выбирать те формы и мероприятия, которые его интересуют и могут помочь в собственном развитии. Если же лицо, отбывающее наказание, не хочет по каким-либо причинам участвовать в исправительном процессе, это решение не должно иметь для него никаких негативных последствий (будет отбывать наказание до конца срока).

По своему смыслу принцип «нормализации» фактически отражает представление об общественной справедливости и правилах социального общежития, поскольку в нем заложены необходимые условия для регулирования жизни людей в условиях свободы.

Как следствие вышеуказанного предлагаем изложить ст. 7 Уголовно-исполнительного кодекса Республики Беларусь (далее – УИК) в следующей редакции:

 

«Статья 7. Исправление и ресоциализация осужденных и их основные средства

 

1. Применение наказания и иных мер уголовной ответственности имеет целью исправление и ресоциализацию осужденных, предупреждение совершения новых преступлений как осужденными, так и другими лицами.

2. Исправление осужденных – это процесс положительных социально-правовых, нравственных и психолого-педагогических изменений в их личности, формирующих готовность вести правопослушный образ жизни.

3. Ресоциализация – это специально организованный процесс формирования у осужденных жизненной позиции и поведения, соответствующих конституционным нормам; сознательное восстановление их в социальном статусе полноправных членов общества посредством возвращения к самостоятельной самоуправляемой общепринятой социально-нормативной жизни в условиях свободы.

Необходимым условием ресоциализации является исправление осужденных.

4. Основными средствами достижения целей уголовной ответственности в процессе ее применения являются установленный порядок исполнения и отбывания наказания (режим) и иных мер уголовной ответственности, социально-воспитательная работа, общеобразовательное и профессиональное обучение, общественное влияние.

5. Средства исправления и ресоциализации осужденных применяются с учетом форм реализации уголовной ответственности, вида наказания, характера и степени общественной опасности, мотивов совершенного преступления, направленности личности, поведения в период отбывания наказания.» [2].

Следование правилу обеспечить «максимум того, что на свободе, кроме свободы» предполагает, что осужденный получает возможность сохранить все личные позитивные знания, умения, навыки и общественно полезные связи. Одновременно это дает лицу, отбывающему наказание, реальные шансы и возможность повысить интеллектуальный и духовно-нравственный уровень. При этом поощряется участие осужденных в планировании собственных индивидуальных программ коррекционной работы (пункт 103.3 ЕПП). Было бы также целесообразно имплантировать норму пункта 24.14 ЕПП в УИК, чтобы часть заработка осужденных откладывалась администрацией ИУ в счет фонда их личных сбережений, который предоставлялся бы им в момент освобождения или для других оправданных нужд (например, при поездке домой при чрезвычайных ситуациях). Полезно в раздел X УИК, регулирующий порядок освобождения осужденных из ИУ, включить норму о необходимости при плановом освобождении проводить медицинский осмотр всех освобождающихся с приложением соответствующей справки (пункты 31.7 и 40.1 ЕПП).

В конечном счете именно вышеуказанные условия предопределяют вероятность рецидива преступлений и показывают, готов ли осужденный вернуться в общество, стать полноценным гражданином и вести правопослушный образ жизни.

Практика показывает, что серьезные последствия на личность осужденного оказывают доведенные в ИУ до автоматизма привычки и режимные требования (четкий и однообразный распорядок дня), которые формируют у лиц, отбывающих наказание, иждивенчество (привычка жить «на всем готовом», стираются навыки самообеспечения) и практически сводят к нулю возможности самостоятельного принятия решений и ответственности за себя в повседневных однообразных бытовых вопросах. Как следствие, освобождающиеся из ИУ (в том числе аттестованные как «доказавший свое исправление») имеют убеждение и стойкую привычку, что жесткий распорядок дня будет продолжаться и кто-то, также как в МЛС, будет решать за них все вопросы. Именно такие представления исключают возможность успешности ресоциализации осужденных в общество.

В связи с вышеуказанным стоит ли удивляться тому факту, что в 2013 году правоохранительными органами Республики Беларусь зафиксировано превышение пенитенциарного рецидива только среди досрочно освобожденных из МЛС отметки 25 %, то есть среди тех, кто имел степень исправления «доказавший свое исправление» или «твердо стал на путь исправления» (сведения Научно-практического центра проблем укрепления законности и правопорядка Генеральной прокуратуры Республики Беларусь).

Учитывая высокий уровень пенитенциарного рецидива (прежде всего среди лиц, досрочно освобожденных из МЛС), в том числе результаты проведенного нами в 2013 году анкетирования сотрудников надзорно-исполнительной деятельности МВД, изучения личных дел осужденных к лишению свободы, досрочно освобожденных из МЛС (архивы ИК – 2, 4, 8–11, 15, 17, 19, 20, 24, тюрем № 4 и 8 Департамента исполнения наказаний МВД), нами предлагаются (в рамках качественной реализации принципа «нормализации») обоснованные критерии исправления, объективно определяющие степень исправления лиц, отбывающих наказание в ИУ (а не приспособления к порядку и условиям отбывания уголовного наказания в ИУ):

а) уголовно-правовые, криминологические и уголовно-исполнительные критерии: мотивация преступной направленности личности; количество эпизодов преступных деяний (по приговору суда); ранее совершал/не совершал преступления (по квалификации и степени тяжести); наличие/отсутствие судимости; назначенный по приговору суда срок отбывания наказания в виде лишения свободы; применялась/не применялась к осужденному прогрессивная система ресоциализации; в период отбывания наказания за нарушения требований правил внутреннего распорядка переводился/не переводился осужденный на более усиленный порядок и условия отбывания наказания; привлекался/не привлекался осужденный к уголовной ответственности за преступления, совершенные в период отбывания наказания, не связанного с лишением свободы (в том числе за уклонение от отбывания наказания); возместил/не возместил ущерб, причиненный преступлением; явка с повинной (имела место и подтвердилась/не имела места, не подтвердилась); в период отбывания наказания допускал/не допускал осужденный грубые нарушения порядка и условий отбывания наказания; в период отбывания наказания допускал/не допускал осужденный систематические нарушения порядка и условий отбывания наказания; в период отбывания наказания аттестовывался/не аттестовывался осужденный с выводом «не стал на путь исправления» и/или «злостно нарушающий установленный порядок отбывания наказания»; состоит/не состоит на профилактическом учете в ИУ; имеет/не имеет поощрения, объявленные администрацией ИУ; участвовал/не участвовал осужденный в секциях самодеятельных организаций, общественной жизни ИУ; снижался/не снижался ранее срок наказания осужденному в связи с представлением к условно-досрочному освобождению, заменой неотбытой части наказания более мягким; по прежнему отбыванию наказания в местах лишения свободы осужденный освобождался/не освобождался (по различным основаниям) из ИК; устанавливался/не устанавливался осужденному превентивный надзор после отбытия наказания в виде лишения свободы; подлежал/не подлежал осужденный, освобождавшийся ранее из МЛС, профилактическому наблюдению; общий, суммарный «стаж» отбывания наказания осужденного в МЛС; совершал/не совершал преступления в течение года после освобождения из ИУ;

б) социальные и психологические критерии: анализ материалов личного дела отбывающего наказание; имелась/не имелась регистрация и место жительства у осужденного до совершения преступления; был ли трудоустроен осужденный до совершения преступления (наличие постоянного места работы и заработной платы); семейное положение осужденного; наличие и поддержание социально-полезных связей (семья, дети, родственники, близкие); уровень образования и профессиональной ориентации; отношение к труду, выполнению работ по благоустройству ИУ; трудовое и бытовое устройство после освобождения из ИУ; возраст на момент освобождения из ИУ; уровень развития навыков самообслуживания (выполнение правил самогигиены, опрятный внешний вид и т.д.); признание/не признание вины и раскаяние в преступлении; уровень агрессивности и конфликтности личности; состоит/не состоит на учете у нарколога и/или психоневролога (психиатра) медицинской части ИУ (в том числе наличие в приговоре суда ст. 106 и/или ст. 107 Уголовного кодекса Республики Беларусь); устойчивы/не устойчивы правомерные личностные принципы, нормы (правила) поведения и удовлетворения потребностей и интересов; сформированы/не сформированы профессиональные и социальные умения, необходимые для правомерного поведения, удовлетворения потребностей и выполнения социальных ролей; устойчивы/не устойчивы потребности, притязания и интересы, адекватные правовым и моральным нормам, реальные возможности их удовлетворения [3–9].

5. Принцип «нормализации» распространяется и на создание необходимых материально-бытовых условий отбывания наказания в ИУ. Например, осужденному должна быть доступна ванная или душ с температурой, соответствующей местному климату, и так часто, как этого требует гигиена в соответствии с порой года и географическим регионом, но не реже двух раз в неделю. При этом ванных и душевых (с соответствующими санитарно-гигиеническими требованиями к этим помещениям) в ИУ должно быть достаточно.

Новые ЕПП допускают размещение осужденных в многоместных камерах, соответственно, и в многоместных спальных помещениях в общежитиях ИУ. Однако при этом такое размещение не должно унижать человеческое достоинство и, насколько это возможно, соблюдать их право на личную жизнь, соответствовать общепринятым стандартам здоровья и гигиены. ЕПП определяют, что минимумом жилой площади на 1 человека в общих жилых помещениях является 4 кв. м, а в тюремной камере – 6 кв. м. Для сравнения, в части 1 ст. 94 УИК закреплено, что «норма жилой площади на одного осужденного в исправительных колониях и тюрьмах не может быть менее двух квадратных метров, в воспитательных колониях – трех с половиной квадратных метров, в лечебных исправительных учреждениях – трех квадратных метров» [6].

6. Реализация принципа «нормализации» включает и содержащуюся в пункте 107.4 ЕПП ссылку на создание в стране службы пробации, так как в случаях, когда заключенные (осужденные) освобождаются досрочно, сотрудничество с учреждением, ответственным за надзор за соблюдением условий освобождения, играет особо важную роль. Однако таких служб в Республике Беларусь, к сожалению, пока нет (но вопрос создания службы пробации в Республике Беларусь в настоящее время активно изучается правоохранительными органами и в ноябре 2014 года будет обсуждаться на совещании у Президента Республики Беларусь).

Наиболее оптимальным решением реализации пункта 107.4 ЕПП в части продолжения социальной адаптации освобожденного из ИУ гражданина было бы именно введение государственной службы пробации, подчиненной Министерству юстиции. В это учреждение следует направлять и вышеуказанные итоговые заключения ИУ на каждого освобождающегося гражданина. Данные службы, подчиненные Министерству юстиции, созданы и успешно работают в США, странах Европы (в том числе странах Балтии). Основными направлениями работы данной государственной организации являются развитие и реализация политики исполняемых в обществе уголовных наказаний, а также оказание помощи лицам, освобожденным из МЛС. Для достижения этих целей и эффективного использования государственных ресурсов служба определяет уровень риска и нужд освобожденных и организует мероприятия по профилактике и предупреждению совершения ими новых преступлений.

К основным функциям этой службы относятся: предоставление досудебных докладов суду и прокурорам, а также помощь гражданам, освобожденным из МЛС; разработка и реализация пробационных программ (коррекция социального поведения и жизненной мотивации, социальная реабилитация), направленных на интеграцию освобожденного из ИУ в социум; осуществление надзора за лицами, условно-досрочно освобожденными, условно осужденными и условно освобожденными от уголовной ответственности, и др.

Администрации ИУ направляют в эту службу краткие резюме на каждого освобожденного (независимо от основания убытия) с целью информирования о достигнутом им уровне реинтеграции в общество, а также продолжения проведения с гражданином ресоциализационной работы в условиях свободы. Другими словами, взаимодействуя друг с другом, администрация ИУ и служба пробации не позволят «потеряться» освобожденному лицу и остаться один на один со своими проблемами и трудностями.

Таким образом, действующие в Республике Беларусь стандарты в сфере ресоциализации и социальной адаптации осужденных в МЛС (по многим позициям эти стандарты действуют еще со времен советского прошлого) требуют серьезных изменений в организации и состоянии исправительного процесса в ИУ. На решение этих вопросов направлены две концепции, утвержденные указами Президента Республики Беларусь: Концепция совершенствования законодательства Республики Беларусь (2002 год) и Концепция совершенствования системы мер уголовной ответственности и порядка их исполнения (2010 год) [10; 11].

Приведение ресоциализационных начал в соответствие с ЕПП (в рамках двух концепций) позволит: повысить эффективность исполнения целей уголовного и уголовно-исполнительного законодательства в части, касающейся применения наказаний в виде лишения свободы, – исправление и ресоциализацию осужденных, формирование у них готовности вести правопослушный образ жизни в условиях свободы, предупреждение совершения преступлений как отбывающими наказание, так и другими лицами; упорядочить правоотношения в сфере постпенитенциарной социальной адаптации освобожденных из МЛС; прогнозировать поведение освобождаемого (освобожденного) из МЛС в вопросе предупреждения и профилактики совершения им нового преступления.

СПИСОК ЦИТИРОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ

1. Европейские пенитенциарные правила Rec (2006) 2. Комментарий к тексту. – Донецк: Донецкий мемориал, 2007. – 68 с.

2. Бурый, В.Е. О совершенствовании норм Уголовно-исполнительного кодекса Республики Беларусь / В.Е. Бурый // Вестн. Акад. МВД Респ. Беларусь. – 2010. – № 2. – С. 8–13.

3. Часнок, С.Ю. Юридические и социальные критерии оценки исправления осужденных к лишению свободы / С.Ю. Часнок, В.Е. Бурый // Вестн. Акад. МВД Респ. Беларусь. – 2010. – № 1. – С. 61–65.

4. Бурый, В.Е. Степени исправления осужденных, отбывающих наказания, их влияние на дифференциацию и индивидуализацию исправительного процесса в исправительных учреждениях / В.Е. Бурый // Право.by. – 2010. – № 3. – С. 182–189.

5. Пастушеня, А.Н. Психологическая сущность исправления осужденных / А.Н. Пастушеня // Информ. науч.-метод. бюл. ДИН МВД Респ. Беларусь. – 2008. – № 3. – С. 79–85.

6. Уголовно-исполнительный кодекс Республики Беларусь [Электронный ресурс]: 11 янв. 2000 г., № 365-З: принят Палатой представителей 14 дек. 1999 г.: одобрен Советом Респ. 22 дек. 1999 г. // ЭТАЛОН. Законодательство Республики Беларусь / Нац. центр правовой информ. Респ. Беларусь. – Минск, 2014.

7. Хомич, В.М. Отчет национального эксперта в области применения уголовных санкций / В.М. Хомич // Рекомендации по более широкому применению международных стандартов в области прав человека в процессе отправления правосудия в Республике Беларусь (Программа развития ООН (ПРООН). – Минск: Рэйплац, 2009. – С. 265–292.

8. Стуканов, В.Г. Об эффективности принимаемых мер по совершенствованию исправительного процесса в исправительных колониях № 2, 14, 15, 19, 21, 22 / В.Г. Стуканов // Информ. науч.-метод. бюл. ДИН МВД Респ. Беларусь. – 2008. – № 3. – С. 12–18.

9. О совершенствовании работы исправительных учреждений по представлению осужденных к досрочному освобождению // Информ. науч.-метод. бюл. ДИН МВД Респ. Беларусь. – 2008. – № 3. – С. 53–56.

10. О Концепции совершенствования законодательства Республики Беларусь: Указ Президента Респ. Беларусь, 10 апр. 2002 г., № 205 // Нац. реестр правовых актов Респ. Беларусь. – 2002. – № 46. – 1/3636.

11. Об утверждении Концепции совершенствования системы мер уголовной ответственности и порядка их исполнения: Указ Президента Респ. Беларусь, 23 дек. 2010 г., № 672 // Нац. реестр правовых актов Респ. Беларусь. – 2011. – № 1. – 1/12207.