− 
 − 

УДК 343.8

СТЕПЕНИ ИСПРАВЛЕНИЯ ОСУЖДЕННЫХ, ОТБЫВАЮЩИХ НАКАЗАНИЯ, И ИХ ВЛИЯНИЕ НА ДИФФЕРЕНЦИАЦИЮ И ИНДИВИДУАЛИЗАЦИЮ ИСПРАВИТЕЛЬНОГО ПРОЦЕССА В ИСПРАВИТЕЛЬНЫХ УЧРЕЖДЕНИЯХ

БУРЫЙ В.Е.,

адъюнкт научно-педагогического факультета Академии МВД Республики Беларусь

 

Аннотация

Введение в 2001 году в Уголовно-исполнительный кодекс статьи 116 «Критерии и степень исправления осужденных к лишению свободы» было давно назревшим и необходимым для практики. Основная цель – упорядочить организацию и повысить качество исправительного процесса в местах лишения свободы. Вместе с тем, данная задача до сих пор в полной мере так и не решена. Как следствие, правоохранительными и надзорными органами отмечается в последние годы рост рецидивной преступности, в том числе – пенитенциарной. Одна из причин – неадекватная современным требованиям ресоциализации система оценки степени исправления осужденных, основанная на действующих обобщенных критериях. Данная система требует своего реформирования. В статье рассматриваются три группы показателей (внешних и внутриличностных), определяющих степень исправления осужденных. Приводится авторское определение степени исправления осужденных.

 

Summary

The Article 116 «Criteria and a degree of correction of those, condemned to imprisonment», introduced in the Penitentiary Code in 2001, has for a long time been urgent and necessary for practice. Its basic purpose is to arrange the organization and to increase the quality of the corrective process in penitentiary establishments. At the same time, this problem is not completely solved by now. Consequently, the law-enforcement and supervising bodies note the growth of recurrent criminality, including penitentiary. One of the main reasons is an out-of-date system of estimation of a degree of correction of prisoners, based on the existing generalized criteria. The given system demands to be reformed. In the article three groups of parameters (external and intrapersonal), determining the degree of the correction of prisoners, are examined. Author's definition of a degree of correction of prisoners is presented.

 

В настоящее время в Уголовном и Уголовно-исполнительном кодексах (далее – УК и УИК) используется следующая классификация степени исправления осужденных: «ставший па путь исправления», «твердо ставший на путь исправления» и «доказавший свое исправление». Осужденные, которым в соответствии с критериями статьи 116 УИК не может быть установлена степень исправления, считаются не ставшими на путь исправления либо в соответствии с положениями статьи 117 УИК признаются злостно нарушающими установленный порядок отбывания наказания.

Следует отметить, что в отечественном уголовном и уголовно-исполнительном законодательстве, ввиду недостаточной разработанности этого вопроса, отсутствует четкое понимание сущности степени исправления осужденных к лишению свободы. Нет и в научной литературе единого взгляда и трактовки определения степени исправления. Так, А.Н.Пастушеня, рассматривая данное понятие с точки зрения содержания и структуры, подразумевает под степенью исправления «уровень готовности к законопослушному образу жизни, представляющий собой систему психологических свойств и качеств личности, которые выступают внутренними предпосылками правомерного поведения» [1, с. 79]. А.С.Севрюгин, изучая категорию «степень исправления» с точки зрения уголовно-исполнительной науки, отмечает, что это «фактическое (правомерное либо неправомерное) поведение» осужденного в колонии [2, с. 50–51]. А.Ф.Сизый и А.И.Васильев понимают фиксацию уровня исправления осужденного как обобщенную оценку его поведения, которая «по своим объективным элементам (признакам) свидетельствует о положительных изменениях в психике осужденного, служит доказательством успешного достижения целей наказания и по результату является социально полезной» [3, с. 17]. М.П.Стурова полагает, что под степенью исправления необходимо понимать уровень (изменение) нравственного развития личности отбывающего наказание в виде лишения свободы [4, с. 384], а В.Ф.Пирожков – качество изменения мотивационной сферы осужденного в результате проведенных воспитательных мероприятий [5, с. 46]. Ю.А.Алферов, Г.П.Байдаков, В.В.Лебедев, В.П.Петков и А.В.Хребтов отстаивают позицию, что степень исправления – это комплекс методов обобщения независимых характеристик, т.е. «комплексные оценки результатов исправления осужденных» [6, с. 60].

В научном плане проблемой определения степеней исправления осужденных к лишению свободы занимались немногие – Ю.А.Алферов, Г.П.Байдаков, В.В.Лебедев, В.П.Петков и А.В.Хребтов, В.И.Гуськов, А.С.Севрюгин и Н.И.Соколов, А.Ф.Сизый и А.И.Васильев, А.А.Синичкин.

Кроме них эту проблему затрагивали в своих трудах Ю.М.Антонян и В.В.Попов, А.Я.Гришко, В.Г.Деев, Г.В.Дровосеков, В.Калинкович, А.Н.Пастушеня, В.Ф.Пирожков, Е.В.Писарева, В.М.Хомич, В.Б.Шабанов, Д.А.Щерба, А.М.Ярмов и др.

Следует отметить, что попытки исследовать на монографическом уровне сущность данной проблемы, основывая организацию исправительного процесса на типологии осужденных, до сих пор в Республике Беларусь не предпринимались.

Практика показывает, что при определении объективной степени исправления необходимо использовать в комплексе юридические, социальные и психолого-педагогические критерии. Психолого-педагогическая составляющая в решении данного вопроса имеет значение, но не стоит ее преувеличивать. Главная задача в настоящее время заключается именно в четком и единообразном законодательном урегулировании вопросов, касающихся критериев и степеней исправления на основе типологической принадлежности осужденных, с целью улучшения качества их ресоциализации.

Учитывая вышесказанное, под степенью исправления осужденных к лишению свободы следует понимать индивидуализированную комплексную (экспертную) фиксацию уровня изменения внешних (социально-правовых) и внутренних (психолого-педагогических) характеристик личности осужденного через определенные промежутки времени (в период отбывания наказания), которые выступают предпосылками правомерных (неправомерных) действий и поведения, как показатель готовности (неготовности) вести правопослушный образ жизни в условиях свободы.

Степень исправления дается осужденному на его аттестовании. В соответствии с п. 45 Инструкции об организации воспитательной работы с лицами, отбывающими наказание в виде лишения свободы, утвержденной постановлением МВД Республики Беларусь от 14 сентября 2005 г. № 285, аттестование осужденных имеет целью дать оценку поведению и личности осужденных за аттестуемый период, оказать воздействие, направленное на закрепление положительных и исправление отрицательных качеств и мотивов поведения [7]. Оценка поведения и личности осужденного закрепляется в форме степени его исправления.

В законодательстве Республики Беларусь степень исправления осужденного определяется администрацией исправительного учреждения (далее – ИУ), исходя из соответствия его поведения условиям, указанным в ч. 3, 4, 5 ст. 116 и ч. 1, 2 ст. 117 УИК. При этом учитываются степень готовности осужденного вести правопослушный образ жизни в условиях свободы (ч. 2 ст. 116 УИК); отношение осужденного к получению профессионального образования и профессиональной подготовке (ч. 2 ст. 103 УИК); наличие общего базового и/или общего среднего образования (ч. 4 ст. 109 УИК); участие осужденного в проведении воспитательных мероприятий (ч. 3 ст. 104 УИК); проявление осужденным полезной инициативы при участии в самодеятельных организациях и общественно полезной деятельности (ч. 1 ст. 108 УИК); принимаемые осужденным меры по досрочному возмещению ущерба, причиненного преступлением (ч. 3 ст. 44 УК); принятие обязательства о правопослушном поведении (и выполнение намерений, изложенных в нем), отсутствие (погашение) взысканий, отношение к труду, добросовестное выполнение работ по самообслуживанию, уборке и благоустройству ИУ и прилегающих к ним территорий (ч. 3 ст. 116 УИК).

С учетом вышеизложенного под сущностью и содержанием каждой степени (вывода по аттестованию) исправления осужденных к лишению свободы следует понимать и признавать следующие признаки изменений в их личности и поведении.

I. «Ставший на путь исправления». Это первая позитивная степень исправления, закрепленная в ч. 3 ст. 116 УИК. «Ставший» по сути означает, что у осужденного на данном этапе появилась некоторая положительная (пусть и неустойчивая) тенденция в общей направленности личности, вызванная выработкой мотивационных стимулов: не иметь нарушений и взысканий, добросовестно относиться к труду, учебе, выполнению работ по самообслуживанию и благоустройству территории колонии и т.д. То есть осужденный понял и желает изменяться и измениться в лучшую сторону. Вместе с тем, мотивация в этот период характеризуется ситуативностью и изменчивостью. Именно поэтому данная положительная тенденция еще неустойчивая, однако момент перехода отбывающего наказание на данный уровень целесообразно выделять.

Показателями, дающими основание определять начальную позитивную степень исправления «ставший на путь исправления», следует считать:

1. Уголовно-правовые, уголовно-исполнительные, криминологические критерии: а) написание и принятие обязательства о правопослушном поведении (в течение первого месяца по прибытию в ИК); б) недопущение/отсутствие нарушений режима отбывания наказания (в течение не менее 6 месяцев), а при наличии взысканий – трудом и поведением стремление их снять и погасить; в) желание и прием (по письменному заявлению) в секцию самодеятельной организации и начало простого участия в ее работе; г) желание и начало участия в проведении воспитательных мероприятий; д) принимаемые меры по возмещению ущерба, причиненного преступлением, и по исполнительным листам (при их наличии) на содержание детей (частичное возмещение, т.е. денежные переводы потерпевшим или детям); е) стремление к образованию (поступление и учеба в школе, ПТУ колонии) и самообразованию (посещение библиотеки, чтение книг, газет, журналов).

2. Социальные критерии: а) наличие/отсутствие социально полезных связей: имелись/не имелись длительные/краткосрочные свидания (с кем, как часто); ведет/не ведет переписку с родными/близкими (с кем, как часто); получал/отправлял посылки, передачи и бандероли (когда, от кого или кому); использовал ли право на телефонные разговоры (когда, с кем);

б) уровень и состояние систем межличностных отношений: наличие/отсутствие семьи: взаимоотношения с родителями, супругом(ой), детьми, близкими; с кем поддерживает взаимоотношения из числа осужденных; поддерживает/не поддерживает нормы и традиции уголовного мира (да/нет, почему);

в) наличие/отсутствие деструктивных факторов, детерминировавших совершение преступления: стремится/не стремится решить вопрос о трудовом и бытовом устройстве после освобождения из колонии; при наличии в приговоре суда статьи 106 или 107 УК проходит/не проходит (сознательно желает или нет) курс лечения (какие результаты); отношение к употреблению алкоголя, наркотических средств, психотропных веществ и прекурсоров;

г) показатели полноценности вхождения в социум в условиях свободы: уровень образования; соблюдает/не соблюдает санитарно-гигиенические правила самообслуживания; внешний вид опрятный/неопрятный; понимает/не понимает социальную сущность наказания; трудозанят на производстве ИК или нет (почему), норму выработки выполняет/не выполняет (почему), правила техники безопасности соблюдает/не соблюдает.

3. Психолого-педагогические критерии: а) отношение к совершенному преступлению (раскаялся); б) отношение к наказанию (справедливо назначено); в) признание своей вины; г) осознал необходимость отбыть наказание; д) отношение к проводимой воспитательной работе (положительное); е) отношение осужденного к самому себе (самооценка); ж) отношение к сотрудникам ИК (положительное); з) отношение к осужденным в ИК (положительное). При определении этого уровня исправления психолого-педагогические показатели должны обязательно иметь пусть и недостаточно выраженную, но положительную направленность.

Следует отметить, что установление первой положительной степени исправления и для сотрудников колонии, и для осужденного очень важно, т.к. это «первый шаг» к формированию готовности отбывающего наказание к правопослушному образу жизни в условиях свободы. В этой ситуации важно вовремя «… заметить наметившийся перелом, то есть изменившееся к лучшему отношение к труду, к собственному поведению, к общему образованию и профессиональной подготовке. Правоприменитель должен уяснить, что недостаточное внимание к человеку в этот период может надолго нарушить желание осужденного исправиться, подорвать веру в возможность стать лучше, а подчас даже усугубить отрицательные наклонности личности» [8, с. 227–228].

II. «Твердо ставший на путь исправления». Это вторая позитивная степень исправления, закрепленная в ч. 4 ст. 116 УИК. Начавшиеся значимые (социально-правовые и психолого-педагогические) положительные изменения в направленности личности осужденного при грамотной организации исправительного процесса, учитывающей его индивидуальные особенности и уровень социально-нравственной запущенности, должны привести к переходу его на качественно новый уровень исправления, соответствующий второй позитивной степени исправления и ее основной характеристике – сравнительной стабильности положительных изменений в личности исправляющегося и его стремление к дальнейшей ресоциализации. Проблема этой степени исправления (также как и третьей) напрямую вытекает из всей конструкции ст. 116 УИК. В данной норме применен не совсем удачный способ закрепления нормативно-правового предписания, когда обобщенные признаки исправления обозначены в основном только за первой степенью исправления, а более глубокие и конкретные показатели для второй (как и для третьей) степени исправления в целом не предусмотрены – в части 4 статьи 116 УИК идет ссылка на часть 3 этой же статьи, а в части 5 – на часть 4. Эта ситуация не отвечает сущности единообразной и однозначной оценки степени исправления осужденных и требует принципиального изменения. В самом общем виде выход из данной ситуации представляется в следующем: за каждой из трех степеней исправления необходимо обязательно закрепить такие элементы, как понятие степени исправления, совокупность конкретных социально-правовых и психолого-педагогических показателей исправления, составляющих данную степень исправления.

Установление осужденному второй степени исправления влечет за собой (в отличие от предыдущей) уже определенные правовые последствия. При отбытии установленной законом части срока наказания в колонии (уголовно-правовые критерии) к положительно характеризующимся осужденным может быть применена такая мера поощрения, как замена неотбытой части наказания более мягким наказанием (в том числе перевод в ИК-П), а также изменение условий содержания (в пределах одной колонии) или вида ИУ и условий режима.

Уровень исправления «твердо ставший на путь исправления» предполагает, что в сознании осужденного складывается новое отношение к правовым и социальным ценностям. Позиции старого асоциального или антисоциального отношения еще полностью не устранены, но его основа уже подорвана. Четко наблюдается целая система представлений, ценностей, установок, интересов, потребностей и чувств, характеризующих качественно новое личностное отношение, и, что важно, переориентация с отрицательного вектора направленности на положительный свойственных ему нравственных и психологических (в т.ч. волевых) качеств. Одновременно у администрации колонии есть объективная уверенность в том, что при дальнейшей правильной организации исправительного процесса отбывающий наказание сумеет должным образом исправиться, преодолеть социально-правовую и нравственно-психологическую деградацию, породившую преступление. Однако содержание данной степени исправления еще не подразумевает, что осужденный доказал свое исправление.

1. Уголовно-правовые, уголовно-исполнительные, криминологические критерии: а) принял обязательство о правопослушном поведении и как показатель его исполнения – отсутствие взысканий в течение года перед аттестованием (если были зафиксированы факты нарушений режима отбывания наказания, по которым ограничились индивидуально-воспитательной беседой, то изучить характер этих проступков); б) активное участие в работе секции самодеятельной организации (как в масштабе отряда/отделения, так и колонии); в) активное участие в проведении воспитательных мероприятий (как в масштабе отряда/отделения, так и колонии); г) при наличии исполнительных листов, принимаемые меры по возмещению ущерба, причиненного преступлением, и по исполнительным листам на содержание детей; для осужденных корыстного, корыстно-насильственного типов и рецидивистов – возмещение не менее 3/4 общей суммы иска; д) явка с повинной; е) полезная инициатива по благоустройству территории и помещений колонии; ж) стремление к образованию: обучался в колонии в школе, ПТУ (закончил обучение)/не стремился и не обучался (по каким причинам), самообразование (посещение библиотеки, чтение книг, газет, журналов); з) предыдущие выводы о степени исправления в период отбывания наказания в ИК; и) представлялся(ась) ли ранее к условно-досрочному освобождению, замене неотбытой части наказания более мягким наказанием, переводу в исправительную колонию-поселения, помилованию, снижению срока наказания (по амнистии), результаты рассмотрения; к) когда, из какого ИУ, на каком основании освобождался, по каким основаниям; л) судимости в прошлом (если имеются): каким судом, в каком году, по какой статье УК, мера наказания; м) уровень общественной опасности (высокий/средний/низкий) как прогноз возможного рецидива преступлений.

2. Социальные критерии: а) наличие/отсутствие социально полезных связей: учет длительных/краткосрочных свиданий (с кем, как часто); переписка с родными/близкими (с кем, как часто); получал/отправлял ли осужденный денежные переводы (когда, от кого или кому); получал/отправлял ли осужденный посылки, передачи и бандероли (когда, от кого или кому); использовал ли право на телефонные разговоры (когда, с кем);

б) уровень и состояние систем межличностных отношений: наличие/отсутствие семьи: взаимоотношения с родителями, супругом(ой), детьми, близкими; с кем поддерживает взаимоотношения из числа осужденных (с так называемыми «активистами», «смотрящими» и лидерами отрицательной направленности, «блатными, шпилевыми, шерстяными», «фраерами», «мужиками», «обиженными, отверженными» или ни с кем); поддерживает/не поддерживает нормы и традиции уголовного мира (да/нет, почему); взаимоотношения с друзьями/знакомыми (в т.ч. ранее судимыми, при их наличии);

в) наличие/отсутствие деструктивных факторов, детерминировавших совершение преступления: решение вопроса о трудовом и бытовом устройстве после освобождения из колонии (положительное/отрицательное/не решен); при наличии в приговоре суда статьи 106 или 107 УК прошел/не прошел полностью курс лечения (какие результаты и отношение к лечению); аргументированное отношение к употреблению алкоголя, наркотических средств, психотропных веществ и прекурсоров;

г) показатели полноценности вхождения в социум в условиях свободы (открытого или полуоткрытого режима лишения свободы): образование на момент аттестования: высшее, среднее специальное, среднее, неполное среднее, неграмотный; добровольное соблюдение санитарно-гигиенических правил самообслуживания и стремление к опрятному внешнему виду; понимание социальной сущности наказания; планы после освобождения из ИК (проведение досуга и увлечения); отношение к труду и иным видам работ: работает/не работает (почему), норму выработки выполняет/не выполняет (почему), правила техники безопасности соблюдает/не соблюдает; намерения материально обеспечивать свое проживание; какие имеет профессиональные и социальные умения, необходимые для правомерного поведения, удовлетворения потребностей и выполнения социальных ролей;

д) религиозно-духовный уровень социального развития становления личности: отношение к религии – верующий (какая конфессия)/неверующий (почему); уровень влияния религии на психическую саморегуляцию и поведение в колонии; поддерживает (исполняет)/не поддерживает (не исполняет) культуру, традиции и обычаи своей нации.

3. Психолого-педагогические критерии:

3.1. общие: а) отношение к совершенному преступлению (раскаялся); б) отношение к наказанию (справедливо назначено); в) признание своей вины; г) осознал необходимость отбыть наказание; д) положительное отношение к проводимой воспитательной работе; е) отношение осужденного к самому себе (самооценка); ж) положительное отношение к сотрудникам ИК; з) положительное отношение к осужденным в ИК; и) общий уровень (степень) психолого-педагогической готовности вести правопослушный образ жизни в условиях свободы или открытого/полуоткрытого режима лишения свободы (высокий/средний/низкий);

3.2. конкретно типологические: а) для осужденных 1-го типа (корыстная мотивация): адекватный (социально приемлемый) уровень притязаний, разрешение на внутриличностном уровне конфликта между «Я-хочу» и «Я-имею», внутренняя согласованность между «Я-реальным» и «Я-идеальным», соответствие системы потребностей и ценностных ориентаций адекватным правовым и моральным нормам; б) для осужденных 2-го типа (насильственная мотивация): определение уровня конфликтности (высокий/средний/низкий) в системах «осужденный – семья, родственники», «осужденный – осужденный», «осужденный – друзья, знакомые», «осужденный – сотрудники ИК»; уровень эмоционально-волевого самоконтроля (высокий/средний/низкий); уровень агрессивности (высокий/средний/низкий); самооценка (гипертрофированная/завышенная/адекватная/заниженная); в) для осужденных насильственно-корыстного (3-го) типа – сочетание психолого-педагогических характеристик 1-го и 2-го типов; г) для осужденных 4-го типа (случайные преступники) – уровень социально приемлемой, правомерной саморегуляции поведения на внезапно возникшие острые ситуации, прежде всего конфликтные; уровень эмоционально-волевого самоконтроля (высокий/средний/низкий); д) для осужденных-рецидивистов: корыстной, насильственной и корыстно-насильственной мотивации (5-й тип) – сочетание психолого-педагогических характеристик 1-го, 2-го и 3-го типов, а также уровень снижения (нейтрализации) устойчивых асоциальных или антисоциальных качеств и криминального образа поведения, степень психопрофилактики (при необходимости – психокоррекции) психических расстройств и акцентуаций характера; е) для осужденных 6-го типа (несовершеннолетние) с учетом мотива совершения преступления (корыстный, насильственный, корыстно-насильственный): уровень развития интеллекта и особенности практического мышления, уровень развития эмоционально-волевых характеристик, степень нейтрализации увлеченности криминальным образом жизни и преступной средой, реальная качественная сторона ценностных ориентаций, самооценка и уровень притязаний, потребности (интересы) и правомерность способов их удовлетворения.

Достижение второй степени исправления не означает, что осужденный полностью исправился и организация исправительного процесса завершена. Несмотря на то, что данная категория осужденных приобрела достаточно устойчивые знания, умения, навыки и привычки социально приемлемого правомерного поведения, правильного восприятия и отношения к средствам исправления, тем не менее уровень социально-правовой и нравственно-психологической деформации у них устранен не полностью. Как следствие, при резком изменении условий (например, применение УДО) остаточное негативное влияние может получить подкрепление в виде отрицательного воздействия внешней среды (социума), в результате чего достигнутые результаты воспитательной работы могут быть сведены к нулю.

III. «Доказавший свое исправление». Это третья позитивная степень исправления, закрепленная в ч. 5 ст. 116 УИК. «Это своего рода категория устойчиво-положительных осужденных, у которых произошло коренное изменение взглядов на жизнь в социально-полезную сторону и есть возможность достигнуть цели наказания в условиях свободы, то есть применить условно-досрочное освобождение от отбывания наказания» [9, с. 136]. Установление этой степени исправления формально позволяет осужденному рассчитывать на применение в соответствии с ч. 5 ст. 110 УИК самой высокой меры поощрения – применение института условно-досрочного освобождения от наказания. В.Д.Филимонов справедливо замечает в связи с этим, что на данном уровне ресоциализации позитивная социально-правовая направленность осужденного проявляется не потому, что в процессе отбывания наказания он поставлен в рамки и условия, при которых иное поведение может повлечь для него неблагоприятные последствия, а потому, что такое поведение выражает сформировавшиеся и устоявшиеся свойства его личности [10, с. 201]. Такая готовность к законопослушному образу жизни в условиях свободы и независимость поведенческой саморегуляции от воздействия применяемых к осужденному карательно-исправительных мер позволит считать его подготовленным для условно-досрочного освобождения от наказания. Указанная готовность должна охватывать ряд основных сфер жизнедеятельности и юридически значимого поведения. К таким сферам полноценного вхождения в социум следует отнести: сферу материального обеспечения жизни, сферу взаимодействия с другими людьми, сферу досуга и развлечений.

1. Уголовно-правовые, уголовно-исполнительные, криминологические критерии: а) примерное поведение, что подтверждается принятием обязательства о правопослушном поведении, отсутствием нарушений и взысканий в течение года перед аттестованием (если были зафиксированы факты нарушений режима отбывания наказания, по которым ограничились индивидуально-воспитательной беседой, то изучить характер и мотивы совершения этих проступков); б) активное и постоянное участие в работе секции самодеятельной организации (как в масштабе отряда/отделения, так и колонии); в) активное и постоянное участие в проведении воспитательных мероприятий (как в масштабе отряда/отделения, так и колонии); г) при наличии исполнительных листов, принимаемые меры по возмещению ущерба, причиненного преступлением, и по исполнительным листам на содержание детей; для осужденных корыстного, корыстно-насильственного типов и рецидивистов – возмещение 100 % суммы иска; д) явка с повинной; е) полезная инициатива по благоустройству территории и помещений колонии; ж) стремление к образованию: обучался в колонии в школе, ПТУ (итоговые результаты обучения)/не стремился и не обучался (по каким причинам), самообразование (посещение библиотеки, чтение книг, газет, журналов); з) предыдущие выводы о степени исправления в период отбывания наказания в ИК; и) представлялся(ась) ли ранее к условно-досрочному освобождению, замене неотбытой части наказания более мягким наказанием, переводу в исправительную колонию-поселения, помилованию, снижению срока наказания (по амнистии), результаты рассмотрения; к) когда, из какого ИУ, на каком основании освобождался, по каким основаниям; л) судимости в прошлом (если имеются): каким судом, в каком году, по какой статье УК, мера наказания; м) уровень общественной опасности (высокий/средний/низкий) как прогноз возможного рецидива преступлений.

2. Социальные критерии: а) наличие/отсутствие социально полезных связей: учет длительных/краткосрочных свиданий (с кем, как часто); переписка с родными/близкими (с кем, как часто); получал/отправлял ли осужденный денежные переводы (когда, от кого или кому); получал/отправлял ли осужденный посылки, передачи и бандероли (когда, от кого или кому); использовал ли право на телефонные разговоры (когда, с кем);

б) уровень и состояние систем межличностных отношений: наличие/отсутствие семьи: положительные и бесконфликтные взаимоотношения с родителями, супругом(ой), детьми, близкими; не поддерживает взаимоотношения с осужденными отрицательной направленности; не приемлет нормы и традиции уголовного мира; положительные и бесконфликтные взаимоотношения с друзьями/знакомыми (при наличии среди них ранее судимых – отказ от прежних негативных отношений);

в) наличие/отсутствие деструктивных факторов, детерминировавших совершение преступления: решение вопроса о трудовом и бытовом устройстве после освобождения из колонии (положительное/отрицательное/не решен); при наличии в приговоре суда статьи 106 или 107 УК прошел/не прошел полностью курс лечения (какие результаты и отношение к лечению); аргументированное отношение к употреблению алкоголя, наркотических средств, психотропных веществ и прекурсоров;

г) показатели полноценности вхождения в социум в условиях свободы: образование на момент аттестования: высшее, среднее специальное, среднее, неполное среднее, неграмотный*; осознанное понимание социальной сущности наказания; добровольное и постоянное соблюдение санитарно-гигиенических правил самообслуживания и стремление к опрятному внешнему виду; отношение к труду и иным видам работ: работает/не работает (почему), норму выработки выполняет/не выполняет (почему), правила техники безопасности соблюдает/не соблюдает; социально-правовые ожидания, выражающие веру в успешную реализацию правомерных жизненных планов, и осознанная убежденность в неизбежности наказания в случае совершения противоправных деяний; намерения материально обеспечивать свое проживание; какие имеет профессиональные и социальные умения, необходимые для правомерного поведения, удовлетворения потребностей и выполнения социальных ролей;

д) религиозно-духовный уровень социального развития становления личности: отношение к религии – верующий (какая конфессия)/неверующий (почему); уровень влияния религии на психическую саморегуляцию и поведение в колонии; поддерживает (исполняет)/не поддерживает (не исполняет) культуру, традиции и обычаи своей нации.

______________________________

*С.Е.Тарабрина в своей диссертации приводит интересный и важный факт влияния в уголовно-исполнительной системе США этого критерия при решении вопроса об объективном определении степени исправления осужденных к лишению свободы: «… в 1994 году Конгресс издал законопроект, согласно которому постановление об условно-досрочном освобождении не может быть вынесено до тех пор, пока заключенный не получил сертификата о базовом образовании» [11, с. 75].

3. Психолого-педагогические критерии:

3.1. общие: а) отношение к совершенному преступлению (полностью раскаялся); б) отношение к наказанию (справедливо назначено); в) признание своей вины; г) осознал необходимость отбыть наказание; д) положительное отношение к проводимой воспитательной работе; е) отношение осужденного к самому себе (самооценка); ж) положительное и бесконфликтное отношение к сотрудникам ИК; з) положительное и бесконфликтное отношение к осужденным в ИК; и) общий уровень (степень) психолого-педагогической готовности вести правопослушный образ жизни в условиях свободы; к) наличие правомерных личностных принципов и норм (правил) поведения и удовлетворения потребностей и интересов;

3.2. конкретно типологические критерии такие же, как и при определении второй степени исправления «твердо ставший на путь исправления». С той лишь разницей, что эти показатели имеют устойчивый характер, в основе которых лежит осознанная, стабильная, позитивная социально-правовая и психолого-педагогическая направленность личности отбывающего наказание.

Таким образом, вывод о наличии у осужденного третьей степени исправления может быть сделан администрацией ИК только на основе разностороннего изучения социально-правовых и психолого-педагогических индивидуальных особенностей его личности в течение длительного периода отбывания наказания в ИК, учитывая при этом предъявление более высоких требований к оценке изменений в личности исправляющегося в сравнении с осужденными, имеющими степень исправления «твердо ставший на путь исправления».

Вместе с тем, как показывают результаты анкетирования сотрудников ИК, в целях стимулирования и закрепления проявлений в поведении осужденного целесообразно ввести и использовать формулировки таких степеней исправления, как «становится на путь исправления», «не стал на путь исправления». Они должны рассматриваться как промежуточные. Такие формулировки могут применяться, когда есть определенные признаки таких проявлений, однако они недостаточны для вывода о том, что осужденный стал на путь исправления. Так, например, осужденный, имеющий взыскания, не являясь, однако, злостно нарушающим установленный порядок отбывания наказания, может письменно выразить стремление к правопослушному поведению и исправлению (принять обязательство), проявлять полезную инициативу, участвуя в работе самодеятельных организаций и в выполнении работ по благоустройству территории отряда (отделения, колонии), либо совершить значимый положительный поступок (например, прекратил взаимоотношения с осужденными отрицательной направленности и перестал поддерживать нормы и традиции уголовного мира). В данном случае целесообразно поддержать отбывающего наказание и аттестовать его с выводом «становится на путь исправления». И наоборот, если осужденный начал поддерживать традиции уголовного мира, совершать незначительные, но частые нарушения режима отбывания наказания («исподтишка»), выражать неодобрение требованиям администрации колонии, недобросовестно относиться к выполнению работ по самообслуживанию и т.д., объективно выяснив причины такого поведения, на совете воспитателей отряда аттестовать с выводом «не стал на путь исправления».

Таким образом, тщательное изучение и своевременная фиксация как позитивных, так и негативных проявлений личности осужденных на основе социально-правовых и психолого-педагогических типологических критериев исправления являются основными условиями эффективной и качественной оценки степени исправления и дальнейшей полноценной ресоциализации осужденных. Одновременно практика показывает, что требуется внесение изменений и дополнений в статью 116 УИК, так как ее положения уже не учитывают современные требования к ресоциализации отбывающих наказание в виде лишения свободы.

 

ЛИТЕРАТУРА

 

1. Пастушеня, А.Н. Психологическая сущность исправления осужденных / А.Н. Пастушеня // Информ. науч.-метод. бюл. ДИН МВД Респ. Беларусь. – 2008. – № 3. – С. 79–85.

2. Севрюгин, А.С. Критерии и показатели исправления и перевоспитания осужденных / А.С. Севрюгин. – Рязань: РВШ МВД СССР, 1989. – 81 с.

3. Сизый, А.Ф. Оценка степени исправления и перевоспитания осужденных: учеб. пособие / А.Ф. Сизый, А.И. Васильев. – Рязань: РВШ МВД СССР, 1986. – 80 с.

4. Исправительная (пенитенциарная) педагогика: учеб. / М.П. Стурова [и др.]; под ред.: А.И. Зубкова, М.П. Стуровой. – Рязань: РВШ МВД РФ, 1993. – 399 с.

5. Исправительно-трудовая педагогика: учеб. пособие / М.М. Дейнеко [и др.]; редкол.: В.Ф. Пирожков (отв. ред.) [и др.]. – М.: ВС МООП СССР, 1967. – 304 с.

6. Алферов, Ю.А. Отрядная система ИТУ и критерии оценки исправления осужденных: учеб. пособие / Ю.А. Алферов [и др.]. – Домодедово: ВПИК МВД СССР, 1991. – 107 с.

7. Об организации воспитательной работы с лицами, отбывающими наказание в виде лишения свободы: постановление М-ва внутр. дел Респ. Беларусь, 14 сент. 2005 г., № 285 // Нац. реестр правовых актов Респ. Беларусь. – 2005. – № 156. – 8/13174.

8. Сизый, А.Ф. Стимулирующие нормы уголовно-исполнительного права и их применение в процессе формирования правопослушного поведения осужденных: концептуальные проблемы теории и практики: моногр. – Чебоксары: ЧКИ МУПК, 1998. – 368 с.

9. Синичкин, А.А. Оценка степени исправления осужденных к лишению свободы: дис. ... канд. юрид. наук: 12.00.08 / А.А. Синичкин. – Чебоксары, 2003. – 260 л.

10. Филимонов, В.Д. Криминологические основы уголовного права / В.Д. Филимонов; под ред. А.Л. Ременсона. – Томск: Изд-во Томск. ун-та, 1981. – 213 с.

11. Тарабрина, С.Е. Исправительные программы для осужденных к лишению свободы: зарубежный и отечественный опыт: дис. ... канд. пед. наук: 13.00.01 / С.Е. Тарабрина. – Рязань, 2004. – 234 л.