− 
 − 

КОНСТИТУЦИОННЫЙ СТРОЙ В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ, РЕСПУБЛИКЕ БЕЛАРУСЬ И УКРАИНЕ: СРАВНИТЕЛЬНЫЙ АНАЛИЗ

БЕХИ КАМБИЗ,

аспирант Белорусского государственного университета

 

В статье описываются некоторые главные и отличительные черты постсоветских конституций Российской Федерации, Республики Беларусь и Украины. Уделяется значительное внимание двум дихотомиям, которые проявились в постсоветской конституционной теории и практике. Освещается главная цель трех конституций – учреждение новых государств-наций, которые возникли после распада Советского Союза, а также норм, принципов универсальных прав человека и личности, которые зачастую расходятся с другими правилами и принципами, в частности с широкими полномочиями исполнительной власти, которые появились в трех новых конституциях, а также с предпочтением института президентства.

 

This article describes some of the main features and characteristics of post-Soviet constitutions of three independent countries: the Russian Federation, the Republic of Belarus and Ukraine. Devotes considerable attention to the two dichotomies, which appeared in the post-Soviet constitutional theory and practice. It covers the main goal of the three constitutions – the establishment of new nation-states that emerged after the collapse of the Soviet Union – and other rules, principles of universal human rights and identity, which are often at variance with other rules and principles, in particular the large powers of the executive power, which appeared in three new constitutions, as well as the institution of the presidency preference.

 

Введение

 

После падения коммунизма в Восточной Европе и Советском Союзе конституционные реформаторы стремились заменить коммунистические конституции моделями, совместимыми с принципом верховенства права. Новые независимые страны приняли конституции, что стало важнейшим инструментом реформаторов для учреждения независимых демократических государств, опирающихся на верховенство права. Разработчики новых конституций все больше и больше использовали западные модели для руководства при создании конституций. Новое направление согласовывалось с задачами маркетизации, демократизации и национального строительства.

Как любой политический итог, конституционное строительство было в основном результатом политической борьбы доминирующих сил в государстве и общих геополитических факторов страны. Конституционное развитие в бывших коммунистических странах Восточной Европы было нацелено на вступление в Европейский союз (далее – ЕС). Под влиянием Российской Федерации три республики бывшего Советского Союза проложили другую дорогу к независимости, внедряя в свои конституции несколько иные позитивные государственные факторы, отличающиеся от восточноевропейской модели. Среди вопросов, которые отделили конституционную модель трех постсоветских республик от европейских и американских моделей, большую роль сыграла концепция руководителя, или, иначе говоря, концепция «государства», как она сейчас понимается в постсоветском контексте, наряду с практикой судебного и конституционного контроля.

Но в целом, как справедливо отметил Г.Г.Арутюнян, «правовое государство, народовластие, верховенство права, достоинство человека, свобода, конституционная демократия, разделение властей, общественное согласие, равенство, плюрализм, солидарность и другие общепризнанные ценности в их органическом единстве составляют основу конституционных решений» [1].

Определенный позитивный аспект постсоветских конституционных норм об экономических и социальных правах направил конституции вышеупомянутых республик на путь, несколько отличный от восточноевропейских членов ЕС. Хотя новые конституции следует рассматривать с точки зрения перспективы перехода, есть определенные конституционные положения, которые предполагают последовательность, отделяя эти конституции от капиталистических. Особенно важна роль социальных и экономических норм в постсоветских конституциях, а именно включение таких норм и правовых положений как обширных социальных и экономических прав, в том числе право на охрану здоровья, пособие по безработице и т.п.

 

1. Национальное строительство и верховенство права

 

Для того чтобы лучше понять конституционное развитие в бывших советских республиках, необходимо отметить, что исторический контекст конституционного формирования и трансформации в посткоммунистических странах существенно отличался от того, в котором сформировались классические конституции, например во Франции или США, где частные экономические интересы, такие как справедливые налоги, таможенные и другие пошлины, а также право собственности, послужили толчком к конституционному формированию в ранние революционные периоды, когда конституция была написана. Более того, концепция гражданского общества сыграла центральную движущую силу после классических революций, которые фокусировались на свободе личности от монархических режимов.

В отличие от классических конституций основной целью конституционного развития бывших советских республик являлись национальное строительство и формирование государства. Главный интерес разработчиков новых конституций заключался в отрыве от советских времен и учреждении независимых национальных государств. Новая политическая элита рассматривала создание новых конституций в качестве первого шага к отрыву от прошлого и основного инструмента для учреждения полностью новой правовой инфраструктуры для независимого государства [2]. Разработчики конституций особое внимание уделяли трансформированию конституций советского периода и моделированию новых институтов, приближая независимые страны к демократизации и, самое важное, к политической независимости и национальному строительству. Поэтому создание новых конституций стало основной задачей для политической элиты в установлении новой символики и целей новых государств.

На общем уровне конституции, написанные в России, Беларуси и Украине, отражают пути национального строительства. Начальной целью разработки конституций в этих странах стали национальное самоопределение и суверенитет. Новые конституции созданы как противоположность конституции СССР. В преамбуле Конституции Российской Федерации, например, содержатся такие формулировки, как «многонациональный народ», «соединенные общей судьбой», «сохраняя исторически сложившееся государственное единство, исходя из общепризнанных принципов равноправия и самоопределения народов, чтя память предков, передавших нам любовь и уважение к Отечеству…» [3]. Конституция Республики Беларусь закрепила «многовековую историю развития белорусской государственности» [4], тогда как Конституция Украины включает формулировку «многовековую историю украинского государственного строительства и на основе осуществленного украинской нацией, всем Украинским народом права на самоопределение» [5].

Для новых конституций характерна тенденция к глобализации в учреждении фундаментальных и международных прав человека. Они содержат гарантии свободы слова, свободы совести и права создания политических партий. Во многих случаях нормы международного права признаются составной частью национальной правовой системы, им придается более высокая юридическая сила в случае конфликта с национальным законодательством.

Правовые принципы закреплены в первых разделах конституций, которые регулируют основы государственного строя. В Конституции Российской Федерации, например, закреплено, что «Россия есть демократическое федеративное правовое государство с республиканской формой правления» [3]. Республика Беларусь в разделе I Конституции определена как «унитарное демократическое социальное правовое государство» [4]. В Конституции Украины закреплено, что «Украина есть суверенное и независимое, демократическое, социальное, правовое государство» [5].

После вступительных разделов в духе демократического государства конституции Российской Федерации, Республики Беларусь и Украины закрепляют международно-правовые принципы, в частности права человека и личности. Конституционные реформаторы установили приоритет гражданских свобод и социальных прав в течение начальной стадии конституционного образования, но также включили принципы свободного рынка и положение об охране частной собственности. Были приняты гарантии свободы слова, свободы совести, права образовывать политические партии, принципов, запрещающих дискриминацию, а также процессуальные гарантии для лиц, обвиняемых в преступлении.

На начальных стадиях перехода от СССР к независимости авторы конституций решили включить в них положения, согласно которым разрешалось бы прямое применение норм международного права и устанавливалась их юридическая сила выше государственных законов. Новая Конституция Российской Федерации, например, предусматривает, что «общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации являются составной частью ее правовой системы. Если международным договором Российской Федерации установлены иные правила, чем предусмотренные законом, то применяются правила международного договора». На вопрос об общепризнанных положениях о правах человека данная Конституция предусматривает, что права человека признаются и гарантируются в качестве конституционных принципов «в соответствии с общепризнанными принципами и нормами международного права» [3]. Когда в Конституционном Суде возбуждается конкретное дело о том, как толковать статью 17 Конституции, Суд уполномочен предоставить приоритет всеобщим правам человека в отношении с другими национальными правами в случае необходимости.

Форма российского государства в Конституции определена как федерация. Это говорит о том, что применение конституционных принципов России в других республиках может иметь сложности. Характер правовых актов внутригосударственных образований, а также международных организаций может оставаться неясным и открытым для толкования Конституционным Судом. Российская Конституция, как и западноевропейские конституции, допускает передачу некоторых полномочий Российской Федерации «межгосударственным объединениям», и в то же время такая передача ограничена двумя положениями: во-первых, она должна осуществляться в соответствии с международными договорами (ратифицированными Парламентом Российской Федерации), а во-вторых, не должна влечь ограничения прав и свобод человека и гражданина и противоречить основам конституционного строя Российской Федерации [3].

Конституция Республики Беларусь, как и Конституция Российской Федерации, гарантирует все основные права и свободы, предусмотренные Всеобщей декларацией прав человека. Конституция в качестве основных прав человека разделяет политические, личные, социальные и экономические права. Язык Конституции Республики Беларусь отличается от Конституции Российской Федерации тем, что права личности провозглашаются в социальном русле: «Человек, его права, свободы и гарантии их реализации являются высшей ценностью и целью общества и государства» [4]. Помимо этого общего положения Конституция содержит ряд мер защиты человека и прав личности, включая право на жизнь, право на судебную проверку законности задержания или ареста и т.п. [4].

Конституция Республики Беларусь в сравнении с Конституцией Российской Федерации, на наш взгляд, содержит более консервативный подход к международным организациям. В целом правовые акты международных организаций могут подлежать проверке Конституционным Судом на предмет конституционности. Тем не менее, что касается прав человека, Конституция гарантирует право каждого «в соответствии с международно-правовыми актами, ратифицированными Республикой Беларусь, обращаться в международные организации с целью защиты своих прав и свобод, если исчерпаны все имеющиеся внутригосударственные средства правовой защиты» [4].

Конституция Украины, как и конституции Беларуси и России, установила в качестве конституционного принципа, что государство должно руководствоваться принципами международных норм «согласно общепризнанным принципам и нормам международного права». Что касается прав человека, Конституция гарантирует, что «каждый имеет право обращаться за защитой своих прав к Уполномоченному Верховной Рады Украины по правам человека. Каждый имеет право после использования всех национальных средств правовой защиты обращаться за защитой своих прав и свобод в соответствующие международные судебные учреждения или в соответствующие органы международных организаций, членом или участником которых является Украина» [5].

 

2. Исполнительные полномочия

 

Обширные законодательные полномочия исполнительной власти в Российской Федерации, Республике Беларусь и Украине являются основным отличием от конституционных систем ЕС и США. Многие черты исполнительной власти американской формы конституционализма малопригодны для республик бывшего Советского Союза, где в переходный период предпочтительнее концепция сильного государства. В американском политическом лексиконе понятия «государство» и «федеральное правительство» понимаются в минимальном значении и влиянии на общее национальное развитие США. В постсоветских конституциях, напротив, в национальном развитии особое внимание уделяется роли государства как основного инструмента централизации.

В целом основные политические разногласия в течение конституционного развития в постсоветских республиках наметились между теми, кто был за парламентарную республиканскую систему, и теми, кто призывал к сильной президентской власти [6]. В каждом из трех государств разногласия были решены в пользу от полупрезидентской до сильной президентской власти, но в некоторых случаях границы между исполнительной, законодательной и судебной властями не были четко определены [3]. Должность Президента России, например, является мощным сочетанием исполнительной, законодательной и судебной власти, хотя в Конституции его главная задача определена как гарант Конституции Российской Федерации, прав и свобод человека и гражданина, он «принимает меры по охране суверенитета Российской Федерации, ее независимости и государственной целостности, обеспечивает согласованное функционирование и взаимодействие органов государственной власти» [6].

Президент также владеет законодательными полномочиями, издавая указы и распоряжения [7]. Согласно Конституции Президент является хранителем демократического порядка, что подразумевает исполнительные и законодательные полномочия, а также возможность использовать форму «судебного пересмотра». Более того, Президент России вправе «приостанавливать действие актов органов исполнительной власти субъектов Российской Федерации в случае противоречия этих актов Конституции Российской Федерации и федеральным законам, международным обязательствам Российской Федерации или нарушения прав и свобод человека и гражданина до решения этого вопроса соответствующим судом».

Законодательные полномочия Президента регулируются статьей 90 Конституции, которая закрепила, что «Президент Российской Федерации издает указы и распоряжения» и что «указы и распоряжения Президента Российской Федерации обязательны для исполнения на всей территории Российской Федерации» [3].

Процесс приостановки действия законов Президентом дает судебные полномочия по толкованию текста Конституции. Поэтому можно сказать, что в дополнение к исполнению и принятию законов Президент также имеет право временного судебного или конституционного контроля предшествующих режимов. Только в Конституции закреплено, что указы Президента сами подвергаются судебному контролю: «указы и распоряжения Президента Российской Федерации не должны противоречить Конституции Российской Федерации и федеральным законам». Такой акт, однако, не подвергается автоматически судебному контролю, а только если Государственная Дума или другой государственный орган возбудит дело в Конституционном Суде Российской Федерации.

Сильная исполнительная власть представлена также в Конституции Республики Беларусь. Конституция, принятая в марте 1994 года, была уточнена в 1996 году, когда в первоначальный текст были добавлены новые полномочия исполнительной власти. Также был создан двухпалатный парламент, Президент наделен правом назначать восемь сенаторов [6]. Изменения позволили Президенту распускать палаты Парламента [4]. Президент имеет право законодательной инициативы в отношении законов, следствием принятия которых может быть сокращение государственных средств или увеличение расходов, издавать указы и распоряжения, имеющие обязательную силу [4].

Более того, Президент может назначать на должность и освобождать от должности всех министров, только назначение Премьер-министра требует согласия Парламента. Согласно ст. 106 Конституции «Правительство в своей деятельности подотчетно Президенту Республики Беларусь и ответственно перед Парламентом Республики Беларусь» и «Премьер-министр назначается Президентом Республики Беларусь с согласия Палаты представителей». Также «в случае двукратного отказа в даче согласия на назначение Премьер-министра Палатой представителей Президент Республики Беларусь вправе назначить исполняющего обязанности Премьер-министра, распустить Палату представителей и назначить новые выборы» [4].

В Украине правовое урегулирование было завершено в 1996 году учреждением полупрезидентской-полупарламентской конституционной системы. Как и конституции России и Беларуси, принятие конституционных норм в Украине несколько отличалось от западного конституционализма особым вниманием к сильной исполнительной власти. Конституция Украины 1996 года отражает влияние российской модели, в которой исполнительная власть также имеет широкие полномочия, хотя в сравнении с Россией и Беларусью исполнительная власть в Украине намного больше ограничена.

Президент Украины является главой государства. Он ответственен за поддержание государственного суверенитета, территориальной целостности Украины, соблюдение Конституции Украины, прав и свобод человека и гражданина. Более того, Президент имеет право, наравне с Верховной Радой, созывать референдум. В соответствии с Конституцией Президент, избираемый на пять лет, является главой государства, в то время как большинство исполнительных полномочий принадлежит Кабинету Министров, хотя между этими двумя институтами существует значительная несогласованность. Конституция позволяет Президенту назначать Премьер-министра с согласия Парламента, но Президент вправе освободить Премьер-министра от должности в одностороннем порядке, а также отменить акты Кабинета Министров. По рекомендации Премьер-министра Президент также назначает остальных членов Кабинета Министров.

В Украине государственная власть разделена на законодательную, исполнительную и судебную. Единственным законодательным органом является парламент – Верховная Рада, состоящий из 450 членов и избираемый на 4 года. В его полномочия входят принятие законов, дача согласия на назначение Премьер-министра, предложенного Президентом. Парламент может также преодолеть законодательное вето Президента двумя третями голосов. Президент может распустить парламент, если в течение 30 дней одной очередной сессии пленарные заседания не могут начаться. В это время он является Верховным Главнокомандующим Вооруженных Сил и возглавляет Совет национальной безопасности. Решения Совета, изданные в форме указа Президента, имеют силу закона. И Президент, и Премьер-министр имеют право издавать исполнительные приказы, имеющие силу закона. Но приказы Президента в области иностранных дел, назначения должностных лиц, военной и национальной безопасности, а также решения о роспуске Парламента должны утверждаться Премьер-министром [8].

 

Заключение

 

Новые конституции ввели общий принцип, связанный с верховенством права и демократией, включая разделение властей, внедрение международных принципов прав человека, создание независимых судов, в том числе конституционного.

В отличие от классических конституций основными целями конституционного развития бывших советских республик являлись национальное строительство и формирование государства. Главный интерес разработчиков новых конституций заключался в отрыве от советских времен и учреждении независимых национальных государств.

На начальных стадиях перехода от СССР к независимости авторы конституций решили включить в них положения, согласно которым разрешалось бы прямое применение норм международного права и устанавливалась их юридическая сила выше государственных законов. Такое решение внесло значительный вклад в закрепление международных прав человека в постсоветских странах.

При создании новых конституций России, Беларуси и Украины основные споры велись между сторонниками парламентаризма и приверженцами сильной президентской власти. Во всех трех случаях конфликт был разрешен в пользу президентской формы правления. Стоит отметить, что ветви государственной власти не подверглись четкому разграничению. Например, Президент Российской Федерации наделен широкими полномочиями не только в сфере исполнительной власти, но и в других областях государственной жизни.

Сильное положение исполнительной власти закреплено также в Конституции Республики Беларусь. Конституция, принятая в марте 1994 года, подверглась в 1996 году существенным изменениям, согласно которым исполнительная власть была наделена широкими полномочиями. Президенту было предоставлено право законодательной инициативы (в том числе по вопросам республиканского бюджета), а также издавать декреты и указы, имеющие силу законов.

Украина в результате длительных обсуждений последней из республик бывшего СССР приняла новую конституцию. Конституция 1996 года отражает влияние российской модели конституционализма, в которой исполнительная власть наделена полномочиями во многих сферах государственного управления, однако положение исполнительной власти в государственной иерархии Украины является более ограниченным.

Президент Украины ответственен за соблюдение государственного суверенитета, территориальной целостности Украины, Конституции, а также прав и свобод человека и гражданина. Более того, Президент, как и Верховная Рада (украинский парламент), наделен полномочием назначать общегосударственный референдум по инициативе граждан.

 

ЛИТЕРАТУРА

 

1. Арутюнян, Г.Г. Некоторые деформации в конституционно-правовом развитии постсоветских государств / Г.Г. Арутюнян // Общее и особенное в современном экономическом и конституционно-правовом развитии постсоветских государств: материалы междунар. науч. конф., С.-Петербург, 28 мая 2010 г. [Электронный ресурс]. – 2004. – № 2. – Режим доступа: http://www.concourt.am/armenian/structure/president/articles/peterburg_may_2010_ru.pdf. – Дата доступа: 21.02.2013.

2. Culic, I. State Building and Constitution Writing in Central and Eastern Europe after 1989 / I. Culic // Regio Yearbook. – 2003. – № 3. – Р. 38–58.

3. Конституция Российской Федерации: принята всенар. голосованием 12 дек. 1993 г.: офиц. текст. – М.: Юрист, 2005. – 56 с.

4. Конституция Республики Беларусь 1994 года (с изменениями и дополнениями, принятыми на республиканских референдумах 24 ноября 1996 г. и 17 октября 2004 г.). – Минск: Амалфея, 2005. – 48 с.

5. Конституция Украины [Электронный ресурс]. – 2013. – Режим доступа: http://worldconstitutions.ru/archives/309. – Дата доступа: 21.02.2013.

6. Robert, S. Legal Transplants and Political Mutations: The Reception of Constitutional Law in Russia and the Newly Independent States / S. Robert // East European Constitutional Rev. – 1998. – № 7. – Р. 59–68.

7. Teitel, R. Post-Communist Constitutionalism: A Transnational Perspective / R. Teitel // Columbia Human Rights Law Review. – 1995. – № 26. – Р. 167–190.

8. Steiger, S. New Constitution Enshrines Right to Property / S. Steiger // Economic and Political Weekly. – 1996. – Vol. 31. – № 49. – Р. 3167–3168.