− 
 − 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ АПЕЛЛЯЦИОННОЙ ИНСТАНЦИИ ЭКОНОМИЧЕСКОГО СУДА ГОРОДА МИНСКА

4 января 2018 г. (дело № 382-3/2017/1804А)

 

Апелляционная инстанция экономического суда города Минска, рассмотрев материалы дела по апелляционной жалобе совместного общества с ограниченной ответственностью «Л» (далее – СООО «Л») на решение экономического суда города Минска от 22 ноября 2017 г. по делу № 382-3/2017 по иску СООО «Л» к закрытому акционерному обществу «Банк 1» (далее – ЗАО «Банк 1») об установлении факта ничтожности сделки с участием представителей ответчика,

 

установила:

 

Решением экономического суда города Минска от 22 ноября 2017 г. по делу № 382-3/2017 СООО «Л» отказано в удовлетворении исковых требований.

Не согласившись с решением суда, СООО «Л» подало апелляционную жалобу, в которой просит его отменить, вынести по делу новое решение об установлении факта ничтожности кредитного договора от 20.06.2014.

В обоснование своих требований апеллянт приводит следующие доводы:

– судом первой инстанции не проанализирована должным образом правовая позиция истца о том, что кредитный договор был заключен с превышением максимального риска на одного инсайдера ответчика и взаимосвязанных с ним лиц (не более 15 % от нормативного капитала):

со ссылкой на статьи 109, 111, 115 Банковского кодекса Республики Беларусь (далее – БК), Инструкцию о порядке формирования и использования банками и небанковскими кредитно-финансовыми организациями специальных резервов на покрытие возможных убытков по активам и операциям, не отраженным на балансе, утвержденную постановлением Правления Национального банка Республики Беларусь от 28.09.2006 № 138, апеллянт считает, что даже если не является инсайдером ответчика, но является лицом, взаимосвязанным с инсайдером, то есть при заключении кредитного договора сумма кредита не должна была превышать норматив максимального риска 15 % от норматива капитала банка. В связи с превышением данного норматива кредитный договор является ничтожным в силу статьи 169 Гражданского кодекса Республики Беларусь,

– на момент заключения кредитного договора истец являлся лицом, взаимосвязанным с инсайдером ответчика – компанией «Л»,

– обоснованно полагая, что при заключении кредитного договора истец объективно соответствовал признакам инсайдера, перечисленным в части 7 статьи 115 БК, истец посчитал необходимым доказать перед судом также наличие льготных условий в понимании части 2 статьи 122 БК для того, чтобы у суда была возможность применить специальное основание ничтожности договора по части 3 статьи 122 БК,

– апеллянт не согласен с выводом суда первой инстанции о том, что он не является инсайдером,

– ответчик не выполнил требование суда о предоставлении списка инсайдеров, несмотря на то, что подтвердил наличие такого списка,

– не должно влиять на решение суда и быть положено в обоснование решения то обстоятельство, что Национальным банком Республики Беларусь (далее – Нацбанк) проведена комплексная проверка ответчика, в рамках которой анализировался оспариваемый договор, несмотря на то, что по результатам проверки нарушений законодательства при заключении кредитного договора от 20.06.2014 не установлено,

– в связи с отказом суда первой инстанции в удовлетворении ходатайства об истребовании из Нацбанка копии кредитного досье на СООО «Л» из материалов комплексной проверки ЗАО «Банк 2» с составлением акта от 20.02.2015, а также в связи со снятием вопроса представителя истца о том, что на основании какой информации Нацбанк при проведении проверки принял решение является истец инсайдером или нет, материалы дела не позволили суду дать оценку, был ли Нацбанк при проведении проверки в достаточной степени информирован о состоянии реальных взаимоотношений между истцом и бенефициарным собственником и инсайдером ответчика,

– суд необоснованно указал в решении о непринятии им ссылки истца на соглашение от 11.06.2014,

– не соответствует действительности утверждение суда, что не представлено доказательств относительно того, что истец может повлиять на решение о совершении банковской операции, подверженной риску, и (или) иного действия без учета интересов банка в силу связанности с банком и (или) акционером ответчика, и (или) бенефициарным собственником ответчика, и (или) членами органов управления ответчика,

– апеллянт обращает внимание, что компания «Л» в момент заключения кредитного договора владела на законном основании долей 99,92 % акционера ответчика СООО «А», а, следовательно, полностью могла контролировать решения и действия ответчика,

– ответчик должен был под давлением истца и своего бенефициарного собственника и инсайдера компании «Л» согласиться выдать кредит в евро,

– ответчик и его инсайдеры были вынуждены искусственно создавать основание для предоставления истцу кредита на указанных истцом условиях: кредит был выдан истцу для рефинансирования краткосрочных займов, в первую очередь, от непосредственно заинтересованного в том инсайдера ответчика компании «Л», а также связанных с последней структур – «М», «E». На этом основании апеллянт делает вывод, что именно он, используя свою связанность с бенефициарным собственником и инсайдером ответчика смог повлиять на решение ответчика о заключении кредитного договора, который был заключен без учета интересов ответчика,

– для оценки льготности условий следует сфокусироваться не только на условиях о сумме и процентной ставке по кредиту, а надлежит анализировать существо и все условия кредитного договора, сопоставляя их с условиями для других клиентов,

– кредитный договор заключен с предоставлением льготных условий в понимании части 2 статьи 122 БК, перечисленных апеллянтом,

– пояснения специалистов Нацбанка не могут учитываться судом и быть положены в обоснование выводов в решении суда исходя из следующего:

судом первой инстанции привлечены специалисты для дачи консультаций по вопросам, требующим специальных познаний, вместе с тем судом были указаны вопросы, не требующие специальных познаний,

привлеченные специалисты Нацбанка объективно не могли беспристрастно давать консультации ввиду их зависимости от Нацбанка, поскольку они были связаны выводами комплексной проверки ЗАО «Банк 2» двухгодичной давности, проведенной Нацбанком в период с 08.01.2015 по 30.01.2015 с составлением акта от 20.02.2015, в фокусе которой находился и кредитный договор,

– любой специалист, привлеченный из Нацбанка, так или иначе зависим от нанимателя – Нацбанка в силу связанности с ним соответствующими договорными отношениями, и, как следствие, не сможет объективно и беспрепятственно в случае наличия для признания истца инсайдером или лицом, связанным с инсайдером, оценить и признать данный факт, т.к. признание этого будет означать признание результатов проведенной Нацбанком проверки ненадлежащими и неполными. Кроме того, согласно пояснениям специалистов, опрошенных в судебном заседании, они не принимали участия в комплексной проверке и не знают, какие именно условия кредитного договора анализировались специалистами при проверке, давалась ли оценка ликвидности обеспечения кредитного договора. Следовательно, по поставленным судом вопросам их суждение не может быть расценено как достоверное и беспристрастное,

– в материалах дела нет отметки о предварительном (до судебного заседания) ознакомлении специалистов с материалами дела, следовательно, отраженное в протоколе утверждение специалиста Г. об ознакомлении с материалами дела носит голословный характер. Кроме того, с учетом пояснений специалиста было ясно, что имело место непроцессуальное общение специалиста с представителями ответчика. В действительности, специалист не обладал полной информацией в отношении обстоятельств дела и объективно был не в состоянии добросовестно и беспристрастно высказывать мнение относительно кредитного договора и сопоставления его условий с условиями других договоров.

Ответчик указал, что считает апелляционную жалобу не обоснованной и не подлежащей удовлетворению.

Рассмотрев материалы дела и доводы апелляционной жалобы, заслушав представителей ответчика, апелляционная инстанция пришла к выводу, что решение экономического суда г. Минска от 22 ноября 2017 г. по делу № 382-3/2017 надлежит оставить без изменения, а апелляционную жалобу СООО «Л» – без удовлетворения.

Так, из материалов дела усматривается и установлено судом первой инстанции, что 15.02.2012 решением Национального банка Республики Беларусь было зарегистрировано ЗАО «Банк 1» в Едином государственном регистре юридических лиц и индивидуальных предпринимателей.

Акционерами ЗАО «Банк 1» являются L. – доля в уставном фонде 90 %, ООО «А» – доля в уставном фонде 10 %.

Участником общества с ограниченной ответственностью «А» с 17.04.2014 является компания «Л» – доля в уставном фонде 100 %. С 07.05.2014 компания «Л» является участником СООО «Л» – доля в уставном фонде 7 %.

Между ЗАО «Банк 1» (кредитодатель) и СООО «Л» (кредитополучатель) заключен кредитный договор от 20.06.2014.

Согласно подпункту 1.1 кредитного договора от 20.06.2014 кредитодатель принял на себя обязательство предоставить кредитополучателю кредит в виде невозобновляемой кредитной линии с максимальным размером (лимитом) общей суммы предоставляемых кредитополучателю денежных средств 3 000 000 евро на условиях, определенных настоящим договором, а кредитополучатель обязуется возвратить (погасить) кредит и уплатить проценты за пользование им.

Срок предоставления кредита – со дня возникновения обязанности кредитодателя по предоставлению кредита или его части по 31 декабря 2014 г. включительно.

Кредит предоставлялся для целей замещения кредитом полученных кредитополучателем от контрагентов-нерезидентов займов на финансирование проектирования и строительства инвестиционного проекта «М», реализуемого кредитополучателем, в том числе на оплату работ, материалов, услуг, связанных со строительством объекта. Срок полного возврата (погашения) кредита – не позднее 31 мая 2017 г. включительно.

В соответствии с подпунктом 1.4 кредитного договора от 20.06.2014 размер процентов за пользование кредитом составляет 13 (тринадцать) процентов годовых. На размер (сумму) просроченного обязательства по погашению кредита кредитополучатель уплачивает кредитодателю проценты по ставке, в 2 (два) раза превышающей размер ставки, действующей по срочной задолженности.

Подпунктом 1.5 кредитного договора от 20.06.2014 установлено, что исполнение своих обязательств по договору кредитополучатель обязуется обеспечить:

залогом недвижимого имущества, которое поступит кредитополучателю в будущем и не считается созданным в соответствии с законодательством Республики Беларусь;

поручительством гражданина Республики Беларусь В. на условиях солидарной ответственности в том же объеме, что и кредитополучатель.

Судом первой инстанции было установлено, что в связи с ненадлежащим исполнением обязательств по кредитному договору от 20.06.2014 решением суда района г. Минска от 18.01.2016 по делу № 2-129/2016 взыскано солидарно с СООО «Л» и В. в пользу ЗАО «Банк 2» сумма основного долга по кредитному договору – 2 614 833,83 евро, задолженность по просроченным процентам – 56 654,74 евро, пеня – 17 860,12 евро путем обращения взыскания на заложенное имущество по договорам залога (ипотеки): от 20.06.2014, от 09.07.2014, от 22.07.2014, от 28.08.2014, от 31.10.2014.

Истец, полагая, что является инсайдером ответчика, а кредитный договор от 20.06.2014 заключен на льготных для него условиях и с превышением максимального риска на одного инсайдера, просил установить факт ничтожности кредитного договора от 20.06.2014 на основании статей 167, 169 Гражданского кодекса Республики Беларусь, статьи 122 БК.

Суд первой инстанции, отказывая в удовлетворении исковых требований, руководствовался статьями 115, 122 БК, а также статьями 100, 103, 104 Хозяйственного процессуального кодекса Республики Беларусь (далее – ХПК), констатировал, что истцом не представлены отвечающие критериям относимости доказательства, достоверно свидетельствующие, что оспариваемый договор заключен ответчиком с его инсайдером.

Так, судом было установлено, что СООО «Л» не является акционером и иным бенефициарным собственником банка, иным лицом, признанным инсайдером, на основании мотивированного суждения ЗАО «Банк 1» (подтверждается сведениями, содержащимися в Едином государственном регистре юридических лиц и индивидуальных предпринимателей Республики Беларусь, предоставляемой ответчиком отчетностью в Нацбанк «Сведения о кредитных рисках по инсайдерам и взаимосвязанным с ними лицам»).

Кроме того, суду не было представлено доказательств относительно того, что СООО «Л» может повлиять на решение о совершении банковской операции, подверженной риску, и (или) иного действия без учета интересов банка в силу связанности с ответчиком, и (или) акционером ответчика, и (или) бенефициарным собственником ответчика, и (или) членами органов управления ответчика. Также не было представлено доказательств, что СООО «Л» является дочерним и зависимым лицом ответчика, руководителем или заместителем руководителя истца является акционер, иной бенефициарный собственник ответчика, физические лица – инсайдеры ответчика, что истец владеет акциями, долями в уставном фонде бенефициарного собственника ответчика либо соответствует иным условиям, предусмотренным пунктом 4 Положения о порядке определения инсайдеров и взаимосвязанных с ними лиц в ЗАО «Банк 2», утвержденного протоколом Правления ЗАО «Банк 2» от 22.01.2013.

Суд первой инстанции обоснованно отклонил ссылку истца на заключение между компанией «Л», В. и компанией «B» соглашения от 11.06.2014, так как ни истец, ни ответчик не являются сторонами в данном соглашении.

Поскольку судом первой инстанции сделан обоснованный вывод о том, что истец не является инсайдером ответчика, обоснованно был отклонен и довод истца относительно того, что кредитный договор от 20.06.2014 был заключен с ним на льготных условиях и с превышением максимального риска на одного инсайдера, что является основанием для установления факта ничтожности указанного договора.

Судом первой инстанции к материалам дела приобщена информация об объемах, стоимости и сроках новых кредитов банков в СКВ, о динамике средних процентных ставок по кредитам банков в СКВ, содержащейся в Бюллетенях банковской статистики, обобщенными сведениями о количестве и условиях банковских операций кредитного характера с юридическими лицами, осуществленных ЗАО «Банк 1» за период с 01.01.2014 по 31.12.2014, наличие которой позволило суду прийти к обоснованному выводу о том, что довод истца относительно заключения с ним кредитного договора от 20.06.2014 на льготных условиях опровергается имеющейся в материалах дела информацией.

Кроме того, судом первой инстанции были опрошены в качестве специалистов работники Нацбанка, согласно пояснениям которых наличие льготных условий в кредитном договоре от 20.06.2014 не усматривается.

Апелляционная инстанция считает, что суд первой инстанции обоснованно отказал в удовлетворении исковых требований в связи с недоказанностью истцом как того обстоятельства, что он является инсайдером, так и наличия льготных условий по кредитному договору от 20.06.2014.

В соответствии с абзацем вторым части первой статьи 6 ХПК в суд, рассматривающий экономические дела, в целях защиты своих нарушенных или оспариваемых прав и законных интересов в порядке, установленном ХПК, вправе обращаться юридические лица.

Приведенные апеллянтом доводы не позволяют прийти к выводу о том, какое право истца либо законный интерес нарушены, поскольку предоставление кредита на льготных условиях (в случае, если бы данное обстоятельство судом было установлено) не является нарушением прав или законных интересов, а следует рассматривать как получение определенного блага.

При вынесении постановления суд апелляционной инстанции исходит из следующего:

– судом первой инстанции дана надлежащая оценка фактическим обстоятельства дела, что позволило прийти к обоснованному выводу о том, что истец не является инсайдером банка, следовательно, к нему не должны предъявляться требования законодательства как к инсайдеру. Данные обстоятельства подтверждены специалистами Нацбанка и не опровергнуты истцом, что позволяет сделать вывод о необоснованности доводов апеллянта относительно несогласия с выводом суда первой инстанции,

– вне зависимости от того, обоснованная ли позиция Нацбанка относительно вывода о том, что истец не является инсайдером, решение суда первой инстанции об отказе в удовлетворении исковых требований является законным и обоснованным, поскольку истец не доказал, какое его право или интерес нарушены в связи с предоставлением, по его мнению, кредита на льготных условиях,

– апеллянт сам ставит под сомнение собственное утверждение, что является инсайдером банка и относит себя к лицу, взаимосвязанному с инсайдером банка, что только подтверждает вывод суда первой инстанции об отсутствии оснований для установления факта ничтожности сделки – кредитного договора от 20.06.2014.

При таких обстоятельствах выводы суда первой инстанции соответствуют обстоятельствам дела, нормы материального и процессуального права применены правильно, судом в полном объеме дана оценка всем доводам сторон, в связи с чем отсутствуют основания для отмены решения суда и удовлетворения апелляционной жалобы СООО «Л».

В связи с отказом в удовлетворении жалобы понесенные расходы по оплате госпошлины за апелляционное обжалование в соответствии со статьей 133 ХПК относятся на апеллянта.

Руководствуясь изложенным, статьями 279 и 281 ХПК, апелляционная инстанция экономического суда г. Минска

 

постановила:

 

Решение экономического суда города Минска от 22 ноября 2017 г. по делу № 382-3/2017 оставить без изменения, а апелляционную жалобу СООО «Л» – без удовлетворения.

Постановление вступает в законную силу с момента его принятия, может быть обжаловано в кассационном порядке в течение одного месяца со дня принятия постановления.