− 
 − 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ АПЕЛЛЯЦИОННОЙ ИНСТАНЦИИ ЭКОНОМИЧЕСКОГО СУДА БРЕСТСКОЙ ОБЛАСТИ

22 января 2019 г. (дело № 123-8/2018/221А)

 

Апелляционная инстанция экономического суда Брестской области с участием представителей истца Г. – зам. директора, Б. – адвоката, представителя ответчика Я. – адвоката, третьего лица С., третьего лица К., рассмотрев в открытом судебном заседании апелляционную жалобу общества с ограниченной ответственностью «Г» (далее – ООО «Г») на решение экономического суда Брестской области от 06.12.2018 по иску ООО «Г», к обществу с ограниченной ответственностью «Л» (далее – ООО «Л») о признании сделки недействительной, с участием третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований на предмет спора, на стороне истца С., третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований на предмет спора, на стороне ответчика К.,

 

установила:

 

Решением экономического суда Брестской области от 06.12.2018 № 123-8/2018 ООО «Г» (истец) отказано в иске к ООО «Л» (ответчик) о признании сделки – договора от 01.06.2017 – недействительной, взыскано с истца в пользу ответчика 900,00 рублей в возмещение расходов на юридическую помощь.

Не согласившись с указанным решением, истец подал на него апелляционную жалобу, в котором просит решение суда первой инстанции отменить и исковые требования удовлетворить.

Ответчик и третьи лица в отзывах на апелляционную жалобу решение суда первой инстанции считают законным и обоснованным, а апелляционную жалобу – не подлежащей удовлетворению.

В судебном заседании объявлен перерыв до 22.01.2019 до 14 часов 30 минут.

Ходатайство истца о допросе в качестве свидетеля М. суд апелляционной инстанции оставляет без удовлетворения, так как мотивы совершения сделки не имеют значения для существа оспариваемой сделки, в нарушение части третьей статьи 72 Хозяйственного процессуального кодекса Республики Беларусь (далее – ХПК) апеллянт не сообщил место жительства свидетеля.

Статьей 277 ХПК определено, что суд апелляционной инстанции на основании апелляционной жалобы (протеста) повторно рассматривает дело по имеющимся в деле и дополнительно представленным доказательствам.

Суд апелляционной инстанции независимо от доводов, изложенных в апелляционной жалобе (протесте), проверяет, не допущены ли судом первой инстанции нарушения норм процессуального права, являющиеся в любом случае основанием для отмены судебного постановления.

В силу статьи 280 ХПК основаниями для изменения или отмены судебного постановления суда первой инстанции являются: неполное выяснение обстоятельств, имеющих значение для дела; недоказанность обстоятельств, имеющих значение для дела, которые суд посчитал установленными; несоответствие выводов, изложенных в судебном акте, обстоятельствам дела; нарушение или неправильное применение норм материального и (или) процессуального права. Нарушение или неправильное применение норм процессуального права являются основаниями для изменения или отмены судебного постановления суда первой инстанции, если это привело или могло привести к принятию неправильного судебного постановления.

Изучив материалы дела, доводы апеллянта, изложенные в апелляционной жалобе, отзывы ответчика и третьих лиц на апелляционную жалобу, заслушав в судебном заседании пояснения представителей лиц, участвующих в деле, экономический суд апелляционной инстанции пришел к выводу, что решение суда первой инстанции не подлежит отмене.

Истец вынесенное судом первой инстанции решение считает незаконным, необоснованным и просит суд апелляционной инстанции его отменить, так как изложенные в решении выводы суда не соответствуют установленным фактам, суд положил в основу решения факты, не подтвержденные достаточными и достоверными доказательствами, дал неверную оценку фактам и доводам, неправильно применил подлежащую применению норму материального права, судом первой инстанции не соблюдены требования Хозяйственного процессуального кодекса Республики Беларусь.

Апеллянт считает, что ООО «Г» не заключало договоры с иными контрагентами на аналогичных либо подобных условиях, аналогичные договоры являются идентичными по содержанию между собой и содержат условия, существенно отличающиеся от условий оспариваемого договора: условия о предмете договора, о порядке расчетов, об ответственности сторон, о цене работ. Условие об оплате по предварительному акцепту является экстраординарным, не характерным для общепринятой практики договорных отношений между субъектами гражданских правоотношений. В договоре предусмотрена экстраординарная ответственность заказчика за нарушение обязательства, аналогичные договоры подобного условия не содержат. Цена работ согласно актам сдачи-приема работ по договору значительно завышена, по сравнению с ценой аналогичных работ по аналогичным договорам, пошив продукции в ООО «Л» влечет убытки для ООО «Г». Все перечисленные условия соответствуют интересам ответчика и его участников.

По мнению ответчика, вывод суда первой инстанции о том, что договор не повлек и не мог повлечь за собой причинение убытков ООО «Г», является необоснованным. Как следует из расчета прибыли/убытков общий размер убытков по договору у ООО «Г» составляет 114 650,90 рублей – это сумма, переплаченная ООО «Г», в результате чего участники ООО «Г» недополучили дивиденды. В отсутствие выполненных работ по договору с расчетных счетов ООО «Г» на расчетный счет ООО «Л» безосновательно, в том числе по предварительному акцепту, перечислены денежные средства в размере 158 004,06 рублей. Кроме того, на основании договора инспекцией МНС Республики Беларусь по району г. Бреста в бесспорном порядке подлежат списанию с расчетного счета ООО «Г» денежные средства в размере 17 936,35 белорусских рублей в счет исполнения налоговых обязательств ООО «Л», что подтверждается платежным требованием от 31.08.2018.

Апеллянт считает, что суд первой инстанции принял решение о правах и обязанностях лиц, не привлеченных к участию в деле: принял решение о правах и обязанностях, не привлеченных к участию в деле участников ООО «Г» Г., В.

Кроме того, по мнению истца, суду надлежало привлечь в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований на предмет спора, на стороне ответчика директора ООО «Л» М.

Доводы апеллянта несостоятельны в силу следующего.

В соответствии со статьей 100 ХПК каждое лицо, участвующее в деле, должно доказать те обстоятельства, на которые оно ссылается как на основание своих требований и возражений, если иное не предусмотрено законодательством.

Согласно пункту первому статьи 167 Гражданского кодекса Республики Беларусь (далее – ГК) сделка является недействительной по основаниям, установленным настоящим Кодексом либо иными законодательными актами, в силу признания ее таковой судом (оспоримая сделка) либо независимо от такого признания (ничтожная сделка).

В силу части первой статьи 57 Закона Республики Беларусь «О хозяйственных обществах» (далее – Закон) заинтересованность аффилированных лиц в совершении хозяйственным обществом сделки признается в случае, если эти лица: являются стороной сделки или выступают в интересах третьих лиц в их отношениях с хозяйственным обществом; владеют (каждый в отдельности или в совокупности) двадцатью и более процентами долей в уставном фонде (акций) юридического лица, являющегося стороной сделки или выступающего в интересах третьих лиц в их отношениях с хозяйственным обществом; являются собственниками имущества юридического лица, являющегося стороной сделки или выступающего в интересах третьих лиц в их отношениях с хозяйственным обществом; являются членами органов управления, занимают должности в органах управления юридического лица, являющегося стороной сделки или выступающего в интересах третьих лиц в их отношениях с хозяйственным обществом; в иных случаях, определенных уставом.

Частью второй статьи 57 Закона определено, что решение общего собрания участников хозяйственного общества о сделке, в совершении которой имеется заинтересованность аффилированных лиц, принимается общим собранием участников хозяйственного общества большинством от общего количества голосов участников хозяйственного общества, не заинтересованных в совершении этой сделки.

В соответствии с частью первой статьи 571 Закона сделка, в совершении которой имеется заинтересованность аффилированных лиц хозяйственного общества, совершенная с нарушением предусмотренных настоящим Законом требований и (или) нарушающая права и законные интересы хозяйственного общества, участников этого общества, является оспоримой и может быть признана судом недействительной по иску участников хозяйственного общества, самого хозяйственного общества, а также членов совета директоров (наблюдательного совета), коллегиального исполнительного органа.

Истцом подан иск о признании сделки – договора от 01.06.2017 – недействительной, так как она совершена аффилированным лицом ООО «Г» в отсутствие решения общего собрания участников общества.

В отзыве ответчик указал, что оспариваемая сделка совершена в процессе обычной хозяйственной деятельности на аналогичных условиях, у истца отсутствуют какие-либо убытки или иные неблагоприятные последствия.

Третьи лица согласились с доводами, приведенными ответчиком в отзыве на иск.

Суд первой инстанции отказал в удовлетворении иска ввиду того, что оспариваемая сделка совершена в процессе осуществления истцом обычной хозяйственной деятельности, условия такой сделки существенно не отличаются от условий аналогичных сделок, данная сделка не причинила убытков либо иных неблагоприятных последствий истцу.

Как следует из материалов дела и установлено судом апелляционной инстанции, между сторонами заключен договор переработки давальческого сырья от 01.06.2017 (далее – договор), в соответствии с которым подрядчик (ответчик) обязался выполнить по заданию заказчика (истца) работу по переработке поставляемого сырья в готовую продукцию, а заказчик – передать подрядчику давальческое сырье для переработки по заданиям на переработку, конфекционным картам и принять от подрядчика готовую продукцию согласно актам выполненных работ, выплатить подрядчику вознаграждение за выполненную работу (подпункты 1.1–1.4).

Договор со стороны истца подписан С., со стороны ответчика – М.

Согласно абзацам второму и четвертому части первой статьи 56 Закона аффилированными лицами хозяйственного общества – физическими и юридическими лицами, способными прямо и (или) косвенно (через иных физических и (или) юридических лиц) определять решения либо оказывать влияние на их принятие хозяйственным обществом, а также юридическими лицами, на принятие решений которыми хозяйственное общество оказывает такое влияние, являются: члены совета директоров (наблюдательного совета), коллегиального исполнительного органа, физическое или юридическое лицо, осуществляющее полномочия единоличного исполнительного органа этого общества; физическое лицо, которое единолично или совместно со своими супругом (супругой), родителями, детьми и их супругами, усыновителями, усыновленными (удочеренными) и их супругами, лицами, находящимися под опекой (попечительством), дедом, бабкой, внуками и их супругами, родными братьями и сестрами и родителями супруга (супруги) владеет или имеет право распоряжаться долей в уставном фонде (акциями) хозяйственного общества в размере двадцати и более процентов.

Директором ООО «Г» в период с 11.11.2016 по 08.02.2018 являлась С., главным бухгалтером истца в период с 01.08.2015 по 20.10.2017 – К.

ООО «Л» было зарегистрировано 07.12.2016, его учредителями на момент заключения договора являлись К. и С. (в период с 07.12.2016 по 21.03.2018) с долей уставного фонда 50 % каждая.

На момент заключения договора С. являлась аффилированным лицом истца и заинтересованным лицом в оспариваемой сделке с ответчиком.

В то же время решение общего собрания участников истца об оспариваемой сделке не принималось.

Критериями отнесения сделки к совершенной в процессе обычной хозяйственной деятельности является соотнесение ее с положениями устава хозяйственного общества о видах его деятельности, целях создания.

Пунктом 2.1 Устава истца определено, что основной целью деятельности общества является извлечение прибыли для удовлетворения социальных и экономических интересов участников общества посредством осуществления хозяйственной деятельности.

Согласно материалам дела истец является коммерческой организацией, основным видом деятельности которой является производство верхней одежды.

Истец в иске указал, что ответчику давальческое сырье для переработки фактически не передавалось, переработка сырья ответчиком не производилась, у ответчика не было ни оборудования, ни производственных цехов, ни необходимого количества работников для выполнения работ в соответствующем объеме. Указанные ресурсы имелись у истца и фактически указанные работы выполнялись средствами истца, совершение договора не отвечает интересам ООО «Г».

В то же время материалами дела подтверждено, что оспариваемый договор сторонами исполнялся, подписаны акты выполненных работ, имеются накладные, согласно которым истец получил от ответчика швейные изделия, осуществлена частичная оплата за оказанные услуги, имеются копии конфекционных карт, утвержденных истцом, на основании которых ответчик осуществлял переработку давальческого сырья. В большей части оплата осуществлялась на основании платежных поручений, после увольнения с должности директора С. и главного бухгалтера К., истец продолжал осуществлять платежи по договору.

Согласно частям пять и шесть статьи 57 Закона решение общего собрания участников хозяйственного общества (совета директоров (наблюдательного совета)) о сделке, в совершении которой имеется заинтересованность его аффилированных лиц, не требуется в случае, если сделка одновременно отвечает следующим условиям: сделка совершается хозяйственным обществом в процессе осуществления им обычной хозяйственной деятельности (совершаемая неоднократно, в частности сделка по приобретению сырья и материалов, необходимых для осуществления производственно-хозяйственной деятельности, реализации готовой продукции, выполнению работ (оказанию услуг)); условия такой сделки существенно не отличаются от условий аналогичных сделок, совершаемых хозяйственным обществом в процессе осуществления им обычной хозяйственной деятельности.

Истец приводит довод о том, что условия оспариваемой сделки отличаются от условий аналогичных сделок в части предмета договора, порядка расчетов, ответственности, цены работ, не позволяют определить количество, характер и объем работ.

Однако условия оспариваемого договора (подпункты 1.1, 1.2) в полном объеме позволяют определить работу, подлежащую выполнению подрядчиком, являются в полной мере аналогичными в сравнении с условиями иных сделок, а их неидентичное описание в смысле выбора определенных фраз и выражений не влияет на сущность таких условий, равно как и не позволяет прийти к выводу о каких-либо существенных различиях при толковании таких условий (договоры от 14.07.2017, от 17.07.2017, от 18.05.2017, от 17.03.2017, от 13.07.2017, от 18.07.2017). В материалах дела имеются копии конфекционных карт, утвержденных истцом и переданных ответчику для выполнения работ, в которых содержатся сведения об изделиях, подлежащих изготовлению: артикул изделия, графическое изображение изделия, общее количество изготавливаемых изделий, размеры изделий, нормы расхода ткани, цвет изделия, иные сведения, что в полной мере позволяет определить количество, характер и объем работ.

Подпунктом 3.1 договора определено, что оплата за выполненную работу производится заказчиком в течение 5 банковских дней с момента подписания акта выполненных работ. Указанный срок расчетов содержат договоры от 14.07.2017, от 17.07.2017, а договоры от 18.05.2017 и от 13.07.2017 – вообще 1 банковский день с момента подписания акта выполненных работ.

В договоре стороны определили форму расчетов – безналичный банковский перевод по платежным реквизитам подрядчика, указанным в настоящем договоре (подпункт 3.3), в случае просрочки оплаты свыше 5 календарных дней подрядчик имеет право выставить к расчетному счету заказчика платежное требование, а заказчик обязан, согласно ранее предоставленному в уполномоченный банк заявлению на предварительный акцепт, обеспечить оплату соответствующего платежного требования подрядчика (подпункт 3.4).

Банковским кодексом Республики Беларусь (статьи 231, 232) определено, что расчеты в безналичной форме проводятся в виде банковского перевода (в том числе посредством прямого дебетования счета), денежного перевода, аккредитива, инкассо, банковского платежного обязательства, расчеты в безналичной форме в виде банковского перевода проводятся на основании платежных инструкций посредством, в том числе, представления расчетных документов (платежного поручения, платежного требования, платежного ордера).

Таким образом, условие о расчете путем банковского перевода, включая платежное поручение, что в полном объеме аналогично условиям вышеуказанных договоров, а форма расчетов в виде платежных требований может применяться лишь в том случае, если заказчик допускает просрочку исполнения обязательств по оплате выполненных ответчиком работ.

Статьей 656 ГК к существенным условиям договора порядок и срок расчетов не относится.

Установленная в договоре ответственность является способом обеспечения обязательств.

В силу пункта 1 статьи 311 ГК неустойкой (штрафом, пеней) признается определенная законодательством или договором денежная сумма, которую должник обязан уплатить кредитору, если иное не предусмотрено законодательными актами, в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательства, в частности в случае просрочки исполнения.

В качестве основания недействительности сделки законодательство не предусматривает размер ответственности сторон, установленной в договоре.

Представленные истцом калькуляции себестоимости в случае собственного пошива и расчеты прибыли/убытков являются необоснованными, изложенные в них сведения не подтверждены надлежащими доказательствами.

Таким образом, суд первой инстанции правильно пришел к выводу о том, что оспариваемая сделка совершена в процессе обычной хозяйственной деятельности на аналогичных условиях и не является единичной.

Частью второй статьи 571 Закона определено, что сделка, в совершении которой имеется заинтересованность аффилированных лиц хозяйственного общества, совершенная с нарушением предусмотренных настоящим Законом требований, не может быть признана недействительной при наличии одного из следующих обстоятельств: голосование участников хозяйственного общества, членов совета директоров (наблюдательного совета), обратившихся с иском о признании такой сделки недействительной, не могло повлиять на результаты голосования, если эти участники (члены совета директоров (наблюдательного совета)) были надлежащим образом извещены о проведении общего собрания участников хозяйственного общества (заседания совета директоров (наблюдательного совета)), на котором принято решение о совершении такой сделки; не доказано, что совершение такой сделки повлекло или может повлечь за собой причинение убытков хозяйственному обществу или участникам этого общества, обратившимся с иском, либо возникновение иных неблагоприятных последствий для них.

Согласно статье 14 ГК под убытками понимаются расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, утрата или повреждение имущества (реальный ущерб), а также неполученные доходы, которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено (упущенная выгода).

Довод истца о том, что у него возникли неблагоприятные последствия в связи с заключением договора, выражающиеся в перечислении денежных средств в пользу ответчика в размере 158 004,06 рублей и списании со счета 17 936,35 рублей, является несостоятельным, так как данные денежные средства были уплачены истцом ответчику за выполненные работы в соответствии с имеющимися в материалах дела актами сдачи-приемки выполненных работ, ТТН, что исключает необоснованность перечисления соответствующих сумм.

Представленные без документального обоснования расчет прибыли/убытков по договору и калькуляции не могут служить надлежащими доказательствами наличия убытков истца.

Таким же образом не могут служить надлежащим доказательством наличия убытков истца предварительный отчет ревизионной комиссии ООО «Г» об анализе финансово-экономической деятельности общества за период с 01.01.2017 по 31.12.2017 от 10.01.2019 и предварительный расчет штрафа по оспариваемому договору от 22.01.2019, составленный истцом.

Для подтверждения убытков лицо должно доказать нарушение своего права, наличие причинной связи между нарушением права и убытками, а также размер убытков.

Всего этого истец не доказал.

Не указаны и не подтверждены истцом иные неблагоприятные для него последствия, которые, по его мнению, возникли.

Таким образом, истец не представил суду доказательств причинения убытков оспариваемой сделкой ООО «Г», равно как и не представил доказательств возникновения у него иных неблагоприятных последствий.

Учитывая вышеизложенное, суд первой инстанции пришел к правильному выводу, что: отличия условий иных договоров от условий оспариваемой сделки являются несущественными, поскольку фактически касаются только сроков оплаты выполненных работ и ответственности сторон; аффилированное лицо истца при осуществлении оспариваемой сделки, в совершении которой имелась заинтересованность, действовало в интересах этого общества и проявило должные осмотрительность и добросовестность; какие-либо злоупотребления со стороны ответчика и третьих лиц в результате заключения и исполнения договора материалами дела не подтверждаются; доказательств причинения ущерба законным правам и интересам истца при совершении данной сделки суду не представлено, свои обязательства по оспариваемой сделке ответчик исполнил надлежащим образом и в полном объеме, передал результат работ, за которые истец уплатил денежные средства.

Правильно отметил суд первой инстанции, что реализация истцом своего права на обращение с иском в суд не может быть расценена как злоупотребление правом.

Согласно части первой статьи 65 ХПК третьи лица, не заявляющие самостоятельных требований на предмет спора, могут быть привлечены судом, либо вступить в дело на стороне истца или ответчика до принятия судебного постановления, которым заканчивается рассмотрение дела по существу, если это постановление может повлиять на их права или обязанности по отношению к одной из сторон.

Из буквального толкования приведенной процессуальной нормы следует, что лицо подлежит привлечению в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований на предмет спора, в том случае, когда вынесенное судебное постановление непосредственно повлияет на его права и обязанности, то есть, будет выступать в качестве основания для предъявления к кому-либо иска таким лицом, либо основанием для предъявления иска к такому лицу.

Обжалуемое решение суда первой инстанции никак не затрагивает права и обязанности Г. или В.

Несостоятельными являются ссылки истца на статью 95 Закона, поскольку никаких дополнительных прав и (или) обязанностей в связи с судебным постановлением на основании указанных норм у участников хозяйственного общества не возникает.

Ввиду того, что предметом судебного разбирательства по настоящему делу не является взыскание с ответчика каких-либо убытков, то обжалуемое решение суда первой инстанции исключает какое-либо влияние на права и обязанности М.

Таким образом, истец не доказал, что обжалуемое судебное постановление может повлиять на права или обязанности Г., В., или М. по отношению к одной из сторон, поэтому у суда первой инстанции не было оснований для привлечения указанных лиц к участию в деле в качестве третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований на предмет спора.

Таким образом, судом первой инстанции полно и всесторонне исследованы имеющие существенное значение для правильного разрешения дела обстоятельства, всем фактам, доводам дана правильная оценка, нарушений норм материального и процессуального права при вынесении обжалуемого судебного постановления не допущено, что свидетельствует о его законности и обоснованности.

В соответствии со статьей 133 ХПК суд первой инстанции правомерно распределил судебные расходы исходя из заявленных исковых требований.

При таких обстоятельствах доводы апеллянта несостоятельны.

С учетом изложенного решение суда первой инстанции по делу является законным и обоснованным, в связи с чем решение суда первой инстанции следует оставить без изменения, а апелляционную жалобу ООО «Г» – без удовлетворения. Расходы истца по государственной пошлине по апелляционной жалобе и расходы по оплате юридической помощи в суде апелляционной инстанции следует отнести на апеллянта. Следует взыскать с истца в пользу ответчика 700,00 рублей в возмещение расходов по оплате юридической помощи в суде апелляционной инстанции, признав их необходимыми и разумными в указанном размере.

На основании изложенного, руководствуясь статьями 276–279, 281 ХПК, апелляционная инстанция

 

постановила:

 

Решение экономического суда Брестской области от 06.12.2018 по делу № 123-8/2018 оставить без изменения, а апелляционную жалобу ООО «Г» – без удовлетворения.

Взыскать с ООО «Г в пользу ООО «Л» 700,00 рублей расходов по юридической помощи в суде апелляционной инстанции. Выдать судебный приказ.

Постановление вступает в законную силу с момента принятия, может быть обжаловано (опротестовано) в течение одного месяца со дня вступления в законную силу в Кассационную инстанцию Верховного Суда Республики Беларусь через экономический суд Брестской области в порядке, установленном статьями 282–286 ХПК.