− 
 − 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ АПЕЛЛЯЦИОННОЙ ИНСТАНЦИИ ЭКОНОМИЧЕСКОГО СУДА МОГИЛЕВСКОЙ ОБЛАСТИ

11 октября 2018 г. (дело № 101-8/2018/170А)

 

Апелляционная инстанция экономического суда Могилевской области, рассмотрев в открытом судебном заседании апелляционную жалобу истца – общества с ограниченной ответственностью «Э» (далее – ООО «Э») на решение от 10.09.2018 по делу № 101-8/2018 по иску ООО «Э» к открытому акционерному обществу «М» (далее – ОАО «М») о признании недействительным решения конкурсной комиссии, оформленного протоколом от 18.06.2018, при участии представителей,

 

установила:

 

Решением экономического суда Могилевской области от 10.09.2018 № 101-8/2018 ООО «Э» отказано в удовлетворении иска к ОАО «М» о признании недействительным решения конкурсной комиссии ответчика, оформленного протоколом от 18.06.2018, о признании процедуры запроса ценовых предложений № 2018-000001 несостоявшейся.

Суд первой инстанции установил, что пунктом 3 квалификационных требований процедуры запроса ценовых предложений на запасные части для оборудования № 2018-000001 ответчиком было установлено, что участник процедуры закупки в случае признания его победителем, в течение трех рабочих дней с даты получения соответствующего уведомления должен был предоставить пакет документов, поименованных в этом пункте. В частности, подпунктом 3.5 пункта 3 была предусмотрена необходимость предоставления гарантии возврата авансового платежа, выданной обслуживающим банком, в случае определения поставщиком предоплаты за поставляемый товар.

В ходе судебного разбирательства подтверждено, что апеллянтом (поставщиком) в коммерческом предложении в качестве условия оплаты поставляемого товара указана 100-процентная предоплата. При этом апеллянт подтвердил, что в случае признания его конкурсного предложения наилучшим, в течение трех рабочих дней с даты получения такого уведомления (до момента заключения договора поставки) предоставит заказчику пакет документов согласно пункту 3 конкурсной документации.

Суд первой инстанции установил, что в составе конкурсной документации образца гарантии не имелось. Поэтому суд пришел к выводу о том, что при таких обстоятельствах апеллянт мог представить любой документ, подтверждающий гарантию возврата авансового платежа, выданный ему обслуживающим банком. Однако апеллянт не представил доказательств того, что им была предоставлена ответчику гарантия возврата авансового платежа или того, что он обращался в банк за выдачей такого документа и ему в этом было отказано.

При этом суд первой инстанции учел, что ответчиком не предъявлялись какие-либо особые требования к гарантии возврата авансового платежа, а также имелась возможность изменить условия поставки, исключив из условий 100-процентную предоплату.

Поэтому факт отказа апеллянта от подписания приложений № 1 (в редакции ответчика) и № 2 (гарантия авансового платежа) к договору от 17.05.2018 суд расценил как отказ от подписания договора, что в силу подпункта 2.12 пункта 2 постановления Совета Министров Республики Беларусь от 15.03.2012 № 229 (ред. от 15.08.2017) «О совершенствовании отношений в области закупок товаров (работ, услуг) за счет собственных средств» (далее – постановление № 229) является одним из оснований признания конкурентной процедуры закупки несостоявшейся.

Истец с решением суда первой инстанции не согласен, просит его отменить и вынести решение об удовлетворении иска.

В обоснование ссылается на то, что в своем конкурсном предложении от 19.04.2018 апеллянт указал на 100-процентную предоплату в течение 10 банковских дней с момента подписания договора обеими сторонами без указания на предоставление банковской гарантии, а также обязался представить пакет документов согласно пункту 3 конкурсной документации. Поэтому, по мнению апеллянта, ООО «Э» выиграло тендер на условиях участника, т.е. без обязательства предоставить банковскую гарантию возврата авансового платежа.

Апеллянт считает неверным вывод о том, что ООО «Э» не подписало договор, поскольку подписанный договор от 05.06.2018 и приложение № 1 к нему были направлены в адрес ответчика, а требование о подписании приложения № 2, по мнению апеллянта, являлось необоснованным в силу подпункта 2.6 пункта 2 постановления № 229, так как приложение № 2 не было прикреплено к конкурсной документации.

Апеллянт полагает, что поскольку законодательством не предусмотрено, что предоставление банковской гарантии является обязательным условием при 100-процентной предоплате, то это условие должно быть согласовано между сторонами. При этом в договоре от 05.06.2018 не указано на необходимость предоставления банковской гарантии.

По мнению апеллянта, раздел «Общая информация» является лишь информационной базой для подготовки к участию в процедуре закупки, а не конкурсной документацией. Полагает, что подпункт 3.5 пункта 3 является указанием на возможность предоставления банковской гарантии, а не безусловным требованием о ее предоставлении. Кроме того, по мнению апеллянта, условия банковской гарантии, сформулированные в приложении № 2, поставили бы ООО «Э» в крайне невыгодное положение по отношению к ОАО «М». Полагает, что содержание приложения № 2 противоречит требованиям абзаца 17 пункта 7.5 Положения о порядке осуществления закупок товаров (работ, услуг) за счет собственных средств ОАО «М». Указывает, что ООО «Э» готово было предоставить гарантию возврата авансового платежа на условиях, согласованных между сторонами.

Представитель апеллянта поддержал доводы, изложенные в жалобе. Пояснил, что истец в качестве конкурсных документов рассматривал договор и прикрепленные к нему документы, которые были размещены на информационной площадке www.icetrade.by. Апеллянт полагает, что непредоставление в срок гарантии возврата аванса не является основанием для признания несостоявшейся процедуры запроса ценовых предложений. По мнению апеллянта, он выиграл тендер на своих условиях, не предполагавших предоставление банковской гарантии возврата авансового платежа.

Ответчик в отзыве на иск указал на несогласие с доводами апелляционной жалобы. Представитель ответчика пояснил, что требование о предоставлении банковской гарантии возврата авансового платежа относилось ко всем участникам, избравших способом оплаты 100-процентную предоплату. Это было указано как в самом предложении, так и в Положении о порядке осуществления закупок товаров (работ, услуг) за счет собственных средств ОАО «М», размещенном в открытом доступе на www.icetrade.by. Указал, что приложение № 2 было разработано в помощь контрагентам, которым необходимо было предоставить гарантию, и если бы истец самостоятельно представил гарантию, то это было бы отражено в приложении № 1, а приложение № 2 тогда бы не использовалось.

Представитель ответчика пояснил, что истец не включил стоимость открытия банковской гарантии в цену коммерческого предложения. Истец предлагал, чтобы ее оплатил ответчик или поделить расходы поровну, однако это противоречило бы Положению о порядке осуществления закупок товаров (работ, услуг) за счет собственных средств ОАО «М».

В соответствии с частью 1 статьи 276 Хозяйственного процессуального кодекса Республики Беларусь (далее – ХПК) суд апелляционной инстанции рассматривает дело в судебном заседании по правилам рассмотрения дела судом, рассматривающим экономические дела, первой инстанции с учетом особенностей, установленных главой 31 ХПК.

Заслушав доклад судьи и объяснения представителей истца и ответчика, изучив доводы апелляционной жалобы и отзыва на нее, исследовав письменные доказательства по делу, апелляционная инстанция приходит к следующим выводам.

Согласно материалам дела ОАО «М» проводилась процедура запроса ценовых предложений на запасные части для оборудования № 2018-000001, путем размещения соответствующей информации на сайте РУП «Национальный центр маркетинга и конъюнктуры цен».

В разделе «Основная информация по процедуре закупки/Квалификационные требования» в том числе был предусмотрен пункт 3, обязывающий участника процедуры закупки представить заявление о том, что в случае признания его победителем, в течение трех рабочих дней с даты получения соответствующего уведомления (до заключения договора) он предоставит пакет документов, поименованных в этом пункте. В том числе подпунктом 3.5 пункта 3 было оговорено, что в случае определения условием оплаты предоплаты поставщик предоставит гарантию возврата авансового платежа, выданную обслуживающим банком.

Указанное требование распространялось на всех участников процедуры закупки, избравших способом расчета предоплату. При этом размещенная ответчиком информация не содержала сведений о том, что указанный пункт является необязательным, что опровергает доводы апеллянта о том, что требование о предоставлении гарантии возврата аванса могло быть выдвинуто лишь после согласования этого вопроса сторонами.

Необходимость представления участником заявления о том, что в случае признания его победителем он представит пакет документов, предусмотренных пунктом 3, опровергает утверждение апеллянта о том, что он выиграл тендер на предложенных им условиях, т.е. без обязательства предоставить банковскую гарантию возврата авансового платежа. Апеллянт мог выбрать варианты для формирования своего предложения только с учетом требований запроса ценовых предложений.

В конкурсном предложении сам апеллянт указал, что обязуется представить пакет документов согласно пункту 3 конкурсной документации, что опровергает его последующие доводы о том, что общая информация запроса ценовых предложений не расценивалась им как конкурсная документация и, соответственно, не было обязанности выполнять все указанные в ней требования.

Вышеизложенное также опровергает доводы апеллянта о том, что требование предоставить гарантию возврата авансового платежа, выданную обслуживающим банком нарушает условия подпункта 2.6 пункта 2 постановления № 229, так как приложения № 1 и 2 не были прикреплены к конкурсной документации.

Как отмечено судом первой инстанции, апеллянт в конкурсном предложении от 19.04.2018 выбрал в качестве способа оплаты 100-процентную предоплату и подтвердил, что в случае признания его конкурсного предложения наилучшим, в течение трех рабочих дней с даты получения такого уведомления (до момента заключения договора поставки) предоставит заказчику пакет документов, согласно пункту 3 конкурсной документации. ООО «Э» также указало, что выражает согласие с требованиями документации о закупке и условиями проведения процедуры закупки. При этом каких-либо возражений по вопросу предоставления гарантии возврата аванса апеллянт не выразил.

Ответчик письмом от 28.05.2018 уведомил истца о том, что он выбран победителем процедуры запроса ценовых предложений № 2018-000001 по лотам № 1 и 3, и направил ему для подписания договор от 17.05.2018 и приложения № 1 и 2 «Гарантия авансового платежа» к нему.

Как установлено при рассмотрении дела, ответчик при проведении процедуры запроса ценовых предложений какие-либо формы документов, подтверждающих гарантию возврата авансового платежа, на сайте не размещал. Поэтому апелляционная инстанция соглашается с выводом суда первой инстанции о том, что у апеллянта имелось право либо представить любой документ, подтверждающий гарантию возврата авансового платежа, выданный ему обслуживающим банком, или документ, подтверждающий отказ банка или невозможность предоставления банком соответствующей гарантии. При этом ООО «Э» в своем конкурсном предложении подтвердило возможность представления документов в установленный срок (3 рабочих дня с момента получения уведомления о признании победителем). Доказательства того, что апеллянтом самостоятельно предпринимались действия по получению банковской гарантии возврата аванса, суду не представлено.

Кроме того, в ходе рассмотрения дела установлено, что истец затраты на получение банковской гарантии в цену конкурсного положения не включил и был не согласен с тем, чтобы она оплачивалась полностью за его счет. Так, письмом от 30.05.2018 апеллянт указал на необоснованность требований о подписании приложения № 2 «Гарантия авансового платежа». При этом условием предоставления гарантии апеллянт указал не только согласование сторонами ее условий и срока, но и оплаты затрат на ее открытие. По этим основаниям апеллянт отказался подписать приложение № 2.

Договор от 17.05.2018 является типовым, в нем не отражено, какой способ оплаты будет использоваться – предоплата или последующая оплата. Для учета специфики отношений с выбранными поставщиками оформлялись соответствующие приложения.

Пунктом 1 договора от 17.05.2018 в том числе предусмотрено, что все приложения к договору являются его неотъемлемой частью. Условия о предоставлении гарантии авансового платежа, изложенные в приложении № 2, также должны были являться частью договора от 17.05.2018. Поэтому доводы апеллянта о нарушении ответчиком статьи 165 Банковского кодекса Республики Беларусь являются необоснованными. В отношении доводов о том, что предоставление банковской гарантии не является обязательным в силу законодательства при использовании 100-процентной предоплаты, апелляционная инстанция отмечает, что в качестве обязательного такое требование было сформулировано ответчиком в процедуре запроса ценовых предложений № 2018-000001 при избрании формой расчетов 100-процентной предоплаты, что соответствует пункту 5.28, абзацу 17 пункта 7.5 Положения о порядке осуществления закупок товаров (работ, услуг) за счет собственных средств ОАО «М».

Поэтому отказ апеллянта от подписания приложений № 1 и 2 при непредставлении иных документов, подтверждающих наличие гарантии возврата аванса, правомерно расценен как неподписание договора от 17.05.2018, что в силу подпункта 2.12 пункта 2 постановления № 229 является основанием для признания конкурентной процедуры закупки несостоявшейся. Ответчик нигде в конкурсной документации не указывал, что какие-либо расходы, в том числе по предоставлению гарантии возврата авансового платежа банком, могут быть возложены на него, так как указанное условие противоречило бы пункту 5.45 Положения о порядке осуществления закупок товаров (работ, услуг) за счет собственных средств ОАО «М».

Доводы апеллянта о том, что непредоставление ответчиком необходимых сведений для оформления гарантии нарушило абзац 17 пункта 7.5 Положения о порядке осуществления закупок товаров (работ, услуг) за счет собственных средств ОАО «М» и не позволило предоставить гарантию, не могут опровергать выводы суда первой инстанции, поскольку апеллянтом не представлено доказательств того, что из-за действий ответчика представление банковской гарантии возврата авансового платежа стало невозможным, а также того, что апеллянт до получения от ответчика для подписания пакета документов обращался к нему за получением необходимых сведений и ему было отказано в их предоставлении.

С учетом изложенных обстоятельств дела доводы истца, изложенные в апелляционной жалобе, являются несостоятельными, а сама жалоба удовлетворению не подлежит.

Поскольку апелляционная жалоба оставлена без удовлетворения, расходы по уплате госпошлины за подачу жалобы апеллянту не возмещаются.

На основании изложенного и руководствуясь статьями 133, 279, 281 ХПК, апелляционная инстанция экономического суда Могилевской области

 

постановила:

 

Решение экономического суда Могилевской области от 10.09.2018 № 101-8/2018 оставить без изменения, апелляционную жалобу ООО «Э» – без удовлетворения.

Постановление вступает в законную силу с момента его принятия и может быть обжаловано в судебную коллегию по экономическим делам Верховного Суда Республики Беларусь в месячный срок в порядке, установленном статьями 282–286 ХПК.