− 
 − 

ОСОБО ОПАСНЫЙ РЕЦИДИВ КАК ОСНОВАНИЕ УСТАНОВЛЕНИЯ ПРЕВЕНТИВНОГО НАДЗОРА: ЗАКОНОДАТЕЛЬНЫЙ АСПЕКТ

RECIDIVISM ESPECIALLY DANGEROUS AS THE BASIS OF THE ESTABLISHED PREVENTIVE SUPERVISION: LEGAL ASPECTS

АФОНЧЕНКО Т.П.,

доцент кафедры права и экономических теорий

Белорусского торгово-экономического университета потребительской кооперации,

кандидат юридических наук, доцент

 

В отечественном уголовном законодательстве закреплен ряд мер постпенального контроля за лицами, в силу предшествующего противоправного поведения представляющими потенциальную угрозу для общества и нуждающимися в дополнительном уголовно-правовом воздействии. Превентивный надзор как мера постпенального контроля за осужденным, освобождаемым из мест лишения свободы, закреплен в ст. 80 Уголовного кодекса Республики Беларусь. Для уяснения сущности указанной меры большое значение имеет анализ оснований ее установления и осуществления в отношении осужденного. Одним из формализованных (сугубо правовых) оснований установления надзора выступает наличие пенитенциарного осуждения (судимости) в совокупности с установлением факта особо опасного рецидива.

 

Domestic criminal law sets out a series of measures postpenal control persons, by virtue of prior illegal behavior poses a potential threat to the community and needs additional criminal law. Preventive supervision as a measure of control over postpenal convicts released from prison, enshrined in Art. 80 of the Criminal Code Republic of Belarus. To understand the nature of this measure is very important analysis of the foundations of its establishment and implementation of the convicted person. One of the formal (purely legal) reasons is the availability of establishing supervision of prison convictions (convictions) in conjunction with the finding of a particularly dangerous recidivist.

ВВЕДЕНИЕ

Превентивный надзор как мера постпенального контроля в отечественном уголовном законодательстве рассматривается как средство специфического уголовно-правового воздействия, способное на основе усиления режима осуждения оказать профилактическое и дисциплинирующее воздействие на лицо, освобождаемое от отбывания наказания в виде лишения свободы. Так, согласно ч. 3 ст. 80 Уголовного кодекса Республики Беларусь (далее – УК) [1] превентивный надзор после освобождения из исправительного учреждения устанавливается: 1) за лицом, допустившим особо опасный рецидив преступлений; 2) за лицом, достигшим восемнадцатилетнего возраста, судимым за преступление, совершенное в составе организованной группы или преступной организации. В ч. 4 ст. 80 УК закрепляется также, что превентивный надзор после освобождения из исправительного учреждения может быть установлен: 1) за лицом, достигшим восемнадцатилетнего возраста, судимым за совершение тяжкого или особо тяжкого преступления либо судимым два или более раза к наказанию в виде лишения свободы за любые умышленные преступления, если в соответствии с законодательными актами Республики Беларусь на момент освобождения из исправительного учреждения оно признано злостно нарушающим установленный порядок отбывания наказания; 2) за лицом, достигшим восемнадцатилетнего возраста, судимым за совершение тяжкого или особо тяжкого преступления либо судимым два или более раза к наказанию в виде лишения свободы за любые умышленные преступления, если оно в пределах срока судимости более двух раз в течение года привлекалось к административной ответственности за совершение административных правонарушений, за которые законом предусмотрено административное взыскание в виде административного ареста.

При анализе оснований установления превентивного надзора, на наш взгляд, следует выделять формализованные, или установленные нормативно основания, которые определяются характером осуждения к лишению свободы (осуждение к лишению свободы за преступление, совершенное в состоянии особо опасного рецидива; осуждение к лишению свободы за преступление, совершенное в составе организованной группы или преступной организации; осуждение к лишению свободы за тяжкое или особо тяжкое преступление, неоднократность осуждения к лишению свободы), и фактические основания, относящиеся к поведению осужденного. В представленной статье мы коснемся одного из оснований установления и осуществления превентивного надзора – особо опасного рецидива.

ОСНОВНАЯ ЧАСТЬ

Как следует из п. 1 ч. 3 ст. 80 УК, уже сам факт наличия особо опасного рецидива влечет установление в отношении лица превентивного надзора. Правовое значение в данном случае имеет предшествующая преступная деятельность, констатация факта особо опасного рецидива.

Из этого вытекает, что установление надзора за лицами, допустившими особо опасный рецидив, характеризуется рядом особенностей. Так, превентивный надзор устанавливается за осужденным, допустившим особо опасный рецидив, независимо от его поведения во время отбывания лишения свободы. Иными словами, правовое и фактическое основания при установлении надзора в рассматриваемом случае слиты воедино, поскольку поведение лица в период осуждения не оказывает влияния на мнение суда при решении вопроса об установлении надзора за осужденным. Обратимся в связи с этим к анализу ст. 43 УК. Содержание термина «особо опасный рецидив» раскрывает ч. 3 названной статьи, в которой законодатель поставил признание в действиях лица особо опасного рецидива в зависимость от сочетания тяжести преступления и неоднократности (систематичности) осуждения за особо тяжкие преступления. Так, рецидив признается особо опасным при совершении лицом: 1) тяжкого преступления, если ранее оно было не менее двух раз осуждено и отбывало наказание в виде лишения свободы за особо тяжкие преступления; особо тяжкого преступления, если ранее оно было не менее двух раз осуждено и отбывало наказание в виде лишения свободы за особо тяжкие преступления.

Понятие «особо опасный рецидив» построено на пенитенциарном осуждении к лишению свободы, под которым понимается реальное отбывание данного вида наказания. В отношении преступника не просто должен быть вынесен обвинительный приговор с назначением наказания в виде лишения свободы, но лицо должно также отбывать лишение свободы в исправительном учреждении.

Превентивный надзор в рассматриваемой ситуации устанавливается независимо от того, судимость за какие тяжкие либо особо тяжкие преступления, предусмотренные Особенной частью УК, послужила основанием для признания в действиях лица факта особо опасного рецидива. Применительно к данному условию императивным является требование о наличии судимостей, позволяющих установить особо опасный рецидив, за исключением судимостей за преступления, совершенные в несовершеннолетнем возрасте, а также снятых и погашенных судимостей (ч. 4 ст. 43 УК).

При наличии факта особо опасного рецидива нет указания на установление превентивного надзора только за совершеннолетним лицом (в отличие от других оснований), однако и в подобном случае надзор может быть установлен только за лицом, достигшим восемнадцати лет, поскольку признание в действиях несовершеннолетнего лица факта рецидива исключается (ч. 4 ст. 43 УК). Мы считаем данный подход вполне обоснованным. Действительно, понятие «рецидив» («опасный рецидив», «особо опасный рецидив») в уголовно-правовом смысле имеет значение при назначении срока наказания, оказывает влияние на выбор режима отбывания наказания в виде лишения свободы и др. Предложение учитывать при установлении надзора в состоянии особо опасного рецидива судимость, полученную в несовершеннолетнем возрасте, будет означать существенное ужесточение уголовной политики в данном направлении.

Надзор устанавливается независимо от того, по какому приговору отбывалось наказание, ибо значение имеет тот приговор (или определение) суда, на основании которого в действиях лица был признан факт особо опасного рецидива.

При наличии в действиях лица особо опасного рецидива надзор устанавливается за отбывшими наказание в виде лишения свободы. Такой вывод следует из ч. 3 и ч. 4 ст. 80 УК, где указывается, что надзор устанавливается после освобождения из исправительного учреждения. В УК нет ограничений на условно-досрочное освобождение рассматриваемой категории осужденных, а также замену неотбытой части наказания более мягким. Это порождает ситуацию, когда при наличии особо опасного рецидива лицу, осужденному к лишению свободы, последнее судом будет заменено мерой, не связанной с изоляцией от общества, либо хотя и связанной, но не являющейся лишением свободы. При этом осужденный, допустивший особо опасный рецидив, фактически будет освобождаться от наказания уже не из исправительного учреждения. В подобном случае установление надзора после отбытия наказания формально противоречит требованиям законодательства, касающимся условия освобождения из исправительного учреждения. С другой стороны, неприменение мер надзора в данной ситуации также порождает нарушение законодательного требования об обязательном установлении превентивного надзора в отношении лица, допустившего особо опасный рецидив. Более правильным было бы заменить в ч. 3 и ч. 4 ст. 80 УК словосочетание «после освобождения из исправительного учреждения» фразой «после освобождения от отбывания основного наказания» (исполнение дополнительного наказания осуществляется в общем порядке и не оказывает влияния на разрешение названных выше противоречий, если, конечно, лицо не уклоняется от его отбывания, что, в свою очередь, принимается во внимание при определении степени социально-нравственной запущенности осужденного). В практике правоприменительной деятельности в подобном случае в отношении лица, допустившего особо опасный рецидив, надзор устанавливается при освобождении из исправительного учреждения несмотря на то, что остается неотбытым более мягкое наказание, назначенное судом в порядке замены. Не принимается во внимание и тот факт, что условно-досрочное освобождение от наказания означает, что лицо доказало свое исправление, что в свою очередь говорит о существенном снижении степени общественной опасности личности. На наш взгляд, в последнем случае целесообразно осуществлять замену превентивного надзора профилактическим наблюдением, что, собственно, более соответствует пробационным характеристикам условно-досрочного освобождения. В то же время факт совершения преступления вновь после освобождения, в том числе условно-досрочно либо с заменой неотбытой части наказания более мягким, вовсе не исключается. Уровень уголовно-правового рецидива составляет более 47 %, криминологический рецидив превысил 50 %. По данным Национального статистического комитета Республики Беларусь, в 1990 году ранее судимые составляли 31,5 % общего количества осужденных в Республике Беларусь, в 2005 году данный показатель составил 50,5 %, а к 2013 году достиг 64,9 % [2, с. 215].

На наш взгляд, в уголовном законе необходимо предусмотреть конструкцию, которая потенциально способна, не порождая коллизии норм, учесть варианты: 1) лицо, допустившее особо опасный рецидив, в период отбывания наказания в виде лишения свободы признается в соответствии с положениями уголовно-исполнительного законодательства «твердо ставшим на путь исправления» либо «доказавшим свое исправление» с последующей заменой неотбытой части наказания более мягким либо условно-досрочным освобождением соответственно, что влечет применение в отношении такого лица более мягких средств постпенального воздействия; 2) после назначения более мягкого наказания либо условно-досрочного освобождения от наказания, не связанного с лишением свободы, поведение лица, допустившего особо опасный рецидив, под воздействием факторов внешней среды либо ввиду укоренившейся антиобщественной направленности личности вновь меняется: возобновляются нарушения общественного порядка, лицо уклоняется от отбывания назначенного более мягкого наказания, что, в свою очередь, влечет усиление режима постпенального контроля установлением превентивного надзора.

Превентивный надзор устанавливается независимо от того, из какого исправительного учреждения осужденный освобожден после отбытия наказания. Согласно ст. 64 Уголовно-исполнительного кодекса Республики Беларусь (далее – УИК) [3, ст. 64] видами исправительных учреждений являются исправительные колонии, воспитательные колонии, тюрьмы, лечебные исправительные учреждения. Следственные изоляторы выполняют функции исправительных учреждений в отношении осужденных к лишению свободы, оставленных в следственных изоляторах для выполнения работ по хозяйственному обслуживанию. Исходя из данного перечня, каждое из учреждений, осуществляющих освобождение потенциального поднадзорного, обязано проводить соответствующую работу, направленную на решение вопроса об установлении надзора. Исключение, пожалуй, составляют воспитательные колонии, исполняющие наказание в виде лишения свободы в отношении несовершеннолетних осужденных, хотя возможность освобождения из воспитательной колонии совершеннолетнего осужденного также присутствует. Согласно ст. 132 УИК осужденные к лишению свободы, достигшие 18-летнего возраста, как правило, по мотивированному постановлению начальника воспитательной колонии, согласованному с комиссией по делам несовершеннолетних, продолжают отбывать наказание в воспитательной колонии до достижения ими возраста 21 года. Кроме того, в исключительных случаях срок пребывания в воспитательной колонии осужденным, достигшим возраста 21 года, может быть продлен каждый раз еще до 1 года по мотивированному постановлению начальника воспитательной колонии, согласованному с комиссией по делам несовершеннолетних и санкционированному прокурором. В то же время с учетом упомянутых выше положений ч. 4 ст. 43 УК признание в действиях несовершеннолетнего лица факта рецидива исключается, поэтому независимо от количества и тяжести преступлений, совершенных до достижения 18 лет, даже за совершеннолетним лицом, освобождаемым из воспитательной колонии, не может быть установлен превентивный надзор. В случае совершения таким лицом преступления в течение неотбытой части наказания за ранее совершенное преступление уже в совершеннолетнем возрасте, что может говорить о наличии оснований, предусмотренных п. 1 ч. 4 ст. 80 УК, наказание назначается по общим правилам о совокупности приговоров и лицо направляется для отбывания наказания в исправительную колонию, то есть юридический факт освобождения из воспитательной колонии также исключается.

Обозначим еще одну проблему. Установление превентивного надзора в отношении лица, допустившего особо опасный рецидив, следует отличать от установления правоограничений такому лицу и выбора их объема. Если в первом случае решением суда оформляется закрепленное в законе императивное веление, не зависящее от субъективных характеристик, то во втором случае, несмотря на безальтернативное установление надзора в условиях особо опасного рецидива, в компетенции суда остаются вопросы выбора перечня правоограничений или его изменения, то есть система правоограничений может быть усилена либо ослаблена. По смыслу закона суд может также снять надзор до фактического снятия судимости. Если ранее подобные вопросы разрешались «с учетом личности поднадзорного, его образа жизни и поведения» (ч. 6 ст. 200 УИК в ранее действовавшей редакции), то в настоящее время законодательного требования учитывать названные факторы при определении комплекса обязанностей поднадзорного нет. Изучение опыта установления превентивного надзора показывает, что данные вопросы часто решаются достаточно формализованно и при установлении надзора в отношении лица, допустившего особо опасный рецидив, суд избирает в отношении поднадзорного весь комплекс предусмотренных законом ограничений, руководствуясь тем, что само по себе основание, указанное в п. 1 ч. 3 ст. 80 УК, уже свидетельствует о потенциально высокой степени общественной опасности такого лица. В складывающейся ситуации тем не менее есть и объективные причины. Возможность учесть фактические основания при установлении надзора и прежде всего при выборе системы ограничений у суда практически отсутствует. Изучив комплекс ограничений, закрепляемых в ч. 7 и 8 УК для поднадзорного, можно сделать вывод, что значительная их часть устанавливается в обязательном порядке, императивно. Последнее в свою очередь влечет утрату фактическим основанием своего правового значения при установлении системы ограничений для поднадзорного. В таком случае, есть ли смысл рассмотрения вопроса об установлении надзора в суде (в рамках самостоятельного судебного заседания)? Факт особо опасного рецидива констатирован обвинительным приговором суда, вступившим в законную силу. На наш взгляд, представляется целесообразным установить следующий порядок: в приговоре суда указывать об установлении за лицом превентивного надзора после освобождения от отбывания наказания в силу особенностей правового статуса, вытекающих из режима особо опасного рецидива, автоматически избирать в отношении поднадзорного максимальный комплекс закрепленных в законе обязанностей, а если лицо с какими-нибудь из них не согласно и считает, что определенное правоограничение существенно ограничивает его права в силу, например, характера выполняемой работы либо с учетом положительного поведения лица в исправительном учреждении, тогда оно может обратиться в суд с ходатайством об исключении данного правоограничения из комплекса возложенных.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

На основании вышеизложенного представляется возможным сформулировать следующие выводы:

1. Предлагаем заменить в ч. 3 и ч. 4 ст. 80 УК словосочетание «после освобождения из исправительного учреждения» фразой «после освобождения от отбывания основного наказания», что позволит учесть ситуацию, при которой лицу, подпадающему под требования закона об установлении превентивного надзора, в период отбывания лишения свободы в исправительном учреждении данное наказание было заменено более мягким и окончательное освобождение от наказания происходит уже не из исправительного учреждения.

2. Условно-досрочное освобождение от наказания означает, что лицо доказало свое исправление, что в свою очередь говорит о существенном снижении степени общественной опасности личности. На наш взгляд, в подобном случае целесообразно осуществлять лицу, допустившему особо опасный рецидив, замену превентивного надзора профилактическим наблюдением, что, собственно, более соответствует пробационным характеристикам условно-досрочного освобождения.

3. При установлении надзора в отношении лица, допустившего особо опасный рецидив, суд, как правило, избирает в отношении поднадзорного весь комплекс предусмотренных законом ограничений, справедливо руководствуясь тем, что сами по себе основания, указанные в п. 1 ч. 3 ст. 80 УК, уже свидетельствуют о потенциально высокой степени общественной опасности такого лица. Ввиду этого представляется целесообразным закрепить автоматическое установление в отношении лица, допустившего особо опасный рецидив, максимально возможного комплекса обязанностей в приговоре суда (которым констатируется факт особо опасного рецидива) с возможностью обжалования их перечня осужденным после освобождения, например, с учетом поведения в исправительном учреждении либо характера выполняемой работы.

СПИСОК ЦИТИРОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ

1. Уголовный кодекс Республики Беларусь [Электронный ресурс] : 9 июля 1999 г., № 275-З : принят Палатой представителей 2 июня 1999 г. : одобр. Советом Респ. 24 июня 1999 г. : по сост. на 29 янв. 2015 г. // ЭТАЛОН. Законодательство Республики Беларусь / Нац. центр правовой информ. Респ. Беларусь. – Минск, 2015.

2. Статистический ежегодник Республики Беларусь, 2014 г. : стат. сб. / М-во статистики и анализа Респ. Беларусь. – Минск, 2014. – 534 с.

3. Уголовно-исполнительный кодекс Республики Беларусь [Электронный ресурс] : 11 янв. 2000 г., № 365-З : принят Палатой представителей 14 дек. 1999 г. : одобр. Советом Респ. 22 дек. 1999 г. : по сост. на 5 янв. 2015 г. // ЭТАЛОН. Законодательство Республики Беларусь / Нац. центр правовой информ. Респ. Беларусь. – Минск, 2015.